знак первопоходника
Галлиполийский крест
ВЕСТНИК ПЕРВОПОХОДНИКА
История 1-го Кубанского похода и Белых Армий

Содержание » № 24 Сентябрь 1963 г. » Автор: Думбадзе Г. 




ТО, ЧТО СПОСОБСТВОВАЛО НАШЕМУ ПОРАЖЕНИЮ В СИБИРИ
В ГРАЖДАНСКУЮ ВОЙНУ.

"Еще одно, последнее сказанье,
И летопись окончена моя".
А.Пушкин.

Со школьной скамьи мы знаем, что летописи, записки и наблюдения очевидцев играют большую роль в составлении описания исторических событий государства. Для "историков-детективов" всякий маленький факт часто является "исторической уликой" для разрешения и правильного понимания жизни народов.

В сравнении с Нестором-летописцем мой голос, конечно, будет звучать, как писк комара, но теперь и жужжание насекомых записывается на пленках чувствительных аппаратов, и это дает мне смелость сказать несколько слов в интересах историков гражданской войны.

По окончании ускоренного курса Академии Генерального Штаба, я был назначен в штаб Представителя Верховного Правителя и Верховного Главнокомандующего к Командующего всеми русскими и иностранными войсками, действующими и расположенными в Енисейской и части Иркутской губерниях, ген.штаба ген.лейт.Розанова - в г.Красноярск.

Военная цензура совершенно воспрещала газетам печатать что-либо, касающееся событий, происходящих в самом центре Сибири. Прибыв в Красноярск, я впервые увидел огненное пламя партизанщины, охватившее всю губернию.

Хождение по улицам Красноярска было сопряжено с большим риском. Банды красных и отдельные большевики под видом правительственных военнослужащих убивали офицеров, пользуясь покровом ночи. Никто не был уверен, кем он остановлен для проверки документов: настоящим законным патрулем или маскированными красными террористами. Поджигание складов и магазинов, перерезывание телефонных проводов и многие другие виды саботажа происходили буквально каждые сутки. Свет в домах не зажигался, или окна завешивались темной материей, иначе ручная граната бросалась на. свет в квартиры. Я помню, как мне приходилось ходить по улицам ночью, держа в кармане заряженный браунинг. Все это было буквально в сердце Белой Сибири.

Трудно было поверить тому, что было, но факт есть факт, и скрывать от читателя правду теперь, после стольких лет со времени гражданской войны, будет недобросовестным. Вся Енисейская губерния и часть Иркутской буквально горели в огне партизанщины. Удаляться на несколько верст от железной дороги было совершенно невозможно. Даже наши небольшие отряды попадали в засаду красных и несли потери.

Район наиболее активной работы партизан был равен 45.000 кв. верст. Внутренний фронт заключался, главным образом, в четыреугольнике: на севере - река Ангара; на западе - линия от точки слияния рек-Ангары и Енисея до г.Ачинска и далее до гор.Минусинска. От Минусинска линия продолжалась на восток до реки Туба и затем на север до г.Канска и далее до р.Ангары. Сибирский железнодорожный путь идет как раз по середине указанного четыреугольника. Железная дорога Ачинск-Минусинск являлась его западной границей.

Советское главное командование, конечно, учло важность путей сообщения в тылу Сибирской армии и особенно - единственного пути снабжения нашего Белого фронта с Дальнего Востока. Разрушение всех важных путей перевозки войск, вооружения, снабжения и продовольствия явилось главнейшей задачей красного командования. Лучшего района. для партизанщины и для разрушения железных дорог, чем Енисейская губерния, нельзя было и придумать. Местность, покрытая лесами, большое количество сопок, больших и маленьких рек - все это затрудняло наши операции в этом довольно густо населенном районе.

Помнимо разрушения наших путей снабжения, в планы красного командования входила также необходимость приковать возможно большее количество белых частей на месте и не дать им возможности быть переброшенными на западный фронт гражданской войны. Посленее удалось красным на все сто процентов. От Енисейской губернии до Приморья партизанщина приковала десятки тысяч наших войск и воспрепятствовала их присоединению к главному фронту. Судить о том, в каком масштабе шла внутренняя борьба, можно по тому, что делалось в Енисейской губернии.

Хрущев и компания теперь реабилитируют расстрелянных Сталиным красных военачальников. Не знаю, что случилось с командующими партизанами в Енисейской губернии, но по всей справедливости я обязан отдать им должное за их из ряда вон выходящие способности по организации борьбы с нами. Если Хрущев справедлив, то два человека достойны всяких званий героев Сов.Союза, красных звезд и других большевистских наград: лесничий Кравченко и бывший шт.капитан Щетинкин. Эти два лица были верховным командованием всеми силами красных в Енисейской и части Иркутской губерниях. Выдающиеся способности этих большевистских лидеров в ведении операций против нас, их необыкновенная изобретательность в снабжении вооружением отрезанных от всего мира частей, при всей моей ненависти к большевикам, должны быть отмечены, как пример необыкновенного военного таланта, редко встречающегося даже у профессиональных военачальников.

Кравченко и Шетинкин разделили весь свой фронт на два района:

1-й, к северу от Сибирского железнодорожного пути, назывался Тасеевский фронт; 2-й, к югу, - Степно-Баджейский фронт. Штаб первого находился в селе Тасеево, штаб второго - в селе Степной Баджей. По данным нашей разведки, северный фронт имел дивизию партизан, батарею полевой артиллерии, дивизион конных разведчиков и саперный отряд подрывников. Южный фронт имел дивизию четырех-полкового состава, батальон лыжников, отряд конных партизан и 2 полевых орудия.

В Степном Баджее находился кустарный оружейный завод, созданный Кравченко. На этом заводе самодельным путем делались винтовки, гранаты и даже, из дуплистых стволов деревьев, плявучие мины, заряженные динамитом, для взрывания наших вооруженных и пассажирских пароходов на реке Енисей.

Имея очень слабую связь с остальным миром, красные испытывали большие затруднения с патронами. Им приходилось отливать свои собственные пули. Помню приказ Кравченко его частям: "После стрельбы оловянными пулями необходимо выстрелить хотя бы раз настоящим патроном, дабы прочистить нарезы винтовки от олова".

По нашим Данным, силы красных в обоих районах были равны 30000 человек.

Наши части также учитывали два фронта. - Северный и Южный. Северный, под командой атамана ген.майора Красильникова, состоял из: дивизии имени Атамана Красильникова, 4-х полков пехоты, полка конницы, бригады полевой артиллерии. Железная дорога охранялась силами 2-й чехо-словацкой дивизии от г.Ачинска до г.Канска. Два выдающихся чешских офицера командовали этой дивизией, и я считаю за честь быть близко с ними знакомым. Это были - Начальник дивизии ген.Прхала и его нач.штаба майор Квапил.

От г.Канска до ст.Зима дорога охранялась Румынскими частями" полковника Кадленца. Юхсный фронт под командой ген.майора Розанова (однофамильца командующего войсками ген.лейт.Розанова). Силы южного фронта. состояли из: дивизии ген.Розанова, отряда Енисейских казаков под командой полк.Бологова (живущего ныне в Сан Франциско), одного полка Сибирских стрелков, отряда, кап.Юреня, ТАОНа (тяжелая артиллерия особого назначения) под командованием ген.Шерпантье, двух батарей полевой артиллерии, дивизиона итальянской горной артиллерии под командованием полк. барона Фассини-Камисси.

Река Енисей охранялась вооруженными пароходами Енисей и Ангара, а также несколькими военными катерами. Командующим речной флотилией был капитан 2-го ранга Покровский (умерший в Сан Франциско).

Стратегическим резервом ген.лейт. Розанова являлся 3-й Ставропольский полк славных каппелевцев под командой геройского командира полковника Ромерова (сваренного впоследствии красными в асфальте за его действия в Енисейской губернии). Ромерову подчинялась батарея полевой артиллерии, дивизион конницы и саперный батальон.

Между прочим, охранение реки Енисей южнее г.Минусинска пароходами и катерами было невозможно ввиду наличия к югу от города больших порогов. Капитан 2-го ранга Покровский вытянул два катера на сушу, поставил их на колеса и протащил по шоссе, миновав пороги; затем он спустил катера в Енисей. Впервые в истории России вооруженпые катера пришли в столицу Урянхайского Края г.Белоцарск.Здесь глава Урянхов Хайдуп сформировал для нас хакасский конный дивизион, прибывший на плотах по Енисею в подчинение ген.лейт.Розанова.

Все, что я описываю, происходило в 1919 году. К концу этого года ген.лейт.Розанов, видя, что разрушение железной дороги и атаки водных путей буквально прекращают всякое снабжение Западного фронта, решил уничтожить всю партизанщину во вверенных ему губерниях.

Для выполнения этой задачи кап. 2-го ранга Покровский получил приказ доставить отряд полк.Ромерова по р.Енисей до деревни Стрелка при слиянии рек Ангары и Енисея. Полковнику Ромерову было приказано высадиться в дер.Стрелка, что было сделано с боем, и дальше продвигаться на юг в напрянлении села Тасеево для соединения с силами атамана Красильникова. Последний продвигался вдоль реки Усолка по западному ее берегу. Атаману Красильникову и подчиненному ему чехословацкому гусарскому полку полк.Червинка это продвижение стоило многих жизней. Немало погибло и красных. Дивизион живущего сейчас в Лос Анжелесе полк.Гаруцо в конном строю изрубил комиссара Тигра и его конный отряд. 2-ая Чехословацкая дивизия под командованием ген.Прхала сдерживала и отражала все попытки красных пересечь железную дорогу и соединиться с южными силами большевиков. Ген.Прхала выполнил это задание блестяще. Противник был разделен на две группы. Северная, зажатая с севера полк.Ромеровым, с запада нашим речным флотом, а с востока, силами атамана Крясильникова, почти вся была уничтожена. Маленькие отряды красных прорвались на север через реку Ангара.

Иначе обстояло дело с южной группой. Генерал-майор Розанов буквально окружил красных и готов был к их ликвидации. Противник учел что один участок нашего наступления на юге был в руках итальянцев. Сосредоточив большой кулак, дивизия красных прорвала этот участок и ушла в Урянхайский край.

Таким образом, разрушение железной дороги партизанами прекратилось, но это было уже поздно, кончался 1919 год и положение фронта Адмирала Колчака, было к этому времени не в блестящем состоянии.

По моему скромному мнению, партизанщина в Енисейской губернии нанесла Сибирской Армии страшный удар. Как я раньше указывал, виновниками этого были командиры Кравченко и Щетинкин. Помимо таланта командования, эти двя человека пользовались своим знанием психологии русского рабочего и крестьянина. В селе Степной Баджей мы захватили типографию красных. В ней были тысячи листовок приблизительно следующего содержания: "Я, Великий Князь Николай Николаевич, тайно высадился во Владивостоке, чтобы вместе с Народной советской властью начать борьбу с продавшимся иностранцам предателем Колчаком. Все русские люди обязаны поддержать меня. Великий Князь Николай. - С подлинным верно, главнокомандующие народным фронтом Енисейской губернии Кравченко и Щетинкин".

За время господства этих большевиков на внутреннем фронте было убито в самом городе Красноярске, Канске и Минусинске сотни офицеров и солдат.

Потери на фронте исчислялись сотнями. Железнодорожных катастроф по статистике приходилось 11 на каждые 10 дней. Было сожжено три села, много зданий в городах губернии. Кравченко и Щетинкин подняли восстание в лагере австро-венгерских военнопленных и в военном городке нашего запасного полка. Усмирение и результат Военно-полевого суда стоил 167 жизней русских и венгерцев, среди этих жертв 73 солдата правительственных войск.

Впоследствии Кравченко и Щетинкин в Урянхайском крае, куда они бежали, повесили духовного главу Урянхов Хайдупа и расстреляли его приближенных. Захватив в плен итальянцев, красные, раздев их, всех расстреляли, и нам попадались красные партизаны в барсельерских плащах и шляпах.

Отряды партизан, ушедшие на юг, впоследствии, при отходе Белой Армии, вернулись в Красноярск и присоединились к поднявшему восстание против своих белых в этом городе ген.Зиневичу и явились сильнейшей преградой для отступающих на восток через Енисейскую губернию белых армий. В 1919 году Кравченко и Щетинкин свели до минимума объявленную Верховным Правителем мобилизацию. Нет точной мерки для определения страшного морального, политического и материального ущерба, причиненного нам партизанами.

Я всегда буду при своем мнении, что дела в Енисейской губернии были ножем в спину Сибирской армии. Советский генерал Огородников, описывая "Фронт Колчака", говорит, что белые проиграли в Сибири без всяких стратегических поражений от красной армии, а причина их гибели была в беспорядках в тылу. Имея опыт на этом вооруженном тылу, я не могу не согласиться с тем, что говорит Огородников.

Что отшатнуло от нас население Енисейской губернии и заставило его взять оружие против нас - на это пусть ответят специалисты. Пусть они разберутся: отсутствие ли политической программы, лозунгов, земельных и социальных реформ или еще что-нибудь, явилось катастрофой для нас в самом сердце Сибири.

Георгий Думбадзе.

- - оОо - -













ВПП © 2014


Вестник первопоходника: воспоминания и стихи участников Белого движения 1917-1945. О сайте
Ред.коллегия: В.Мяч, А.Долгополов, Г.Головань, Ф.Пухальский, Ю.Рейнгардт, И.Гончаров, М.Шилле, А.Мяч, Н.Мяч, Н.Прюц, Л.Корнилов, А.Терский. Художник К.Кузнецов