знак первопоходника
Галлиполийский крест
ВЕСТНИК ПЕРВОПОХОДНИКА
История 1-го Кубанского похода и Белых Армий

Содержание » № 30 Maрт 1964 г. » Автор: Николаев К.Н. 




ПЕРВЫЙ КУБАНСКИЙ ПОХОД.
(Продолжение, см. № 29)

К этому времени связь С Доном прервалась. Тихорецкая оказалась окончательно в руках 39 дивизии, высланный с Дона на Кубань отряд кап.Беньковского на ст.Тимашевской был предательски разоружен большевиками, при содействии полк.Феськова не сдержавшего данного отряду слова. Офицеры отряда были отвезены в Новороссийскую тюрьму.

20 января в Екатеринодаре были созваны все офицеры. Грустно прозвучала речь полк.Деменика, быв.командира 154 пех.Дербентского полка, предложившего сложить оружие, но совершенно иначе рисовал себе обстановку генерал-квартирмейстер полевого штаба, ген.штаба полковник Н.Н.Лесивицкий, призвавший поднять оружие против врага. Тут же был сформировал его отряд в 800 человек, 2 орудия и 4 пулемета. Этот блестящий офицер, георгиевский кавалер, доблестно дрался до конца февраля. Болезнь заставила его оставить фронт и, при выходе армии в поход, остаться в аулах, где он был обнаружен и расстрелян большевиками.

22-го января красные, силами до 4.000 человек, двинулись из Новороссийска на Екателинодар. Под станцией Энем их встретили отряды войск.старшины Галаева и кап.Покровского. Галаев защищал узкую дамбу через болотистые подступы к голоду, а Покровский ударил красных в тыл. Большевики были разгромлены. Комиссары Яковлев и Сарадзе - убиты. Мы потеряли убитыми всего трех человек, но эти потери были весьма чувствительны: пали войскстарш Галаев и женщина-прапорщик Татьяна Бархаш, которая в критический момент вскочила на мост и пулеметом в упор смела врага. В командование вступил кап.Покровский, который ночным налетом 24 января взял ст.Георгие-Афипскую, атаковав вокзал при свете станционных фонарей. Он был произведен в полковники и скоро назначен командующим всеми кубанскими отрядами.

Тем временем на Дону положение все ухудшалось. 29-го января, после заседания Круга, на котором выяснилась новая измена донских частей, выстрелом из револьвера покончил расчеты с жизнью доблестный ген.Каледин. Эта смерть всколыхнула казачество лишь на короткое время. Большевики приблизились к Ростову и Новочеркасску, и было ясно, что слабым отрядам Добровольческой армии их не остановить.

9-го февраля 1918 года из дома Парамонова в Ростове в 7 час. мглистого, морозного вечера выступила группа. Впереди шел, опираясь на палку, ген.Корнилов, за ним ген.Деникин и ген.Романовский. Сзади шел верный Корнилову конвой текинцев. Части также потянулись через Ростов на ст.Аксай для переправы через Дон. Начался первый Кубанский поход...

Как же смотрели вожди на цели похода? В их ответах ярко сказался каждый из них.

- Мы уходим в степи, - писал ген.Алексеев своим близким. - Можем вернуться, если на то будет милость Божия, но нужно зажечь светоч, чтобы была хоть одна светлая точка среди охватившей Россию тьмы.

Когда спросили ген.Корнилова, он ответил коротко и ясно:

- За Родиной!

А ген.Марков добавил:

- К черту! За синей птицей!...

Перед станицей Ольгинской армия была встречена "нейтральными" казаками, которые заявили, что просят пройти, не останавливаясь в станице. Корнилов ответил, что если нас не примут, то станица будет сметена огнем. Казаки покорились. Армия остановилась в станице и приступила к переформированию частей. Подтягивались отсталые.

В Новочеркасске в это время заседал Войсковой Круг. В зал вошел с плетью в руках большевицкии главковерх - Войск.Старш.Голубов.

- Что это за сволочь? Встать! - крикнул он. Все поднялись, кроме Войскового Атамана ген.Назарова и его помощника Волошинова. Оба были выведены, брошены в тюрьму и вскоре расстреляны. Тяжело раненый Волошинов дополз до ближайшей хаты и попросил хозяйку скрыть его. Казачка сбегала за большевиками, и Волошинов был добит. Через несколько дней пал от большевипкой пули расстрелянный в Балабановской роще под Ростовом донской баян Митрофан Петрович Богаевский.

В Ольгинской решался вопрос о направлении похода. Пох.Атаман ген.Попов остался при своем решении переждать до лучших времен в северных округах Дона и ушел со своими партизанами в Степной поход. Добровольческая Армия 14-го февраля двинулась на юг.

Первый бой произошел у села Лежанки Ставропольской губ. 21-го февраля, где армию встретили большевицки настроенные жители села. - Они дорого заплатили за это. Партизанский, Офицерский и Корниловский полки без выстрела двинулись в атаку. Офицерский полк по грудь перешел под огнем реку, и ворвался в село. 500 трупов осталось на улицах села. Наши потери были ничтожны. 4-го марта Армия подошла к ст.Кореновской, где встретилась с организованными частями Красной армии Сорокина. Все наши части были втянуты в бой. Окруженные со всех сторон, постепенно отходя, мы были близки к катастрофе. Насколько тяжело было положение, видно из того, что когда ген.Богаевский стал просить поддержки, ген.Корнилов послал ему отделение пехоты и 5 конных, а когда Богаевский повторил свою просьбу, ген.Корнилов заметил:

- Не узнаю сегодня Африкана Петровича! Ведь я ему уже послал поддержку из двух родов оружия!

Здесь ген.Корнилов получил известие об оставлении Кубанским отрядом Екатеринодара. Он решил искать кубанцев на юге в аулах и свернул на Усть-Лабу. Армия двигалась в полном окружении, везя в центре обоз с ранеными и пробивая себе путь к Кубани. 6-го марта Усть-Лаба была взята и мы начали переправу. Здесь, в один из самых тяжелых моментов, на линии цепей арьергарда появился ген.Алексеев. Он спокойно сел на землю и оставался под огнем, несмотря на уговоры уйти. Он как бы явился последним резервом, который дал силы не сдать положения в тяжкий момент.

После ряда кровавых боев .арютя вошла в предгорья за Кубанвю.

В это время в Екатерииодаре обстановка сложилась следующим образом:

Суживающееся кольцо большевиков заставило отряды медленно отходить к городу. Положение становилось все отчаяннее. Новый командующий армией полковник Покровский, приехав с фронта, созвал в реальном училище всех офицеров гарнизона. Обрисовав тяжесть положения на фронте, где офицеры, будучи ранены, стрелялись,. чтобы не попасть в плен, он приказал всем собравшимся составить сотни и двинуться на фронт. Дошло до фронта фактически-меньше половины.

27 Февраля разыгрался последний бой у полустанка Лорис перед самым городом. Будучи обойдены бригадой красных слева, мы отошли к городу. 2Q (февраля Кубанское правительство, совместно со всеми отрядами, покинуло город,и 1-го марта все сосредоточились в ауле Шен- жий. Здесь части были слиты в 1-й Кубанский стрелковый полк под командой подполк.Туненберга (силой в 1.200 штык. . Кроме того, были образованы еще: Пластунский отряд полк.Улагая (50 пеших, 50 конных), Черкесский конный полк (600 саб.), батареи есаулов Крамарова и Корсуна и Кубанская дружина охраны Государственного Банка.

Было решено двигаться в Баталпашинский отдел, где и ожидать лучших дней. Отряд, дойдя до ст.Пензенской, узнал о движении ген. Корнилова на Екатеринодар и, повернув, решил атаковать город из-за Кубани с востока. Однако, авангард дальше аула Дворянского на правом берегу Кубани не продвинулся. 9-го мапта полк.Кузнецов, будучи внезапно атакован большевиками, ушел в горы. Кроме того, г и наткнулись на трупы офицеров, посланных для отыскания ген.Корнилова. Этих офицеров по ошибке зарубили черкесы, приняв их за большевиков.

Попытка отряда двинуться на восток потерпела неудачу, так как дальше р.Псекупс большевики отряд не пустили. Оставалось уходить в горы. Ночью отряд двинулся между аулами в направлении ст.Калужской. Настроение всех чинов отряда было очень подавленное.

11-го марта у ст.Калужской отряд наткнулся на густые цепи красных казаков с артиллерией. Постепенно в бой влился весь Кубанский отряд. Большевики стали его сильно теснить. В самый тяжкий момент боя на левом фланге полковник Улагай удачно атаковал красных, двинулся и правый фланг. В это же время сзади по холмам начали спускаться цепи обоза, который поднял атаман полк.Филимонов. Это были уже последние резервы... Но в этот момент к отряду прибыл разъезд черкесов, оповестивший о подходе частей ген.Корнилова. Эта весть окрылила бойцов, и дружным ударом враг был сбит и станица занята. Утром выпал глубокий снег. Дул сильный ветер, и было видно сквозь мглу метели, как в Калужскую с севера тянулся обоз с ранеными отряда ген.Корнилова. На улице станицы стояли занесенные снегом, увязшие в грязи кубанские пушки. Но на душе было бодро, ибо во главе всех стал ген.Корнилов.

Подполк. К.Н.Николаев.
(Окончание следует)





ВПП © 2014


Вестник первопоходника: воспоминания и стихи участников Белого движения 1917-1945. О сайте
Ред.коллегия: В.Мяч, А.Долгополов, Г.Головань, Ф.Пухальский, Ю.Рейнгардт, И.Гончаров, М.Шилле, А.Мяч, Н.Мяч, Н.Прюц, Л.Корнилов, А.Терский. Художник К.Кузнецов