знак первопоходника
Галлиполийский крест
ВЕСТНИК ПЕРВОПОХОДНИКА
История 1-го Кубанского похода и Белых Армий

Содержание » № 33 Июнь 1964 г. » Автор: Драгомиров А. 




ВСЕМИРНОЕ ЗНАЧЕНИЕ ИСТОРИЧЕСКОГО ПОДВИГА ГЕН. КОРНИЛОВА.

"Великие идеи исходят от сердца"

(афоризм одного из великанов
французской мысли)

На долю нашего поколения выпал удел жить и творить условия жизни в обстановке, еще никогда не бывалой в мировой истории.

История знала много всяких конфликтов - религиозных, политических, экономических и социальных. Они периодически вносили большие потрясения в жизнь народов, которых они непосредственно касались. Результаты этих потрясений в той или иной степени отражались также и на жизни других народов и вносили немалые перемены в естественный ход их собственной истории. Но никогда еще в мировой истории не было случая, чтобы все эти разнообразные потрясения происходили одновременно и одновременно же отражались на судьбах народов буквально всего земного шара.

Для всего человечества наступила трагическая эпоха его жизни, когда все религиозные, духовные и моральные устои, на которых десятками веков строилась жизнь народов всего света, оказались поколебленный и никакие другие, которые могли бы придти им на смену, еще не выдвинуты. А между тем, жизнь не терпит. Она ежедневно, ежечасно нуждается в привычных формах государственной и социальной жизни. Дилемма: "Быть или не быть?" - неотступно, мучительно-тревожно стоит перед каждым человеком.

Величайшие умы всего мира мучительно ищут объяснения этих планетарных сдвигов и тщатся, на путях строгой науки, сделать полный анализ всего происходящего и закончить выводом - чего же держаться дальше, чтобы скорее изжить это мрачное лихолетье и вновь обрести тот мир и "благорастворение воздухов", которые от нас ушли и неизвестно, когда вновь возвратятся?

Но все усилия этих гениев науки не для нас, современников, на своем горбу ежечасно испытывающих последствия переживаемой нами мировой смуты.

Их трудами воспользуются только наши отдаленные потомки, но не для того, чтобы следовать их выводам, которые к тому времени окажутся устаревшими и неприменимыми к изменившейся действительности, а только для того, чтобы с грустью склониться перед невыразимыми мучениям их предшественников и отдать долг благоговейной памяти тем из них, которые даже в том невыразимом хаосе умели найти пророческую прозорливость и силу волн, чтобы вступить в борьбу против всех факторов, вызвавших и питавших эту мировую смуту в умах.

Для всех нас, кого революция 1917 года застала на фронте, выявив сразу свой звериный, безбожный, анти-русский, анти-моральный лик, не было никакого сомнения, что она не только означала бесславный проигрыш для России 1-й Мировой войны, но еще и вступила на путь открытой борьбы против самых священных устоев, на которых многими столетиями, в невыразимых муках созидалась нашими предками "Святая Русь".

Мало, кто это понимал в начале революции, когда с преступным легкомыслием разрушалась армия, гражданская Администрация и Суд; когда все самые верные слуги Российского Государства были взяты под подозрение и немилосердно устранялись, как несозвучные революции; когда Армия призывалась не к защите своей Родины, а к "защите революции".

Даже теперь, после 37 лет, прошедших с того мрачного времени, вспоминаешь об этом с чувством величайшего отвращения и негодования к руководителям этого сознательного разрушения Исторической России, И, наоборот, с величайшим благоговением и благодарностью думаешь о тех, которые, в годину повального помешательства, сохранили ясность мысли, твердость убеждений и с открытым забралом выступили на борьбу - на жизнь или на смерть - против зачинщиков смуты, пытаясь спасти то, что еще можно было спасти.

И здесь, со всей исторической объективностью, мы должны, по всей справедливости, поставить на первое место Генерала КОРНИЛОВА, который в качестве Верховного Главнокомандующего первый мужественно возвысил свой голос о спасении гибнувшей Родины и указал на ряд мер, которые необходимо было для этого принять.

Этот призыв привел к величайшему, еще небывалому в военной истории всех времен и всех народов, позору "Быховского" заключения Верховного Главнокомандующего всех Российских Вооруженных Сил и его ближайших сотрудников.

Но этому "заключению" суждено было получить глубокий символический смысл, и воспоминание о нем стало для всех, его перенесших, предметом величайшей гордости.

В Быхове родилась величайшая идея 20-го века о борьбе против коммунизма.

Здесь впервые возникла мысль о начале Белой Борьбы с оружием в руках, на защиту поруганных святынь, за честь и достоинство России, за сохранение величайших ценностей Веры, Духа и Морали, на которых стояла ИМПЕРАТОРСКАЯ РОССИЯ.

В то время борьба эта мыслилась лишь в пределах наших Российских границ, как решёние нашего чисто русского вопроса. Даже идейное основание ее, так ярко выраженное в формуле генерала Алексеева: "Зажечь светоч среди тьмы, объявшей Россию", - дальше этого не шло.

Но скоро стало совершенно ясным, что начатое дело - не только русское, но грозит охватить собою весь мир.

Удивительнее всего, что самые большие вершители иностранной политики не только не оценили всего мирового, вселенского значения поднятой генералами Корниловым и Алексеевым Белой Борьбы, но, наоборот, сразу стали на сторону революции, и притом "с наивным восторгом", как поведали нам недавно опубликованные записные книжки Короля Бельгийского Альберта 1-го.

Ныне восторг этот сменился мрачным ужасом, которого могло бы не быть, если бы так называемый "Свободный Мир" стал тогда же, в 1916-1920 годах, на нашу сторону. К тому же, тогда мир этот был гораздо обширнее, а коммунистическое государство было еще в пеленках.

Для будущих историков не будет более захватывающей темы, как изучение вопроса - почему могло произойти такое непостижимое ослепление? Ведь коммунизм - не наше русское изобретение. Его родители, кровные и крестные – западно-европейского происхождения. На нашей несчастной Родине он уселся, как чужеродный злокачественный спрут, щупальцами своими выжимающий все признаки человеческой жизни. Никаких иллюзий не могло быть, чтобы это чудовище само убралось в преисподнюю, по своей доброй воле.

В результате - мы переживаем величайший позор 20-го века, видя, как на мировых конференциях лучшие дипломаты свободного мира садятся за общий стол с этим чудовищем и мирно с ним разговаривают, как равные с равным!

Что посеяли, то и пожали!

Но что говорить об иностранцах, когда наши собственные соотечественники, находящиеся в эмиграции, в громадном большинстве своем не только до сих пор не уразумели глубочайшего исторического значения нашей Белой Борьбы, но еще с садистическим наслаждением, захлебываясь от восторга, всячески его осуждают и поносят память его вождей, самоотверженно взваливших на свои плечи тяжкий крест спасения гибнущей Родины.

Этому мало-почтенному делу посвящены уже вороха книг и статей, при чтении которых краска жгучего стыда не будет сходить с лиц наших потомков, для которых вся наша Белая Борьба, со всем ее положительным и отрицательными сторонам, будет святым делом.

Но возмущаться таким отношением, к сожалению, не приходится. Это в порядке вещей в эпоху шатания моральных устоев.

Не всякому дано быть героем и не всякому выпадает на долю неизреченное счастье приобщиться к величайшей героической эпопее своего времени. Да и результаты этого героического подвига еще неизвестно, когда дадут себя знать. А провидеть будущее по немногим несомненным симптомам настоящего - это удел немогих избранных, которые обычно не только остаются непонятым своим современникам, но еще являются для них интересной мишенью для излияния на нее неутомимой, бешеной злобы неудачников, не нашедших себе иного применения, как подражать крыловскому ослу, лягающему умирающего льва.

Это явление не новое. Оно бывало во все смутные времена и всегда почиталось презренным.

Но в эпоху величайшего морально-религиозного Возрождения, какое мы ныне переживаем, оно является преступлением.

Что касается фактической обоснованности обвинений Белого Движения в "антирелигиозности", в "измене своей Родине" и т.п., то я почтительно передаю свое перо самым высоким представителям нашей Православной Церкви, в которых я вижу наших Верховных вождей и блюстителей нашего морального облика. Их мнения для меня непререкаемо.

Наш высокочтимый Первоиерарх, Митрополит АНАСТАСИЙ, в письме ко мне 8/21 декабля 1949 года, из Мюнхена, по поводу моей речи*), плоизнесенной в Париже 22.Х.49 г. на торжественном собрании по случаю 25-летия со дня основания Р.0.В.Союза, писал:

"Великое значение Белой Идеи, которая по существу своему является и христианской, не оценено еще и до сих пор. Но придет время, и Россия воздаст должную дань ее благородным Рыцарям. Я часто говорю, что наше поколение было бы безответственным перед Судом Истории, если бы оно не породило героев Белого Движения, которые будут нашим оправданием перед лицом будущей свободной России".

*) Была напечатана в С.Ам. газетах "Роосия" и "Русская Жизнь" в начале февраля 1950 года.

А в слове, произнесенном в Синодальном Храме в Нью Иорке, 1225 апреля 1953 года, в день поминовения генерала Врангеля по случаю 25-летия его кончины, Владыка АНАСТАСИЙ говорил: "Белая Идея, по внутреннему существу своему, не только глубоко нравственная, но даже религиозная идея. Она знаменует собою борьбу не только за Национальную Россию, но за вечные общечеловеческие начала... Это брань Света с тьмою, Истины с ложью, Добра со злом, Христа с его противником Антихристом".

Высокопреосвященный ФЕОДОСИЙ, архиепископ Сан-Паульский и всея Бразилии, в письме в редакцию Н.Р.С. от 1.Х.1953 г. пишет: "К Белому Движению отношусь с большим уважением и благодарностью за то, что оно не только меня, но и тысячи людей спасло от преждевременной смерти. Считаю, что и Русская Зарубежная Православная Церковь обязана ему своим существованием, так как весь состав Высшего Церковного управления при помощи его мог эвакуироваться заграницу. За вождей его, погибших и умерших, молюсь, как и за воинов".

- о -

Поднимая в 1918 году Корниловский стяг Первого Кубанского похода, белый по своему религиозно-духовному содержанию и на национальный по политическому значению, думали ли ген.Корнилов и мощно его поддерживавший ген.Алексеев, что на полях Кубани они поднли знамя величайшей борьбы нашего века - борьбы Святого Креста против красной звезды?

Это было начало борьбы не политической, не за разрешение неотложных социальных вопросов, а борьба религиозная такой невероятной глубины и вселенского размаха, какого еще никогда не знала Всемирная История.

Борьба, мало кем еще оцененная в ее безмерном величии, но от исхода которой зависят судьбы мира на тысячелетия впепед.

В своем тpудe "Рождение Трагедии" Ницше писал: "Никогда человек не возносится так высоко, как когда он не знает, куда поведет его им избранный путь".

Это и была судьба Корнилова. Куда его путь поведет? - о том узнают только его благодарные потомки...

Этой совершенно исключительной роли, сыграть которую выпало на долю ген.Корнилова, не могут стереть в памяти народной никакие злопыхательсва его врагов, не способных ничего видеть дальше своих узких временных предрассудков и заблуждений, давно уже осужденных Историей.

В подвиге Корнилова самым изумительным было то, что он по воспитанию своему был до мозга костей военным человеком, образованным всесторонне, но отнюдь не политиком и, конечно, не ученым философом истории. Тем не менее он своим горячим русским сердцем сразу понял то что до сих пор еще не стало общим достоянием, а именно - что для такой обширной, многосложной и многообразной страны, как Россия, выход из революции мог быть сделан не на путях разных хитроумных политических комбинаций, а только на возврате нашей Родины на ее торный 1000-летний религиозно-духовный путь.

В эпоху смуты в умах, какую мы ныне переживаем, единственной стойкой ценностью для нас, русских, является подсознательный мир Русского народа, который был создан усилиями многих десятков миллионов наших предков, в тягчайших муках выковывавших 'величие Земли Русской, и каждый из коих вносил езою лепту в неисчерпаемую сокровищницу Русского Народного Духа.

Недаром коммунисты поставили себе главной целью - убить этот дух и вычеркнуть даже название "Россия" из официального обихода.

Но здесь "нашла коса на камень".

Мы хорошо знаем, что в самом важном вопросе - религиозном - они понесли свое первое и решительное поражение. Русский народ не только не потерял свою душу, не только не стал "советским" безбожником, но, как недавно отметил в "Фигаро" французский академик Ф.Мориак, наша Родина "стала опять Святой Русью больше, чем когда-либо".

Для всякого, кто понимает, что вся личная, семейная, общественная и государственная жизнь должна строиться, прежде всего, на надежной религиозно-духовно-моральной основе, что политическая надстройка должна быть в полном гармоническом соответствии с этим духовным основанием - с одной стороны, и с крайне бережным отношением к интересам и чаяниям каждого отдельного гражданина - с другой, - все совершенно исключительное величие подвига ген.Корнилова стоит вне всякого сомнения.

Кто из современных иностранных государственных деятелей может, положа руку на сердце, сказать, что он тоже участвовал в возжжении светоча?

Кто из них может честно заявить, что в том духовном Возрождении, которое несомненно обрисовалось за "железным занавесом", есть капля и его трудов?

Современники не ценят своих великих людей, а наши соотечественники - в особенности. Об этом я уже имел случай говорить в моем очерке о генерале Деникине (см. № 6 "Корниловца"). Но генералу Корнилову не желают отдать должного, даже после его геройской смерти всячески поносят его священную для нас память, вопреки языческо- римской формуле: "О мертвых - только хорошее или ничего", - которая, однако, обязательна для всякого мало-мальски порядочного человека, не утерявшего даже и в эмиграции самого элементарного чувства, что он - "Русский"!

Вспоминая сегодня о тебе, Лавр Георгиевич, я не могу даже пожелать тебе "спать спокойно", так как твое израненное и окровавленное тело не нашло себе пристанища ни на Русской Земле, за которую ты отдал свою жизнь, ни на чужой.

Сознавая всю колоссальную опасность для судеб революции твоего подвига, смертельные враги твои развеяли твой прах по ветру, думая этим вычеркнуть из памяти народной самое имя твое. Но и здесь они оказались плохим психологами.

Твой прах разнесся по всему земному шару.

Нет сегодня той точки на земле, на которой не взошли бы семена, тобою брошенные, и где бы не шла отчаянная, местами открытая, местами в подполье, борьба за сохранение самых драгоценных основ Веры, Духа и Морали, на которых стояло и вновь будет стоять человечество, если оно сумеет, подобно, тебе, ясно увидеть, в чем заключается самая большая задача нашего времени, и найдет в себе ту силу воли, ту преданность идее и ту самоотверженную готовность отдать свою жизнь за нее, которых ты был таким ярким представителем - и которые ты нам завещал.

Но все это суждено в полной мере понять только будущим, идущим нам на смену поколениям, которые, будем надеяться, перейдут, наконец, подобно тебе, от слов к делу и перестанут прятать голову в песок, чтобы не видеть висящей над ними грозной опасности.

А.Драгомиров.








ВПП © 2014


Вестник первопоходника: воспоминания и стихи участников Белого движения 1917-1945. О сайте
Ред.коллегия: В.Мяч, А.Долгополов, Г.Головань, Ф.Пухальский, Ю.Рейнгардт, И.Гончаров, М.Шилле, А.Мяч, Н.Мяч, Н.Прюц, Л.Корнилов, А.Терский. Художник К.Кузнецов