знак первопоходника
Галлиполийский крест
ВЕСТНИК ПЕРВОПОХОДНИКА
История 1-го Кубанского похода и Белых Армий

Содержание » № 34 Июль 1964 г. » Автор: Вырыпаев В. 




П Р О Ш Л О Е
Кавалерийская атака под Шавляки -
Военная быль.

Война тянется почти год, а конца ее как будто не видно. Все бои да походы. Скоро совсем потеряем человеческий облик и окончательно отвыкнем от культурной жизни нормальных людей.

Как хорошо теперь в родных краях! Прилетели жаворонки и скворцы. Поля и луга покрываются изумрудной зеленью.

Вызваться бы хоть на недельку из этого ада и отдохнуть среди родных, друзей и близких.

Отпуск - заветная мечта офицера. Но в конце апреля 1915 года наша 5-ая кавалерийская дивизия получила приказ: "Прекратить какие бы то ни было отпуска". Вторым распоряжением было: "Двигаться на север".

Закончив железнодорожный маршрут и выгрузившись у города Поневеж, дивизия ускоренным аллюром 20-го апреля подошла к городу Шавли, который только что, после тяжелого и кловопролитного боя, был занят нашей пехотой. Выбитые из города немцы, обойдя болото, укрепились в ближайшей к городу деревне. Болото, за которым была деревня, было непроходимо. Поэтому утомленный напряженным переходом штаб дивизии, подойдя поздно вечером к болоту, расположился на ночлег тут же, в фольварке.

Наскоро поужинав, расставили кровати и быстро заснули. Но их сон продолжался не более двух часов, так как около полуночи немецкая легкая артиллерия из-за болота, а может быть даже из-за деревни, занимаемой неприятелем, начала беспорядочный, но энергичный обстрел фольварка. Зазвенели разбитые стекла окон, со стен и с потолка посыпалась штукатурка. От обстрела почти никто не пострадал, если не считать обычного в таких случаях переполоха.

По тревоге, через каких-нибудь 25-30 минут, дивизия в полном составе была на сборном пункте у дороги.

Соблюдая возможную для кавалерии тишину, с большими предосторожностями, дивизия двинулась колонной в обход большого болота. Пройдя верст 5-6 и таким образом очутившись на фланге занятой немцами деревни, дивизия свернула с дороги прямо на поле влево. По приглушенной команде, передаваемой полушопотом, при полной тишине и темноте, ориентируясь по двухверстной карте, дивизия построилась в боевой порядок фронтом на деревню. Позади полков, на соответствующем расстоянии и полагающемся интервале одна от другой, встали 9-я и 10-я шестиорудийные конные батареи.

Как только начал брезжить рассвет, с правого фланга, где находился штаб дивизии, как бы разрезая тишину, как рвется новая плотная материя, издалека, но совершенно ясно послышался сигнал штабного трубача - "Шагом марш!" Как в мирное время на конном учении, спокойно, прямо по полю, зашуршали по траве орудийные колеса, лениво клекая на ухабах. А через короткое время, с некоторым ускорением, один за другим, еще более отчетливо, чем первый сигнал разнеслось по полю: - "рысью" - "галопом", - "В атаку" - "марш, марш"...

В первый момент сигнал "в атаку" показался и неожиданным и невообразимым для целой дивизии в полном составе. Почти не веря своим ушам и глазам, пелеводя в галоп своего "Дуплета", я спросил скачущего неподалеку, всеми уважаемого вахмистра:

- Игнатов, в атаку?

- Так точно, ааше благородие, - отчеканил вахмистр.

В утренней синеватой мгле уже виднелись скачущие и рассыпающиеся веером в лаву, как на смотру, полки дивизии. Вслед за ними, соблюдая равнение грозно громыхая колесами, скакали две конные батареи.

Это море скачущих всадников представляло величественную, незабываемую по своей красоте картину.

Со стороны не ожидавшей удара и теперь уже хорошо видимой деревни раздались сначала беспорядочные ружейные выстрелы, после которых ненадолго застрочили пулеметы.

В этот момент конные батареи, как одна, на полном ходу, повернули "налево кругом", снялись с передков и моментально открыли ураганный огонь по тылам противника, через головы своей скачущей кавалерии.

Центр кавалерии, проскакав заставы, ворвался в деревню, рубя бегущих немцев. Наш правый фланг уходил в обход деревни.

На левом фланге, частью скрытом кустарником, некоторое время продолжалась истерическая стрельба немецких пулеметов. Но вот и она затихла. Откуда-то издалека беспорядочно и редко стреляла немецкая батарея. Но вскоре и она замолкла. Деревня взята.

Шедший крайним на левом Фланге наш 5-й Литовский Уланский полк перед самой деревней врезался в конец болота. С разгона далеко заскакавшие в болото уланы стали глубоко вязнуть, а сидевшие на другом берегу немцы расстреливали беспомощно тонущих. Правда, это продолжалось недолго. Обошедшие немцев наши драгуны порубили их.

Благодаря стремительной и неожиданной для врага атаке дивизия взяла укрепленную деревню с большим трофеями и массой пленных.

Наш 3-й эскадрон Уланского полка понес серьезные потери: от него уцелело только 37 человек.

Маленьким осколком шального немецкого снаряда очень легко, в мякоть икры был ранен прапорщик 10-й конной батареи Резов. Мы видели, как ему делалась перевязка. Возбужденный и радостный, что так дешево отделался, он бодро курил папиросу, вызывая нашу искреннюю зависть.

- Поеду на Волгу, она теперь в полном разливе... В Самаре теперь разгар весны... Покатаюсь на лодке вместе с девушками, - мечтал раненый.

Его увезли в лазарет. Через четыре дня нам сообщили, что бедняга умер от заражения крови. А еще так недавно мы завидовали ему.

Василий Вырыпаев.





ВПП © 2014


Вестник первопоходника: воспоминания и стихи участников Белого движения 1917-1945. О сайте
Ред.коллегия: В.Мяч, А.Долгополов, Г.Головань, Ф.Пухальский, Ю.Рейнгардт, И.Гончаров, М.Шилле, А.Мяч, Н.Мяч, Н.Прюц, Л.Корнилов, А.Терский. Художник К.Кузнецов