знак первопоходника
Галлиполийский крест
ВЕСТНИК ПЕРВОПОХОДНИКА
История 1-го Кубанского похода и Белых Армий

Содержание » № 35 Август 1964 г. » Автор: Корниловец 




К КОРНИЛОВСКОМУ ПРАЗДНИКУ

"С твердой уверенностью в непоколебимой верности полка его заветам на основе которых он зародился, я шлю ему образ, которым епископ благословил, как старшаго из корниловцев, шлю полку мое благословение на новые ратные подвиги за честь России и ея армии и...мой сердечный привет Вам всем офицерам и солдатам."

Искренно любящий Вас
Л.КОРНИЛОВ

Редакция "Вестник Первопоходника" шлет поздравления доблестным корниловцам ко дню их полкового праздника 18/31 августа.


Такое поздравление, так писал Верховный Главнокомандующий генерал Корнилов первому корниловцу, отцу Корниловского полка и его первому командиру - полковнику М.О.Неженцеву.

В этих немногих, но ясных словах и заключается вся идеология великого русского патриота и вождя русских людей в годы величайших потрясений: "С Божьей помощью за честь России и ее армии" - вот его девиз! Как видите, ничего для себя - все для России.

После августовских дней 1917 года в жизненном обиходе появился термин "корниловцы". Он применяется всюду - и в армии, и в народе, не имея ни ясных форм, ни строго определенного политического содержания, но выражая собой, во всяком случае, резкий протест против существующего режима, любовь к Родине, желание спасти Россию.

Знамя борьбы за эти идеалы было поднято генералом Л.Г.Корниловым, и мы стали под это знамя с сознанием, что сумеем быть достойными этого знамени, что честна и грозна будет наша борьба под ним, что мы донесем его до конца.

Мы знаем, что на нем начертано, мы знаем, к чему оно нас обязывает. Но мы знаем также, что в верности ему - спасение и воскресение России. Мы стали под это знамя потому, что иначе мы не могли, да и не хотели; ибо нас поставила под него любовь к России, которая сильнее нас, и честь России, без которой жизнь на земле теряет для нас цену. Это мы чувствовали с самого начала; с той же силой чувствуем и теперь. В начале вооруженной борьбы бывало, что Добровольческая армия пополнялась по отрицательному признаку: по признаку неприятия коммунистической революции. Боролись с коммунистами по разным побуждениям и мотивам - и личным, и имущественным, и мстительным; такие лица, конечно, тоже были драгоценны и полезны в бою, но бывали и опасны для Белого дела вне боя, в тылу армии. С тех пор неудачи, испытания, соблазны - отметали все шаткое, слабовольное. Те, кто выдержали бои, галлиполийский лагерь - теперь, разбросанные по всему миру, стали на путь черной работы. Этот период еще не изжит нами. Но, может быть, не за горами и его конец, и тогда круг подготовительных испытаний будет нами пройден. И сквозь весь этот круг мы пронесли и пронесем наше знамя и нашу идею.

Россия для нас - не только территория, и не только просто "люди", и не только "быт", "уклады", "мощь"... Это - наш родной алтарь, наша святыня. Родина - это совершенство, и сила, и свобода русского Духа, а для его расцвета нам нужна и территория, и быт, и государственная мощь.

Говорят, что наше дело "сословное", "классовое", дело "реставрации" и "реакции". Это абсолютно неверно. В наши ряды с самого начала становились и те, кто все потерял, и те, кто ничего не потерял. И в наших рядах с самого начала были и будут до конца люди самых различных сословий и классов, положений, состояний и национальностей, и притом потому, что мы никогда не защищали и не будем защищать ни сословного, ни классового, ни партийного дела: наше дело - дело России, Родины, дело Русского государства.

Под черно-красным знаменем Корниловских полков шли рядом монархист и республиканец - и верили друг другу, не споря о политике, и безразлично было для общего дела, что думает каждый из них о корниловской черно-красной эмблеме. Республиканец утешал себя цветами "земли и воли" или "смерти за свободу", монархист видел в тех же

цветах "смерть свободе", - не все ли равно, ведь впереди, перед черно-красной эмблемой, реяло трехцветное, избитое пулями знамя, и нес его национальный герой - генерал КОРНИЛОВ.

За ним шли безоговорочно на смерть, и каждый любил его по-своему. Солдат фронтовик видел в нем "отца-командира", которому можно беззаветно вверить свою жизнь; текинец-наездник обожал его, как сверхъестественного героя, бога войны; прапорщик из сельских учителей и семинаристов видел в нем защитника свободы в хорошем смысле этого слова, борца за благо народа, монархист видел в Корнилове непримиримого противника тлетворных разрушений социализма, защитника Святой Руси от покушений лжедемократов всех пород и толков. Наконец, все члены армейской семьи, от генерала до мальчика-партизана и бежавшей из дому гимназистки, от лихих солдат ударников с германского фронта до черкесов с предгорий - все видели в генерале Корнилове Героя, Гордость России, ее Белого Рыцаря.

Вот поэтому мы и свободны и от революционных, и от реакционных предрассудков. И то, чего мы желаем для России - это исцеление и возрождение, здоровье и величие, а не возврат к тому больному состоянию, из которого выросла революция со всем ее позором и унижениями.

Корниловец.





ВПП © 2014


Вестник первопоходника: воспоминания и стихи участников Белого движения 1917-1945. О сайте
Ред.коллегия: В.Мяч, А.Долгополов, Г.Головань, Ф.Пухальский, Ю.Рейнгардт, И.Гончаров, М.Шилле, А.Мяч, Н.Мяч, Н.Прюц, Л.Корнилов, А.Терский. Художник К.Кузнецов