знак первопоходника
Галлиполийский крест
ВЕСТНИК ПЕРВОПОХОДНИКА
История 1-го Кубанского похода и Белых Армий

Содержание » № 35 Август 1964 г. » Автор: Колчинский А. 




ОТ РЕДАКЦИИ:

В свое время, в 12-м номере "Вестника Первопоходника", отмечая 15-ую годовщину смерти Главнокомандующего Вооруженными силами и Правителя Юга России генерала А.И. ДЕНИКИНА, мы поместили о нем обширный биографический очерк Э.Ф.Кариуса, а также "Эпизоды из жизни ген.Деникина (1917-1947 г.г.)", составленные А.Долгополовым.

Одновременно там же мы обратились к лицам, могущим дать свои воспоминания о ген.Деникине, с просьбой направлять таковые в наш адрес.

К 17-й годовщине смерти ген.Деникина, чтя его память, мы помещаем ниже очерк, поступивший от ген.шт. полк. А.Колчинского, под названием -


ПАМЯТИ ГЕНЕРАЛА ДЕНИКИНА.

9-ое февраля 1918 года (по старому стилю) является знаменательной датой, когда Добровольческая Армия выступила из Ростова н/Дону в свой легендарный Первый Кубанский Поход.

С этим походом тесно связано имя генерала Деникина, который, после гибели генерала Корнилова, заместил его и в течение двух лет вел неравную борьбу с большевиками за восстановление национальной России.

В эту знаменательную дату невольно хочется восстановить в памяти русской общественности эту крупную историческую фигуру, деяния которой заняли целый период гражданской войны, когда Добровольческая Армия, предводимая генералом Деникиным, дала высокий пример долга и жертвенности во имя Великой России.

Военная карьера генерала Деникина представляет исключительный пример того, как простой армейский офицер без связей и протекции, только благодаря своим дарованиям и редким качествам боевого офицера, преодолевая все препятствия, достигает высшего положения в нашей военной иерархии.

Антон Иванович Деникин родился в городе Влоцлавске Варшавской губернии, в скромной семье офицера Пограничной Стражи.

Как описывает сам ген.Деникин в своей книге "Путь Русского офицера", детство его прошло в условиях большой бедности.

Отец его, начав службу рядовым солдатом, после 22 лет строевой и боевой службы, уже в возрасте 49 лет, был произведен в первый офицерский чин и, дослужившись до чина майора, вышел в отставку.

Незначительная пенсия отца, недостаточная для семейства из пяти душ, заставила семью довольствоваться очень скромной квартирой и соблюдать самую строгую экономию. Это впоследствии сделало генерала Деникина чутким начальником, понимающим нужды солдата и офицера.

Хотя мать генерала была полькой, но отец был кровный русак и воспитывал своего сына Антона в русскости и православии. Отец умер, когда Антону Ивановичу было всего 13 лет. С его смертью материальное положение семьи настолько ухудшилось, что молодому А.И. пришлось помогать семье, зарабатывая уроками с неуспевающими учениками. Таким образом, с юных лет у него уже вырабатывается твердый, самостоятельный характер и понимание людей, что ограждает его от вредных увлечений, свойственных молодым людям его возраста. Особенно трогательны были его заботы о своей матери, которую он не оставлял как в годы своей бедности, так и позже, когда А.И. занимал видное положение. Мать его умерла в 1916 году, когда ген.Деникин уже командовал корпусом.

Уже с ранних лет у А.И. проявляется склонность к военной карьере. Несомненно, тут имели большое влияние рассказы его отца о своей боевой службе, а также та военная среда, где он проводил свои детские годы.

Свою учебу А.И. начинает в Влоцлавском реальном училише и, окончив 6 классов, переходит в Ловичское училище на механико-техническое отделение, по окончании которого зачисляется в войска в качестве вольноопределяющегося, что дает ему возможность непосредственно изучить психологию русского солдата. Затем следует поступление на военно-училищный курс Киевского Юнкерского училища, окончив которое одним из первых, он в 1892 году выпускается подпоручиком во 2-ую Артиллерийскую бригаду в гор. Бела Седлецкой губернии.

Прослужив здесь 3 года в строю, А.И. в 1895 году поступает в Академию Генерального Штаба и кончает ее в 1899 году. Потеря одного года объясняется несправедливой оценкой на экзамене по Истории военного искусства, вследствие чего А.И. вынужден был снова держать вступительный экзамен. Эпизод этот очень красочно описан в его книге "Путь русского офицера".

Надо признать, что, действительно, система отбора офицеров для службы в Генеральном Штабе иногда порождали случайности, влекшие за собой ошибочную оценку знаний и некоторую пристрастность к офицерам с большими связями. Жертвой этой системы сделался и ген.Деникин, который, несмотря на выполнение им всех условий для причисления к Генеральному Штабу, был отчислен в строй.

Антон Иванович, не имея никаких связей, пробовал защищаться, но поданная им жалоба "на Высочайшее имя" была оставлена без последствий. Пришлось вернуться в Бригаду и тянуть лямку строевого офицера. Спустя два года А.И. делает новую попытку и пишет письмо военному министру, и на этот раз министр просит Академию Генерального Штаба пересмотреть дело о капитане Деникине.

Рассмотрев дело, конференция Академии признала допущенную несправедливость, и А.И., потеряв два года, был переведен в 1902 г. в Генеральный Штаб с назначением его в Штаб 2-й пехотной дивизии, а затем, после двухгодичного цензового командования ротой в 183 Пул- туском полку, он был назначен в Штаб 2-го Кавалерийского корпуса на должность офицера Генерального Штаба. Здесь его застает объявление войны Японии. А.И. немедленно подает рапорт о командировании его в действующую армию, но получает отказ.

Это не останавливает его рвения попасть в боевую обстановку, и он вторично подает рапорт, на который получает запрос: знает ли он английский язык? А.И. отвечает: "Английского языка не знаю, но драться буду не хуже знающих"....

Не поучая ответа, А.И. решает действовать окольными путями, заручившись помощью своего ближайшего начальника, имеющего связи в Главном Штабе. На этот раз попытка удалась, и А.И. назначается Начальником Штаба 3-й Заамурской пограничной стражи. Но охранная служба на железной дороге не удовлетворяет А.И., который рвется в самое пекло боев с японцами.

Он снова хлопочет о назначении его на более активный участок боевого фронта и в конце концов попадает Начальником Штаба в одну из самых доблестных дивизий, под командой генерала Ренненкампфа. С этой дивизией А.И. проводит целый ряд жестоких боев.

Боевая деятельность А.И. сразу выдвинула его в ряд выдающихся офицеров Генерального Штаба, и тут уже вне всяких связей и протекции он за отличие в боях производится в полковники на 13-м году своей службы в офицерских чинах и всего только за три года своего пребывания в Генеральном Штабе - случай исключительно редкий Б карьере русского офицера.

Японскую войну А.И. заканчивает в роли Начальника Штаба знаменитой Урало-Забайкальской дивизии ген.Мищенко. Сочетание этих двух выдающихся боевых офицеров создает славу этой дивизии, отмеченной целым рядом боевых успехов.

Конец Японской войны и невольный переход А.И. в условия мирной обстановки отмечает в его жизни снова полосу служебных трений с высшим начальством, тормозящим его дальнейшее движение по службе.

По возвращении с войны он получил назначение в Штаб 2-го Кавалерийского корпуса в г.Варшаве, но вскоре корпус этот был расформирован, и А.И., долгое время не получая назначения, решил о себе напомнить, причем, как он сам признается, в "не совсем корректной форме".

На эту просьбу он получил предложение быть назначенным Начальником Штаба 8-й Сибирской Стрелковой дивизии, при том с угрозой, что в случае отказа он будет вычеркнут из кандидатского списка.

На такое принудительное назначение, редко практикуемое в корпусе офицеров Ген.Штаба, последовал краткий ответ А.И.: "Я не желаю".

Несомненно, на это предвзятое к нему отношение имела большое влияние литературная деятельность А.И.

Прослужив долгое время в строю, имея боевой опыт, он ясно видел наши недочеты в вопросах воспитания и боевой подготовки нашей Армии. Болея за нее душой, он старался печатным словом влить в военное дело живую струю новых военных знаний и методов, отвечающих требованиям времени. Правда, часто его статьи, написанные в Щедринском духе, особенно - касающиеся нашего военного быта, не нравились высшему начальству, которое прежде всего видело в них подрыв своего авторитета.

Естественно, что это высшее начальство старалось загнать беспокойного полковника куда-нибудь подальше. Не удалось в Сибирь - его назначили на относительно второстепенную должность Начальника Штаба 57-й пехотной резервной бригады в г.Саратов.

Тут он попал в состав войск Казанского Военного Округа, которым командовал знаменитый по своей строгости ген.Сандецкий.

Узнав, что А.И. печатается в военных журналах, и видя иногда в его статьях отражение своей деятельности, он стал преследовать А.И., изыскивая всевозможные поводы для выговоров, якобы за упущения по службе. Однако, это не действовало на А.И., и однажды генерал Сандецкий, во время одного из своих посещений г.Саратова, заметил Антону Ивановичу, что он своим писанием подрывает авторитет начальства, и закончил свое убеждение примирительной фразой: "И охота вам меня трогать!"

Вскоре ген.Сандецкий был смещен, как не отвечающий своему назначению, а А.И. получил в командование один из выдающихся полков Русской армии - 17-й Архангелоградский, стоявший в г.Житомире.

Здесь А.И. в роли командира полка смог развернуть весь свой талант в смысле военных познаний, боевого опыта и понимания психологии офицера и солдата. Его четырехлетнее командование сделало 17-й Архангелоградский полк образцовой частью в войсках Киевского Военного Округа. А.И. особенное внимание уделял стрелковому делу, умению маневрировать в обстановке, близкой к боевым условиям, и заботился о надлежащей тактической подготовке офицерского состава.

Его чуткость к нуждам солдата и офицера снискала ему любовь всего полка. А.И. сам признается, что за все время своего командования полком ему не пришлось прибегать к дисциплинарным взысканиям. Бывали, конечно, упущения, но все ограничивалось отеческим внушением в уютном кабинете командира полка.

В марте 1914 года А.И. получает назначение Генерала для Особых поручений при Командующем Войсками Киевского военного округа. А затем, четыре месяца спустя, с открытием военных действий против Австрии и Германии, он становится Генерал-Квартирмейстером 8-й армии. Но составление директив, диспозиций и вообще вся нудная штабная работа не удовлетворяет А.И. Он предпочитает прямое участие в боевой работе, по его собственному выражению - "с ее глубокими переживаниями и захватывающими опасностями".

Антон Иванович просит о назначении в строй и получает в командование 4-ую Стрелковую бригаду, известную под именем "железной". Под его командованием эта Железная бригада вписала Е историю Первой Мировой войны много славных страниц. И "деникинская" бригада, как ее обычно именовали на Юго-Западном Фронте, играла роль пожарной команды: где обстановка складывалась для нас неблагоприятно, туда бросали бригаду ген.Деникина, который быстро постанавливал положение.

Даже немцы отдавали дань доблести этой бригады; после жестоких боев в июне 16 года у Кисилена, они выставили на своих окопах плакат с надписью - "Ваше русское железо не хуже нашей немецкой стали". За бои у Гродена в сентябре 1914 года, за доблестное действие бригады и за проявленную с этих боях личную храбрость A.И.

награждается Георгиевским золотым оружием; после этого за взятие "горный Лужек" следует более высокая награда - орден Св.Георгия 4-й степени. Эпизод этот очень характерно рисует боевые качества ген.Деникина. Заметив некоторое ослабление в боевой линии противника, окопы которого были всего в 500-600 шагах от наших, А.И. поднял своих железных стрелков и без всякой артиллерийской подготовки налетел на австрийцев и, преследуя их, дошел до расположения Штаба группы Эрцгерцога Иосифа. Атака и преследование были настолько стремительны, что, заняв штаб, наши обнаружили там накрытый стол с еще горячим кофе.

В период февральских боев, когда бригада ген.Деникина была брошена на помощь сводному отряду ген.Каледина под Лутовиском в Ужгородском направлении, железные стрелки выдержали самые тяжелые бои. Как описывает сам ген.Деникин, бригада под сильным огнем противника вела это наступление при суровом морозе и снеге, доходившем до груди; жуткую картину представляли торчащие из снега мертвые стрелки, с зажатыми в руках ружьями, застывшие в тех позах, в которых их застала вражеская пуля. Несмотря на это, наступление продолжалось и закончилось взятием позиции противника, с захватом 2000 пленных. За это дело ген.Деникин получил орден Св.Георгия 3-й степени.

Вскоре бригада была развернута в дивизию, и уже в роли Начальника дивизии ген.Деникин блестяще проводит свою знаменитую операцию под Луцком, где его железная дивизия берет в плен 158 офицеров и 9773 солдат. За это дело ген.Деникин производится в генерал-лейтенанты и в исключительном порядке получает золотое оружие, украшенное бриллиантами.

Летом 1915 года ген.Деникин уже командир 8-го Армейского корпуса. В упорных боях на Румынском Фронте, Б ЗИМНИЙ период 1916-1917 года, он останавливает наступление знаменитого немецкого фельдмаршала Макензена. Но дальнейшие боевые успехи останавливает Февральская революция, которая парализует наш боевой фронт и, вследствие отречения Государя Итератора, вызывает изменения в нашем Верховном Командовании.

Генерал Алексеев, вступив в должность Верховного, вызывает на ответственный пост Начальника Штаба Верховного Главнокомандующего генерала Деникина.

К этому времени относится подготовка общего, согласованного наступления всех союзных сил с целью нанести противнику решительный удар.

На армии нашего Западного фгоонта возлагается главная задача прорыва Германского фронта в районе Молодечно. Эта ответственная задача, против сильно укрепленного немецкого фронта, требовала и соответственного руководителя этой операции.

Выбор генерала Алексеева останавливается на Деникине, который получает назначение Главнокомандующего Западным фонтом.

Вся разработка этой операции ведется под непосредственным руководством генерала Деникина, и когда наступает день нашего наступления, наши войска после интенсивной артиллерийской подготовки легко захватывают четыре линии неприятельских окопов; дальнейшее наступление грозит немцам полным разгромом, но в этот критический момент наши солдаты попадают под влияние революционных агитаторов, атака захлебывается, и весь успех сводится к нулю.

Тогда Ставка Верховного делает попытку нанести решительный удар Австро-Германским армиям Юго-Западного фронта, и снова выбор исполнителя этой операции падает на ген.Деникина, который получает назначение Главнокомандующим армиями Юго-Западного фронта.

Но здесь его застают Корниловские дни, и, когда он заявляет о своей полной солидарности с ген.Корниловым, его подвергают аресту и он становится узником Быховской тюрьмы.

Затем следует бегство на Дон, первый Кубанский поход... После трагической смерти ген.Корнилова А.И. принимает командование Добровольческой армией, едва ли не в самый критический момент ее существования.

Окруженная со всех сторон значительными силами красных, ока, казалось, находилась в безвыходном положении, но ген.Деникин ловким маневром выводит Армию из тяжелого положения и приводит ее в станицу Мечетинскую, где соединяется с отрядом генерала Дроздовского.

После этого ген.Деникин ставит себе целью очищение от большевиков всего Юга России, чтобы создать здесь прочную базу для комплектования и снабжения Армии и подготовки ее для дальнейшего наступления на север.

Весь остаток 1918 года проходит в ожесточенных боях. Со своей 9-тысячной Добровольческой армией с 20 орудиями он уничтожает сорокатысячную армию Сорокина и к началу 1919 года становится полным хозяином Юга России и доводит силу нашей Армии до 100 тысяч бойцов при 250 орудиях.

Первую половину 1919 года ген.Деникин ведет борьбу за обладание исходными пунктами для будущего наступления на Москву и, наконец, 20-го июня отдает свой знаменитый боевой приказ о движении на Москву.

Первые ошеломляющие успехи Белых Армий, казалось, не оставляли никаких сомнений в благоприятном результате нашего наступления, и уже к половине августа фронт достигает линии Царицын-Воронож - Орел - Киев. В частности, части Добровольческой армии после занятия Орла находятся лишь в 340 верстах от Москвы.

Но тут внезапно наступает перелом наших успехов. Большевики выводят на фронт свежую, хорошо вооруженную Красную армию, обученную при содействии старых кадровых офицеров бывшей Императорской армии. Фронт дает трещину, и, под натиском в 20 раз превосходящих сил красных, Белые армии вынуждены к отступлению, приведшему нас к Новороссийской эвакуации.

Много было написало, много сказано, а еще больше сплетено интриг и клеветы относительно истинных причин нашей неудачи.

Искали их в политике и стратегии, а что хуже всего - в личных качествах наших доблестных Вождей.

Правые упрекали нас за то, что мы не шли с монархическими лозунгами, левые кричали о реакции, а в тылу плелась злостная интрига против Главного Командования. Широкая публика плохо разбиралась в особых условиях гражданской войны и не отдавала себе отчета в тех трудностях, с которыми приходилось сталкиваться Главному Командованию.

При нашей малочисленности и недостатке в средствах снабжения и техники, мы могли выполнить нашу задачу - взятие Москвы - лишь при условии быстроты и внезапности. Но здесь мы встретили организованное сопротивление свежей красной армии, руководимой бывшими офицерами Царской армии.

Как всякая военная неудача сопровождается всегда падением морального состояния войск и дисциплины, так и здесь стали искать виновных. Снизу ползла злостная и несправедливая клевета против Начальника Штаба ген.Романовского, а сверху плелась интрига против самого Главнокомандующего генерала Деникина.

Это были самые мрачные страницы в истории Добровольческой армии, когда не враг сломил волю Главнокомандующего, но свои же соратники.

В создавшихся условиях ген.Деникин не счел возможным оставаться на своем посту и отдал приказ о созыве Военного Совета из старших начальников для выбора ему преемника.

Характерно, что в заседании этого Военного Совета большинство высказалось за выражение доверия ген.Деникину с просьбой не покидать пост Главнокомандующего. Но настойчивость ген.Деникина с одной стороны и непонятная пассивность ген.Драгомирова и ген.Кутепова с другой поставило Собрание старших начальников в необходимость выбрать нового Главнокомандующего, и по предложению ген.Богаевского был избран ген.Врангель.

Для ген.Деникина настал новый этап жизни - эмиграционный.

В эмиграции ген.Деникин тщательно избегал играть какую-либо роль, но где бы он ни жил - в Лондоне, Брюсселе, Париже или Нью-Йорке - его бывшие соратники свидетельствовали свое уважение и преданность к своему бывшему Главнокомандующему.

Живя в очень скромных условиях, почти бедно, ген.Деникин на попытки Совета Послов оказать ему денежную поддержку упорно отказывался от всякой помощи и зарабатывал себе насущный хлеб литературным трудом.

Писать ген.Деникин начал в возрасте 14 лет, и его произведения детских лет уже находили себе место в популярном в то время журнале "Нива". Впоследствии, когда он был уже офицером, его статьи военно-бытового характера появлялись в военных журналах. Будучи по натуре прямым, он не боялся говорить правду и не шел на компромисс со своей совестью даже в тех случаях, когда это могло угрожать его военной карьере.

В своих "Армейских заметках" он старался вскрыть те отрицательные стороны нашего военного быта, которые выражали царивший в нем иногда произвол и несправедливость в отношении младшего офицерского состава и солдатской массы. Оставаясь в рамках, допустимых дисциплиной, он умел находить подходящие литературные формы, чтобы указать на наши недостатки Б смысле боевой подготовки и подчеркнуть военную отсталость нашего командного состава.

В этой печатной борьбе он нажил себе немало врагов среди высших начальников, что часто тормозило его движение по службе.

Но, не взирая на это, его очевидная высокая военная образованность, в связи с его выдающимися качествами боевого начальника, - выдвинула его на высокие посты нашей военной иерархии.

Умер ген.Деникин в Нью-Йорке 7-го августа 1947 года, оставив по себе незабвенную память среди еще живых его соратников, и одновременно он вписал свое имя в Историю Русской армии, украсив нашу военную летопись рядом блестящих страниц военных подвигов в период Японской войны, войны 1914-1917 г.г. и гражданской.

Ген.Штаба Полковник А.Колчинский.





ВПП © 2014


Вестник первопоходника: воспоминания и стихи участников Белого движения 1917-1945. О сайте
Ред.коллегия: В.Мяч, А.Долгополов, Г.Головань, Ф.Пухальский, Ю.Рейнгардт, И.Гончаров, М.Шилле, А.Мяч, Н.Мяч, Н.Прюц, Л.Корнилов, А.Терский. Художник К.Кузнецов