АЛБАНИЯ И КОРОЛЬ ЗОГУ (Окончание) Продолжение "Воспоминаний" Л.П.Сукачева (См. "Вестник Первопоходника" №№ 28, 30, 33 и 34) - № 35 Август 1964 г. - Вестник Первопоходника
знак первопоходника
Галлиполийский крест
ВЕСТНИК ПЕРВОПОХОДНИКА
История 1-го Кубанского похода и Белых Армий

Содержание » № 35 Август 1964 г. » Автор: Сукачев Л.П. 




АЛБАНИЯ И КОРОЛЬ ЗОГУ (Окончание)
Продолжение "Воспоминаний" Л.П.Сукачева
(См. "Вестник Первопоходника" №№ 28, 30, 33 и 34)

Роскошь двора никак не была в тягость народу, который вообще никаких налогов не платил... Благодаря выгодному стратегическому географическому положению страны и умелой внешней политике короля, не только Малая Антанта, но и такие державы, как Великобритания, Соединенные Штаты и Италия беспрерывно давали Зогу деньги в надежде "купить" его таким обрасом. Король Ахмет деньги принимал, но тратил их на нужды своей страны и в "квислинга" не превращался.

Уже много лет спустя, будучи в эмиграции в Египте, он предупреждал своего родственника, короля Фарука, что тот напрасно старается быть "демократическим" королем. Он советовал ему тратить хоть незначительную часть своих сказочных богатств на "внешнее представительство", которое скорее принесло бы ему популярность в народе, чем его нео-демократичгские выдумки. На это Фарук отвечал, что он, хоть и египтянин, но албанец по крови; король, но не фараон; и что, хотя этому, правда, его в Кембридже и не учили, но в угоду своим арабам он и впредь будет посещать самые низкокачественные кабаки александрийского порта, грязнейший район Шубра и базар Муски... и есть жирную баранину руками, вытирая потом засаленные руки о белоснежный китель...

О том, что Зогу был прав и что египетская чернь не оценила заигрывания Фарука перед нею, мы видим но дальнейшему ходу событий. Возможно, что при более умелой политике королю Египта и удалось бы предотвратить падение режима. Конечно, история не пожалела и короля Зогу, но при его падении в 1939 году политическая обстановка мира была такова, что судьба Албании была предрешена... Все же в течение целых 15 лет король Зогу не только удерживался на троне но и совершенно преобразовал свое государство.

За этот срок в Албании все так изменилось к лучшему, что наверное, если бы бывшие чины Русского Коопуса имели возможность вернуться, через несколько лет после отъезда, в Тирану, - они бы больше на скуку не жаловались... Мы, четверо русских, перешедших на действительную албанскую военную службу, не роптали и жили совсем не плохо.

Я лично имел хороший дом в Тиране, ездил летом к морю на пляж в Дуреццо вместе с королем или за границу, имел к услугам денщика, автомобиль, а когда нужно было по делам службы - то и самолет. Работы, правда, было много, и не только по командованию полком, но и по разным военным постройкам. К тому же я проводил телефонные линии, искал источники для водопроводов В казармы, строил новые казармы и посылал свои части усмирять устраиваемые итальянцами восстания; обучал математике и готовил к экзаменам на чин полковника моего приятеля Хюсейн Сельмани, а двух принцев - Хюсейн и -Сали - к Поступлению Е Сен-Сирскую Академию.

При такой разнообразной работе бывали и забавные инциденты. Так, раз я должен был поехать из Тираны в Бурель (родина Зогу), где стояли два гвардейских батальона. Мне нужно было проверить кассы, так как я получил сведения, что в этом городе, состоящем всего из 25 частных домов, офицеры и государственные чиновники беспрерывно играют в карты, проигрывая друг другу казенные деньги. Одновременно со мной собрался в дорогу министр почт и телеграфов для проверки местного почтового отделения. Мы наняли вместе такси, надеясь, что, не пользуясь правительственными машинами, нагрянем неожиданно, не давши времени албанским "Добчинскому и Бобчинскому" сообщить всем, что "к нам едет ревизор"... Выехали из Тираны рано и к 9 часам утра были уже на месте. Я никаких растрат в своих батальонах не обнаружил, а министр, несмотря на тщательную инспекцию, не нашел и следа регистраций переводов денег в Италию на крупные суммы...

Как мы условились, мы встретились в ресторане, чтобы вместе позавтракать перед возвращением в Тирану. Но, выйдя на дорогу, чтобы уже садиться в взятое нами в столице такси, мы его не нашли...

Позже выяснилось, что бурельский почтмейстер, регулярно делавший переводы на крупные суммы в Италию, эти суммы не регистрировал в книгах, а посылал в Италию, на имя своего компаньона по жульничеству в Триесте, только приказ об их выплате. Так как проверка между двумя государствами делалась только раз в два года, то почтмейстер до истечения этого срока был в полной безопасности, и почтовое отделение в Триесте в сравнительно небольшой срок выплатило приятелю бурельского почтмейстера огромные деньги. Однако, все же испугавшись ревизии, он решил поскорее скрыться. Взял нанятое нами такси и благополучно докатил до Дураццо, где сел на отходящий в Бари пароход...

Много лет спустя, будучи уже в Египте, бывший король Албании оценил ловкость своего бывшего бурельского почтмейстера и взял его к себе в Александрию на должность, соответствующую "беженскому министру финансов"...

Мне не только на службе, но и "частным образом", то есть на приемах во дворце и в иностранных посольствах приходилось часто встречаться как с итальянскими дипломатами, так и с представителями других держав. Внешнюю политику Зогу вел сам и при этом очень ловко пользовался заинтересованностью великих держав в Албании - ключе к Балканам. В 30-х годах главная опасность, грозившая королю Ахмету, была со стороны Муссолини. Итальянский диктатор старался всеми силами упрочить свое положение в Албании: сначала дружески, с целью мирного внедрения, давал деньги королю; тот их охотно брал, но тратил исключительно в интересах своей страны. Устраивали итальянцы также восстания горцев, но наш специальный гвардейский батальон вместе с двумя ротами - танковой и блиндированных автомобилей - мгновенно ликвидировали все попытки устройства государственного переворота.

Видя, что без открытого вмешательства военных сил извне король Албании ни на какие уступки не идет, Муссолини в 1935 году прислал к берегам Дураццо итальянский флот, который остановился в пяти милях от гавани. С минуты на минуту ждали высадки, но... уведомленная о случившемся Англия выслала с Мальты свою стоявшую там эскадру. Британский флот вошел в порт Дураццо. В течение двух суток английские моряки кутили в городе... пока итальянские корабли не ушли. Только тогда и они получили приказ покинуть албанские территориальные воды.

Но время шло, и политическая мировая карта менялась.. Влияние Оси крепло. Зогу мужественно продолжал вести свою независимую национальную линию. Ко дню его свадьбы в апреле 1938 года им были получены ценные подарки со всех сторон света. Гитлер прислал роскошный огромный автомобиль марки Мерседес-Бенц, Муссолини - обещание провести шоссейную дорогу Дураццо-Тирана; и, действительно, в короткий срок эта великолепная авто-страда была готова.

Королева Жеральдина забеременела. Ждали рождения наследника престола (Аллаху был заказан мальчик!), который, вместо племянника Ахмета Зогу 1-го, должен был вступить на престол после смерти отца.

Популярность Зогу в стране продолжала рости. Италии поэтому пришлось искать новых путей к покорению Албании. Конечно, самое простое было бы немедленно прибегнуть к вооруженной силе, но Муссолини мечтал заставить Ахмета покориться и остаться фиктивно главою государства, слушаясь во всем приказаний Рима. Другими словами, целью фашистского правительства не было - завоевать Албанию и изгнать ее правителя, как это было сделано в Абиссинии. Нет, непокорный воле Дуче, Зогу был настолько любим своим народом, что надо было его оставить на его посту, но превратить в "марионеточного" короля, а веревку, на которой он бы плясал, предоставить тянуть диктатору великой Италии...

План выполнения этой нелегкой задачи, по крайней мере по циркулировавшим в Албании слухам, созрел в хитрой женской головке дочери Дуче - Эды Чиано, супруги министра иностранных дел. Фашистские тайные агенты получили кредиты, чтобы подкупить акушеров, пользующих королеву Жеральдину, и узнать предполагаемую дату родов. На что были израсходованы эти кредиты - навсегда останется тайной итальянской разведки, так как вся Албания точно знала, в каком месяце можно было ожидать появления на свет наследника престола. Тонкий психологически-дипломатический план, инспирированный графиней Чиано, стратегическое ведение которого было поручено итальянскому Генеральное Штабу, состоял в следующем: итальянские вооруженные силы - авиация, флот, десантные части - должны были неожиданно обрушиться на маленькую Албанию и произвести "блитц", занявши страну в день родов королевы. Весь расчет базировался на любви Зогу к супруге: КОРОЛЬ Албании никогда не решился бы бросить ее в Тиране и бежать без королевы и новорожденного принца! А как тащиться с ними по трудно проезжии, тряским горным дорогам через несколько часов после родов?

Все было предусмотрено... кроме женской болтливости дочери итальянского диктатора. Действительно, как не похвастаться приятельницам, как она умна, что она, дочь Муссолини, придумала такой гениальный план? Видно, унаследовала гений отца, а не пошла в мать, донну Рахелю!..

В результате не было в Албании человека, который не знал бы, что итальянская высадка в Тиране должна была произойти в день родов Жеральдины. Таким образом, Зогу имел достаточно времени, чтобы принять "контр-меры", исполнение которых было поручено мне. Я должен был подготовить бегство всей королевской семьи в момент предстоящей итальянской высадки в Дураццо. Одновременно, албанская армия должна была хоть на несколько часов задержать продвижение фашистских вооруженных сил из Дураццо в столицу Албании, чтобы дать королевской семье и ее свите возможность отдалиться от Тираны на юг.

Все произошло, как было предвидено. В 5 часов утра 6-го апреля 1939 года пушечные салюты возвестили о рождении наследника престола, нареченного Искандером. Я поспешил в свою канцелярию во дворец для отдачи последних распоряжений. Итальянцы поспешно эвакуировались из Тираны (боялись "балканской резни"…). Над городом уже в полдень пролетели итальянские эскадрильи, перебили все загородные телефонные сообщения и бросили населению прокламации. Одновременно французское радио сообщило, что итальянский флот вошел в Дураццо и 40-тысячная армия высаживается на берег. Я знал, что наши слабые малочисленные войска (около полутора тысяч человек) по полученным заранее инструкциям задержат итальянский марш на Тирану... и не ошибся. Только к вечеру 6-го апреля итальянские танки и автомобили смогли взять курс на столицу... На следующее утро вся итальянская пресса известила фашистский народ о том, что "армия покрылась славой". Нужно еще к этому добавить, что, как я узнал позже, перед отходом, то есть накануне высадки, итальянцы забрали из наших единственных тяжелых приморских пушек - их было 20 штук - все ударники. Таким образом, командующий обороной порта Дураццо капитан Красенский даже не смог воспользоваться этой тяжелой артиллерией...

Итак - итальянские вооруженные силы победоносно прошли по автостраде Дураццо-Тирана - свадебному подарку Муссолини королю Зогу... Бойтесь данайцев, дары приносящих!...

Зато дар Фюрера был использован мною в интересах королевы Жеральдины. Я заблаговременно переделал его в автоамбуланс. В 5 часов вечера 6-го апреля, то есть 12 часов после родов, ее туда положили, заливши частично тело гипсом, чтобы охранить от тряски, неизбежной на примитивных горных дорогах. Около сотни других машин, легковых и грузовых, были мною также заготовлены заранее. В них поместилась вся королевская семья, свита, часть высших чиновников с семьями, прислуга... Огромный багаж, ценности, словом, все добро, которое можно было уложить в камионы, уже с раннего утра грузилось перед королевским дворцом...

Я попрощался с королем. Он трогательно благодарил меня за долголетнюю верную службу. "Если итальянцы предложат тебе службу у них, - добавил он, - не отказывайся. Я буду только рад, если на ответственных местах в Италии окажутся люди, преданные интересам Албании... а ход истории не нам менять, но последнее слово еще не сказано..."

Долго смотрел я вслед удалявшемуся в пыли дороги королевскому обозу. Потом вернулся к себе в канцелярию. К словам Зогу о том, что итальянцы могут предложить мне перейти на их службу, я отнесся довольно скептически. Ведь о том, что я виновник своевременного бегства короля и организатор некоторого сопротивления, оказанного при десанте в Дураццо, итальянский Штаб не мог не знать...

Я стал уничтожать бумаги, которые не должны были попасть в руки итальянцам. Кругом было тихо, только слышалась какая-то перестрелка со стороны тюрьмы. Полночь, час ночи... Наконец, получаю по радио долгожданное известие, что весь королевский обоз благополучно перебрался через греческую границу. Я вздохнул облегченно.

Вернулся к себе домой на руга Поста, снял мундир албанского майора. "Может быть, никогда больше не придется его надеть", - мелькнуло в голове. Лег спать в ожидании дальнейших событий

Л.Сукачев.
/продолжение следует/




ВПП © 2014


Вестник первопоходника: воспоминания и стихи участников Белого движения 1917-1945. О сайте
Ред.коллегия: В.Мяч, А.Долгополов, Г.Головань, Ф.Пухальский, Ю.Рейнгардт, И.Гончаров, М.Шилле, А.Мяч, Н.Мяч, Н.Прюц, Л.Корнилов, А.Терский. Художник К.Кузнецов