ИЮЛЬСКИЕ ДНИ ВБЛИЗИ ЕКАТЕРИНБУРГА В 1918 ГОДУ. - Сибирский Летописец. - № 57/58 Июнь-Июль 1966 г. - Вестник Первопоходника
знак первопоходника
Галлиполийский крест
ВЕСТНИК ПЕРВОПОХОДНИКА
История 1-го Кубанского похода и Белых Армий

Содержание » № 57/58 Июнь-Июль 1966 г. » Автор: Сибирский Летописец 




ИЮЛЬСКИЕ ДНИ ВБЛИЗИ ЕКАТЕРИНБУРГА В 1918 ГОДУ.

25 мая 1918 г. следовавшие по Западно-Сибирской жел.дороге на восток чешские эшелоны при попытке их разоружения красными властями в ряде сибирских городов - Челябинске, Кургане, Омске, Новониколаевске - оказали сопротивление и, при помощи русских тайных офицерских и общественных организаций, свергли большевистскую власть.

В Омске появилось Временное Сибирское правительство, избранное Томской Областной Думой. Во главе правительства стоял томский присяжный поверенный Петр Вологодский, по убеждениям эс-эр. На территории освобожденной от большевиков Западной Сибири было восстановлено демократическое управление. Чехословацкие части, вместе с русскими добровольцами и мобилизованными офицерами и казаками, повели дальнейшую борьбу по очищению Сибири от большевиков.

Из столицы Западной Сибири Омска Центральное Западно-Сибирское большевистское правительство (Сибревком) бежало на Урал двумя путями - на пароходах по р.Иртышу через Тобольск и по жел.дороге на Екатеринбург. Из попутных городов по линии жел.дороги Омск-Екатеринбург большевики вывозили все, что возможно было вывезти. Ограбили банки, увозили товары из складов и магазинов частных лиц, готовые изделия и сырье с фабрик и заводов, муку и зерно с мельниц и элеваторов, уводили паровозы и вагоны с жел.дорожных станций. В течение продолжительного времени один за другим шли товарные поезда в сторону Урала. Придорожное население долго ломало голову, что означало это необычное движение поездов.

Разъяснилось дело, когда по линии жел.дороги были расклеены приказы главнокомандующего красным сбродом товарища Шебалдина, предлагавшего всех сторонников Сибирского правительства - офицеров, бывших чинов полиции, чиновников и духовенство - беспощадно расстреливать на местах. Путь отступления красных ознаменовался целым рядом невинных жертв из разных сословий. Поэтому при приближении красных недисциплинированных частей, состоявших в большинстве из добровольцев фабричных рабочих, многие вынуждены были укрываться в лесах и болотах.

Из Омска красная пехота отступала вдоль линии Омск - Екатеринбургской жел.дороги. Русские и чешские части преследовали красных, ведя ежедневные стычки. Когда Царская Семья переживала последние трагические дни своей жизни в Екатеринбурге, фронт приближался к гор.Тюмени (300 верст от Екатеринбурга).

7-го июля большевистские банды потерпели сильное поражение около станции и реки Вагай, в результате чего бежали без оглядки, не оказав сопротивления на р.Тоболе, у гор.Ялуторовска, только подорвав одно звено жел.дорожного моста через эту реку и расстреляв заключенных в городской тюрьме.

Чтобы задержать паническое бегство красных героев, крестьяне ближайшей к Ялуторовску деревни разрушили полотно железной дороги и подпилили несколько телеграфных столбов. Красные вошли в деревню для поиска виновных, но виновных никто не мог указать, так как разрушение жел.-дорожного пути было произведено ночью. Красные задержали четырех человек, в том числе 15-летнего мальчика, вывели их на полотно жел.дороги и тут же расстреляли. Напрасно несчастный мальчик божился и клялся в своей невиновности, на коленях умоляя о пощаде: его мольбы нисколько не подействовали на озверелых людей.

Оставив без боя г.Ялуторовск, красные задержались под гор.Тюменью, в 30 верстах, 10 июля заняв село Богандинку, причем станция Богандинка находилась в руках белых. Село Богандинка расположено в изгибе реки Пышмы, окружено лесами и болотами. Большевики здесь окопались и оказывали упорное сопротивление, продержавшись целую неделю, вероятно, для того, чтобы дать возможность красной администрации гор. Тюмени эвакуировать свои семьи, учреждения и богатейшие склады этого крупного промышленного центра. В Тюмени много разных заводов, особенно кожевенных. Большевики вывезли весь запас кожи, как выделанной, так и невыделанной. Вывезли много фабричных машин и много машин привели в негодность.

Чтобы ускорить занятие села Б., белые со станции, в обход села, послали сильный отряд, который встретился с таким же отрядом большевиков, посланным из села в тыл станции. Близ деревни Железный Перебор встретившиеся противники вступили в бой. Прижатый к реке большевистский отряд почти весь был уничтожен. Спаслись только дезертиры, которые в начале боя бросились в реку и переплыли на другую сторону.

В то же время партизанский отряд полковника Смолина обходными путями захватил уже в тылу у неприятеля следующую за Тюменью станцию Подъем, пустив в ход несколько броневиков, посланных из Екатеринбурга. Захват ст.Подъем вызвал панику среди большевиков гор.Тюмени и, несомненно, ускорил падение этого города.

Об этом партизанском отряде срели местных жителей передавались легенды. Отряд неожиданно появлялся в глубоком большевистском тылу, производил уничтожение большевистских учреждений и, наведя панику, на следующий день появлялся в еще более глубоком тылу, пользуясь славой неуловимого.

15-16 июля происходила непрерывная пальба из пушек по селу Б., в котором продолжали укрываться красные. В ночь с 16 на 17 июля в селе вспыхнул пожар, уничтоживший половину селения. Красные сожгли деревянный мост на р.Пышме и, подорвав жел.-дорожный мост, бежали в гор.Тюмень, который был сдан без боя. 21 июля г.Тюмень торжественно отпраздновал свое освобождение от большевиков.

После падения Тюмени фронт подвинулся к Камышлову и вскоре к Екатеринбургу, задержавшись на долгое время при станции Богданович.

Крестьянское население встречало белых, как избавителей. В короткое время своего владычества красные показали, на что они способны. По деревням были организованы комитеты бедноты. У более зажиточных крестьян отнимались излишки зерна. Производился учет скота и всякого крестьянского имущества. Многие из крестьян за сопротивление властям были заключены в тюрьмы. Какие-то отряды разъезжали по деревням и просто грабили крестьян, отнимая одежду, обувь, подушки, посуду - якобы для организуемой красной армии. При малейшем сопротивлении крестьяне подвергались избиению.

Поэтому крестьянство сочувственно относилось к белому движению и помогало, чем могло, снабжая воинские части продовольствием, давая подводы, перевозя воинские части на дальние расстояния. По изгнании красных крестьянство зажило прежней спокойной жизнью, но среди населения оставалось много большевиков, которые вели яростную пропаганду против правительства, срывали мобилизацию молодежи и даже вызывали восстания, как Кустанайское и даже в самой столице Сибири, Омске (восстание рабочих жел.-дорожного депо). Но это - уже другая тема.

Одновременно наступление на Екатеринбург велось с юга, из Челябинска, группой чехов и оренбургских казаков, под начальством полковника (впоследствии генерала) Войцеховского, которая и заняла Екатеринбург 25 июля 1918 года.

Примечание: Судьба ген.Войцеховского. По окончании белого движения ген.Войцеховский уехал в Чехословакию, где в последнее время был военным министром. При захвате Чехии большевиками жена генерала, сын и невестка в самый последний момент чуть не пешком ушли из Чехии и благополучно прибыли в Германию. Генерал Войцеховский, как человек долга, остался в Праге, ссылаясь на невозможность оставить свой пост в такое исключительное для страны время. Вероятно, он разделил участь всех белых вождей. Рассказ о судьбе ген.Войцеховского автор статьи лично слышал от семьи генерала.

Калифорния.

Сибирский Летописец.




ВПП © 2014


Вестник первопоходника: воспоминания и стихи участников Белого движения 1917-1945. О сайте
Ред.коллегия: В.Мяч, А.Долгополов, Г.Головань, Ф.Пухальский, Ю.Рейнгардт, И.Гончаров, М.Шилле, А.Мяч, Н.Мяч, Н.Прюц, Л.Корнилов, А.Терский. Художник К.Кузнецов