КУБАНЦЫ ПОД БЕЛОЙ ГЛИНОЙ (Февраль 1920 г.) - Ген. В.Чернавин. - № 57/58 Июнь-Июль 1966 г. - Вестник Первопоходника
знак первопоходника
Галлиполийский крест
ВЕСТНИК ПЕРВОПОХОДНИКА
История 1-го Кубанского похода и Белых Армий

Содержание » № 57/58 Июнь-Июль 1966 г. » Автор: Чернавин В. 




КУБАНЦЫ ПОД БЕЛОЙ ГЛИНОЙ (Февраль 1920 г.)

Работая над темой о последнем периоде Гражданской войны на Северо-Кавказском театре, пишущий эти строки встретил большие затруднения при попытке осветить действия Кубанской армии. Документальные материалы о последней, повидимому, погибли, воспоминаний об этом периоде Гражданской войны вообще мало, обращения к ряду кубанцев, участников событий, дали очень слабые результаты.

Между тем, есть очень серьезные основания предполагать, что общепринятая версия о Кубанской армии (той части ее, которая держала фронт) в последние месяцы Гражданской войны на Сев.Кавказе, мнение об ее полной деморализации, развале, потере боеспособности - далеко не соответствуют действительности и подлежат пересмотру. В качестве наглядного примера этому могут быть приведены события, связанные с катастрофой 1-го Кубанского корпуса в районе с.Белой Глины 8 февраля (ст.ст.).

Состояние Кубанской армии в период боев на Маныче и южнее в январе-феврале 1920 г. изображается в официальных документах в крайне мрачных красках. Вот, например, запись (от 7 февраля) из "Журнала военных действий Донской армии": "Из ряда разговоров по аппарату с офицерами генерального штаба Кубанской армии выясняется постепенное ее таяние, дезертирство, шкурничество и заболеваемость. Главное - преступное дезертирство"...

О самом ходе последнего боя 1-го Кубанского корпуса в "Описании боевых действий Вооруженных Сил Юга России" за время с 27 ноября 1919 г. по 12 марта 1920 г., составленном по официальным донесениям летом 1920 г. в Крыму, дается перечень частей, "сдавшихся полностью в плен, "разбежавшихся" или "разошедшихся" по своим станицам"... О штабе корпуса сказано: "Противник взорвал мост в тылу 1-го корпуса. Эшелоны штаба корпуса захвачены полностью в плен"... Отметим, что это последнее сведение - о пленении штаба корпуса - имеется и в других документах. Так, в записи "Журнала военных действий Донской армии" от 9 февраля, содержащей сведения о разгроме кубанцев, говорится: "Взят в плен штакор вместе с командиром корпуса генералом Крыжановским".

Этим данным можно в настоящее время противопоставить другие. Свидетельства кубанских офицеров, непосредственных участников боев, а кроме того - что, пожалуй, еще более существенно - свидетельства противников - совершенно иначе освещают происходившее.

Вот, в немногих словах, ход событий:

По отходе за р.Маныч Кубанская армия (1-й и 2-й кубанские корпуса) заняла фронт от жел.дороги Царицын-Екатеринодар на восток по левому берегу Маныча и далее по озерной линии.

Попытки красной 10-й армии в январе форсировать Маныч к югу от Великокняжеской были кубанцами отражены. Новое наступление красных, уже соединенными силами 10-й и 1-й Конной красных армий, встретило крайне упорное сопротивление кубанцев на фронте Бараниковское - - Екатериновка - Шаблиевка. 1-й Кубанский корпус, действовавший по сторонам железной дороги, атакованный значительно превосходными силами (именно против этого корпуса был направлен главный удар красных) понес очень серьезные потери и должен был отойти в район ст.Торговая - с.Воронцовское. Здесь 3-го февраля он выдержал новый тяжелый бой с ударной группой 10-й красной армии, поддержанной конницей Буденного, и к вечеру принужден был начать отход на следующий рубеж - Николаевка-Богородицкое.

Нельзя не упомянуть о том крайнем упорстве, которое, по свидетельству советских источников, проявили в этих боях части 1-го Кубанского корпуса. Атаки красной пехоты не раз захлебывались, приходилось вводить в дело конные дивизии Буденного, обходившие фланги обороняющихся. Во взятых уже красными деревнях отдельные группы защитников отбивались чуть не до последнего.

Как раз на следующий день по оставлении кубанцами района Торговая-Воронцовское подошла к Воронцовскому донская конная группа ген. Павлова. Совершенно вымотанная своим форсированным маршем в сильный мороз по лишенным населенных пунктов степям, она неудачно атаковала красных и отошла затем назад, к ст.Целине и Ср.Егорлыкскому.

Этот отход и временная небоеспособность Донской конницы дали красному командованию возможность нанести решительный удар 1-му корпусу, вновь приготовившемуся к упорной обороне на фронте Николаевка - Богородицкое. В то время, как этот корпус был связан с фронта наступлением стрелковых дивизий ударной группы 10-й красной армии, конные дивизии Буденного, пройдя в промежуток между приводившейся в порядок Донской конной группой и левым флангом Кубанской армии, вышли у Белой Глины в тыл кубанцам, перехватив здесь их пути отхода. В результате 1-й корпус был окружен и погиб. Из окружения пробились лишь дезорганизованные остатки его частей.

Штаб корпуса из боя не вышел и погиб. О том, как он погиб, сказать необходимо.

Сообщаемое ниже изложено по свидетельству врагов, по советской книге "Маныч - Егорлыкское - Новороссийск". Автор этого труда, Б.Майстрах, во время боев на Маныче командовал 20-й красной дивизией и рассказывает о событиях, как очевидец.

8-го февраля поездной состав штаба 1-го Кубанского корпуса стоял на ст.Белая Глина. Тут же было и два бронепоезда. По получении донесений о нахождении в тылу красной конницы, штаб корпуса и бронепоезда двинулись на Тихорецкую, но путь уже был перехвачен красными, и у взорванного моста поезда застряли. Скоро на них вышла конница Буденного: 4-я и 6-я кавал.дивизии. Сгоряча командир 2-й бригады 4-й дивизии т.Мироненко повел части своей бригады и 35-й полк 6-й дивизии в конную атаку на бронепоезда. Атака была отбита командами бронепоездов и присоединившимися к ним офицерами штаба корпуса. Т.Мироненко и командир 35-го полка были убиты. Конница отхлынула.

Тогда по приказанию прибывшего к месту боя Буденного были вызваны на открытую позицию конные батареи, начавшие бить прямой наводкой по белым.

Держаться далее в бронепоездных составах было нельзя. Вооружившись винтовками, штаб и команды бронепоездов, с ген.Крыжановским и инспектором артиллерии корпуса ген.Стопчиным во главе, стали отходить от железной дороги. Сразу же они оказались окруженными красной конницей. Несмотря на совершенно безвыходное положение, - пишет Б. Майстрах, - белые не сдавались и пытались пробиться в степь. Конные атаки красных встречались и отбивались выдержанным залповым огнем. Красным, по свидетельству Б.Майстраха, хотелось захватить окруженную группу офицеров живыми, но после того, как несколько атак буденновцев было отбито и они понесли порядочные потери, пришлось отказаться от этой мысли. Конница отошла, и вперед выдвинуты были пулеметные тачанки, открывшие огонь по кучке белых. В 2-3 минуты пулеметный огонь скосил ее. Тогда вновь бросилась вперед конница и дорубила тех, кто еще был жив.

К книге Б.Майстраха приложены иллюстрации. На одной из них воспроизведены последние минуты ген.Крыжановского и его офицеров. Сумерки зимнего дня, низкое хмурое небо, уныло-однообразная снежная степь. На первом плане - отстреливающиеся, сбившиеся в плотную группу офицеры, вокруг - маячащие лавы красной конницы.

Прошли уже десятилетия со дней Маныча и Белой Глины, но и теперь для большинства участников борьбы на юге России действительный облик этих событий не ясен. Многие бывшие соратники ген.Крыжановского, быть может, и до сих пор верят официальной версии об его конце. Для них, думается, не безразлично будет узнать, как умер ген.Крыжановский и те, кто с ним были.

Ген. В.Чернавин.





ВПП © 2014


Вестник первопоходника: воспоминания и стихи участников Белого движения 1917-1945. О сайте
Ред.коллегия: В.Мяч, А.Долгополов, Г.Головань, Ф.Пухальский, Ю.Рейнгардт, И.Гончаров, М.Шилле, А.Мяч, Н.Мяч, Н.Прюц, Л.Корнилов, А.Терский. Художник К.Кузнецов