знак первопоходника
Галлиполийский крест
ВЕСТНИК ПЕРВОПОХОДНИКА
История 1-го Кубанского похода и Белых Армий

Содержание » № 61-62 Октябрь-Ноябрь 1966 г. » Автор: Ефимов А. 




ИЖЕВЦЫ И ВОТКИНЦЫ.
(Продолжение, см. № 59/60)

Присоединение к восставшим крестьян.

Восстание на Ижевском и Воткинском заводах распространилось среди крестьян в уездах Сарапульском, Малмыжском, Уржумском, отчасти также в Нолинском, Глазовском и Оханском. В Елабужском уезде вспыхнуло и разрослось независимо действовавшее восстание под руководством подполковника Молчанова. Вся южная часть Вятской губернии поднялась против красного гнета. Ближайшие к заводам деревни и_ села сразу же поддержали восставших рабочих, так как были тесно связаны с ними общими интересами: работой, сбытом своих продуктов, родственными узами...

Но кроме этого у крестьян были свои счеты с большевистской властью. Богатая хлебом и разными сельско-хозяйственными продуктами Вятская губерния привлекла внимание красных властителей страны.

Сюда были посланы многочисленные "продовольственные" отряды для отбирания от крестьян хлеба, скота и других продуктов для питания больших голодающих городов и растущей красной армии.

Эти отряды, составленные из подонков городских жителей, выпущенных из тюрем преступников, "красы и гордости революции" - матросов и другого сброда, отнимая от крестьян продукты пропитания, заодно грабили у них деньги и все ценное.

Их "продовольственная" деятельность сопровождалась насилием, избиениями и нередко убийствами.

После разгрома советской власти в Ижевском и Воткинском заводах, разбегаясь в разные стороны, эти отряды совершенно потеряли признаки организованных единиц и обратились в шайки мародеров.

Крестьяне и более дальних районов от восставших заводов искали способов отделаться от грабителей и пославшей их советской власти. В лесах и оврагах они устраивали сходы и слали в Ижевск своих представителей с просьбой дать им оружие. Взамен они обязались снабжать заводы съестными припасами.

Полковник Федичкин и штаб обороны начали вооружать крестьян винтовками, руководить организацией у них отрядов и давали им боевые задачи.

Восстание разрослось на большую площадь. По сведениям красного источника (Гражданская война, т.1) площадь восстания достигла 12-13 тыс.кв.верст с 700-800 тыс. населения. Но на картах красных же исторических изданий район восстания занимает по крайней мере площадь в 35000 кв.верст, простираясь на параллели гор.Оса от р.Камы до р.Вятки более, чем на 250 верст и с севера на юг примерно на 150 верст.

Руководство боевыми действиями в таком районе, покрытом трудно проходимыми лесами и болотами, было, конечно, затруднительно, но оно очень облегчалось сильно развитой телеграфной и телефонной сетью, построенной в Вятской губернии еще до Великой войны.

Вятское земство было в России одним из наиболее деятельных - строительство дорог и телефонной связи было поставлено очень широко, как отлично было развито и школьное дело.

Зажиточность крестьян к большой процент грамотности не помешал красным историкам (Гражд.война, т.1) по-своему объяснять действия крестьян: - "Вся местность вокруг Ижевска, представляет большие лесные массивы со множеством рек и речушек, по берегам которых расселилось вотяцкое племя. Народ крайне некультурный, темный по своим воззрениям и верованию, совершенно не разбирался в тех событиях, которые происходили вокруг него, а, тем более во всей стране; соседями у него были татары, недалеко ушедшие по своей культурности от вотяков; поэтому белогвардейскому командованию легко было как вотяков, так и татар завербовывать в свои отряды".

О "культурности" продовольственных отрядов красный писа.тель,конечно, не обмолвился ни одним словом.

По сведениям некоторых Ижевцев на вооружение крестьянских отрядов было выдано не менее 60000 винтовок; другие считают много больше.

Крестьянские формирования значительно увеличили силы восставших рабочих, но усложнили питание боевыми припасами.

Если старые запасы материалов на Ижевском заводе могли поддержать выделку большого количества винтовок, то с патронами дело обстояло плохо. В Ижевском заводе их запас был незначителен.

Патроны, орудия и пулеметы добывались, главным образом, в боях у красных, иногда значительными партиями.

В этом отношении интересно показание одного участника. Он сообщает, что 3-ья Красная армия, защищавшая Пермь и не имевшая возможности, вскоре после восстания, выделить достаточные силы для обеспечения железной дороги от Перми на Вятку, дала только кадры для нескольких полков. Для пополнения этих полков была произведена мобилизация в северных уездах Вятской губ. и в Пермской губернии.

Эти полки хорошо работали на пользу восставших: после встречи с противником они поспешно отступали или разбегались, оставляя свое оружие и боевые припасы. Их снова собирали и вооружали, а они снова повторяли прежнее, и так несколько раз, пока более надежные части не стали прибывать из центра страны на замену не желавшего воевать за советскую власть местного населения.

В бою под Ижевском 17-19 августа Ижевцы уничтожили наиболее боеспособные части 2-й Красной армии.

Надо было закончить полный разгром этой армии, уничтожив остатки их отрядов и тыловых учреждений, группировавшихся около г Сарапуля. Здесь же был и штаб 2-й армии.

Полковник Федичкин послал шт.кап. Куракина для очистки от красных дороги до пристани Гальяны. После захвата пристани этот же отряд направился на гор.Сарапуль и очистил его от противника в конце августа.

Ижевцы переправились также на левый берег Камы и заняли там дер. Ершовку, Камбарский завод и некоторые другие пункты, где поставили небольшие гарнизоны.

Связь между 2-й и 3-ей армиями была прервана. Разгром боевых частей 2-й красной армии обратился в полный развал всей армии.

Красный историк ("Гражд.война", ч.1, стр.137) описывает, как "оставшиеся в Сарапуле силы, к которым присоединились отступавшие от Елабуги, а также прорвавшиеся к Сарапулю отряды, не могли устоять против натиска чехо-словаков (прим.: чехо-словаков здесь совершенно не было. А.Е.) и вырвались из рук управления; часть этих отрядов бросилась к p.p. Каме и Вятке, захватила пароходы и, грузя на них награбленное по дороге, стремительно поплыла вверх по р.Вятке, пьянствуя и распространяя по пути самые фантастические и нелепые слухи; те, кто не успел сесть на пароходы, продолжали в беспорядке отходить по берегам рек и по линии Казань-Екатеринбургской жел. дороги на Вятские Поляны"...

В центре забили тревогу и срочно командировали новых красных командиров и комиссаров. Они направились в гор.Вятку, где торопились (там же, стр.158) "...для противодействия дальнейшему распространению белогвардейских банд безотлагательно принять меры по укреплению г.Котельнич и обеспечению там жел.-дорожного.моста от захвата и взрыва, а также построить окопы у с.с. Медведского и Петровского по р. Вятке"...

От Ижевска до гор.Котельнич по прямому расстоянию 300 верст, а до у указанных сел 200 верст. "Безотлагательные меры" красных указывали, какую угрозу чувствовали они от дальнейшего распространения восстания.

Вновь назначенные командиры и комиссары отправились из гор.Вятки на пароходе разыскивать рассыпавшуюся армию: - "Чем дольше пароход спускался вниз, тем чаще стали попадаться тянущиеся в кильватерных колоннах пассажирские пароходы, буксиры с баржами и даже остатки боевой речной флотилии. Все это отступало; находившиеся на этих пароходах: красноармейцы и матросы представляли совершенно разложившийся элемент, держали себя вызывающе, никаких приказов исполнять не желали; на пути грабили селения, пьянствовали. Остановить этих панически настроенных людей никто не был в силах, хотя попытки к этому делались... От одного из встреченных пароходов удалось узнать, что полевой штаб находится в Малмыже"...

В полевом штабе вновь приехавшие начальники нашли старый командный и политический состав в таком виде: "Все эти лица производили удручающее впечатление; вследствие целого ряда неудач и отступлений они были измучены, лишились всякой энергии и желания работать; настроение у всех было подавленное. От временно командующего каких-либо ценных и подробных сведений о действиях его отрядов и о противнике получить не удалось. Связь была лишь с ближайшими к штабу отрядами, так как для связи с более удаленными средств не имелось. Все виденное приводило к заключению, что в сущности армии никакой не существует и что нужно заново строить 2-ую армию"...

Таковы свидетельства самих красных - разгром их сил под Ижевском и в последующих боях вывел всю их 2-ую армию из строя.

Небольшие группы красных, не успевшие бежать во-время, бродили в лесах к югу от жел.дороги Казань-Сарапуль. По красным сведениям к югу от ст.Агрыз прятался отряд в 2000 человек под командой Чевырева. Присутствие этих групп красных в сравнительно недалеком расстоянии от восставших заводов препятствовало установлению надежной связи с другими антибольшевистскими силами.

9. Подготовка к решительному к столкновению.

Сентябрь месяц прошел в расширении района восстания; происходили стычки передовых частей, и обе стороны готовились к решительным боям.

Ижевцы и Воткинцы, освобождая от разбежавшихся шаек красных и от "продовольственных" отрядов ближайшие районы, продвигались на всех направлениях.

На западе Ижевцы и присоединившиеся к ним крестьяне подходили к реке Вятке на участке г.г. Малмыж и Уржум.

На севере под угрозой восставших находилась жел.дорога Вятка-Пермь, где Ижевцы подходили близко к гор.Глазову, а Воткинцы угрожали захватить ст.Чепца.

На востоке Воткинцы были недалеко от г.Оханска, одно время занимая большое село Сосновское, а на левом берегу Камы вели бои около гор.Оса. Оба города - Пермской губернии. К ВОСТОКУ от своего завода Воткинцы за Камой занимали некоторые пункты, где происходили столкновения с левым флангом главного фронта 3-ей красной армии (5-я Уральская дивизия кр.армии).

К югу от заводов, как было сказано раньше, был взят гор.Сарапуль, и далее к западу на жел.-дорожной линии Казань-Екатеринбург Ижевцы вытеснили красных со ст.Агрыз, от которой шла ветка на Ижевск и Воткинск.

Делались также попытки войти в связь с другими антибольшевистскими армиями для согласования действий и получения недостающего снабжения; с другой стороны - для отправки избытка винтовок туда, где они были нужны.

Запасы огнеприпасов были очень незначительны. Имевшиеся на заводе в Ижевске и захваченные в боях у красных снаряды и патроны таяли, а организовать их выделку в достаточном количестве не было возможности из-за отсутствия пороха, капсулей и других материалов. Некоторое количество ружейных патронов было сделано из старых, собранных в окопах гильз с пулями из красной проволочной меди.

Когда Казань была еще в белых руках, три Ижевца добрались туда через красное расположение и просили о помощи присылкой боевого снабжения. Но Казанцы переживали тяжелые дни и помочь не могли.

Позднее все тот же энергичный шт.-капитан Куракин с небольшим отрядом добрался до Самары, получил там 10000 трехдюймовых снарядов, 60 пудов взрывчатых веществ, деньги и разное другое снабжение. Все это он мог довезти только до гор.Бирска. Пробираясь через расположение красных, он вернулся в Ижевск, доставив лишь деньги и телефоны.

Только Волжская флотилия адм.Старка и кап. 2-го ранга Федосьева, дошедшая после падения Казани до Сарапуля, дала Ижевцам одну 37-миллиметровую пушку с 50 снарядами, 40000 ружейных патронов, 30 фунтов толу, 100 капсулей для ручных гранат и 50 седел. Какая это была ничтожная помощь, можно судить по тому, что Ижевцы на вооружение восставших крестьян выдали не менее 60000 винтовок, а по некоторым сведениям - много больше.

Количества патронов, полученных от флотилии, не хватило и по одному на винтовку.

В красном лагере шли усиленные приготовления для подавления восстания Ижевцев и Воткинцев.

Разгром, бегство и полный развал 2-й красной армии и явные сочувствие и помощь крестьян восставшим рабочим делали восстание чрезвычайно опасным для красной власти. Ненадежность мобилизованных из местного населения заставляла посылать войска из центра страны. Упорство в боевых столкновениях требовало посылки особо стойких частей, составленных из коммунистов, из отрядов "чрезвычаек", из латышей и китайцев...

Отряды наемных иноземцев по своей жестокости не отличались от доморощенных коммунистов, и борьба принимала свирепый, кровавый характер с большими потерями с обеих сторон.

Ижевцы, бывшие на "Северном" фронте, вспоминали, как им пришлось иметь дело с каким-то интернациональным полком, в котором все бойцы были одеты в красные рубахи. Сильно опьяневшие, они с пением "Интернационала", переходившего при сближении в дикий рев, бросались на своего противника, несли большие потери, но повторяли атаки по несколько раз.

На восстановленную 2-ую красную армию возлагалась задача подавить восстание. 3-я армия помогала ей на севере, выделив для защиты жел.дороги Вятка-Пермь сильные отряды, а для защиты г.Пермь с юга назначалась 5-ая Уральская дивизия, расположенная в районе г.Оса.

2-ая армия с приездом новых командиров начала залечивать свои раны. Из разбитых, деморализованных и распущенных отрядов и групп новый командный и политический состав начал формировать батальоны, полки и дивизии.

Состав формирований стоит того, чтобы на нем остановиться.

Пользуясь тем же источником (Гражд.война, т.1, стр.140), находим: "50-я, 51 -я и 52-я маршевые роты московского продовольственного отряда сводятся в батальон; отряды Елабужской и Пензелинской групп составляет 2-й батальон; отряды т.т. Анисимова и Никулина составляют 3-й батальон. Все три батальона сводятся в 1-й сводный полк".

Из таких же маршевых рот и случайных отрядов формируется 2-й сводный полк. Третьим полком в образованную таким образом 1-ую сводную дивизию входит 1-й Смоленский полк.

Полки снабжаются артиллерией. Например, во второй сводный полк придается 2 орудия Московского продовольственного отряда и 3 орудия морской батареи.

Состав Московского продовольственного отряда из 50 с лишком рот с артиллерией, нагрянувших на крестьян Вятской губ. для "сбора" хлеба, разъясняет многое в ходе описываемых здесь событий. Хлеб собирали пушки.

Кроме 1-й сводной дивизии во 2-ую армию была придана, временно Вятская дивизия.

После падения Казани 9 сентября у красных освободились новые силы, и на усиление 2-й армии прибыл отряд Азина. Этот отряд был усилен другими частями и переформирован во 2-ую сводную дивизию, состоявшую из трех пехотных полков, одного кавалерийского и артиллерийской бригады.

В конце сентября на помощь 2-й армии подошла красная Волжская флотилия Раскольникова. На жел.дороге у них появились бронепоезда.

В середине октября присылаются в эту армию роты чрезвычайных комиссий: Московской, Тамбовской, Смолено-Рязанской, Саратовской и Нижегородской. Из этих чекистов формируется 6-й сводный полк.

Наконец, прибывают на усиление уже готовые сформированные полки: Карельский, Пензенский и Мусульманский.

Переформировывая и организуя 2-ю армию, усиливая ее надежными частями, красная власть снабжает ее большими боевыми запасами.

Постепенно перевес сил и преимущества в материальном снабжении переходят на сторону красных.

10. Характер борьбы.

За отсутствием документов и достаточно полных показаний участников, восстановить ход борьбы восставших рабочих и крестьян со все более увеличивающимися силами красных возможно лишь в самых общих чертах.

Личные впечатления и рассказы участников этих событий дают много ценных данных о все нараставшем упорстве и ожесточенности боев, начавшихся в конце сентября и в октябре превратившихся в почти ежедневные столкновения на всех направлениях. Но время, часто и другие важные сведения обычно не указываются - они забыты.

Записи, которые велись некоторыми, погибли в последующих походах. Та же участь постигла приказы и другие документы частей.

Предлагаемые здесь описания двух боев, как достаточно полные, могут дать представление о характере боевых действий.

- о -

В последних числах сентября были получены сведения, что в на правлении к гор.Сарапуль двигается со стороны г.Уфы большой красный отряд.

Воткинцы должны были выделить часть своих сил для защиты гор. Сарапуля.

Не ожидавшимся с этого направления противником оказался отряд Блюхера, около 6 тысяч бойцов, который был отброшен атаманом Дутовым из пределов Оренбургской области на север, проскочил район Уфы восточнее этого города и теперь искал удобного пункта, чтобы прорваться в район красного расположения.

Блюхеру благополучно удавалось проходить по тылам белого фонта, так как здесь не было никаких значительных резервов. Все силы были или на фронте или формировались в глубоком тылу.

Мелкие отряды противника Блюхера не пугали.

На ночлегах Блюхер применял удачный прием, располагая своп силы треугольником, в углах которого размещались боевые части, а внутри обозы. При нападении на один из пунктов расположения отряда гарнизон этого пункта отражал нападение, а другие высылали на помощь части, чтобы охватить противника с флангов и тыла.

Небольшие отряды белых, встречавшие Блюхера, должны были отступать, чтобы не попасть в окружение и не быть уничтоженными. Применяя эту тактику и не встречая крупных сил белых, Блюхер успешно продвигался на север.

Получив сведения о движении отряда Блюхера к Сарапулю и не имея под рукой резервов, командовавший Воткинцами капитан Юрьев вызвал командира только что сформированного батальона поручика Болонкина, доблестного и энергичного боевого офицера, и направил его с батальоном в распоряжение Сарапульской народной армией корнета князя Ухтомского.

Сарапульская армия начала организовываться после захвата города Ижевцами 31-го августа, но состояла только из штаба и не имела боевых частей.

В течение 24 часов батальон поручика Болонкина был переброшен в гор.Сарапуль. Здесь командир батальона получил приказ двинуться в Михайловский завод, расположенный за р.Камой, и препятствовать движению противника к гор.Сарапулю.

Переправившись через реку Каму, батальон прибыл в указанный завод, где находился партизанский отряд прапорщика Преснова (впоследствии 15-й Михайловский полк 4-й Уфимской дивизии).

Выяснив, что Блюхер расположился в 50-60 верстах к северо-востоку от Михайловского завода, пор.Болонкин выступил в сторону противника и ночью атаковал красных в дер.Запуново. В деревне находились мадьяры и красные казаки Каширина, закаленные в походах и боях против атамана Дутова в течение нескольких месяцев.

Бой отличался большим упорством, хотя и не был продолжительным. Воткинцы яростно атаковали красных и, после горячей схватки внутри деревни, заставили их поспешно отступить, бросив 200 повозок с боевым имуществом.

Блюхер не решился ввязываться в дальнейший бой с дерзким противником, не стал прибегать к своему излюбленному приему - окружению с флангов - и наверное не предполагал, что против его шеститысячного отряда находится всего один батальон Воткинцев, во много раз слабейший и только что сформированный.

Весь отряд Блюхера начал немедленное отступление на север, где вскоре вышел на линию красного фонта восточнее гор.Оса.

Воткинцы нанесли большие потери "блюхеровцам", но и сами сильно пострадали - одних убитых было 83.

Преследования красных, состоявших из конницы и пехоты на подводах и быстро уходивших, не было. У Воткинцев было всего лишь несколько конных ординарцев.

После прихода в район, занятый красными, отряд Блюхера был переформирован в 30-ую дивизию.

Воткинцам пришлось несколько раз встретиться со старым знакомым в Уральских горах и за Уралом. Блюхеру не удалось в этот период своей деятельности похвалиться большими успехами и выдвинуться на первые место советских полководцев. Прославился он позднее.

А.Ефимов.
\




ВПП © 2014


Вестник первопоходника: воспоминания и стихи участников Белого движения 1917-1945. О сайте
Ред.коллегия: В.Мяч, А.Долгополов, Г.Головань, Ф.Пухальский, Ю.Рейнгардт, И.Гончаров, М.Шилле, А.Мяч, Н.Мяч, Н.Прюц, Л.Корнилов, А.Терский. Художник К.Кузнецов