знак первопоходника
Галлиполийский крест
ВЕСТНИК ПЕРВОПОХОДНИКА
История 1-го Кубанского похода и Белых Армий

Содержание » № 63-64 Дек.1966 - Янв. 1967 г. » Автор: Ефимов А. 




ИЖЕВЦЫ И ВОТКИНЦЫ

15. Новые командиры.

После включения в состав армий Восточного фронта, у Ижевцев и Воткинцев были произведены изменения в их командном составе.

Как указывал инспектировавший Ижевскую бригаду ген.Тиманов, Ижевцам необходимо было назначить опытного боевого начальника. Его выбор определил весь будущий ПУТЬ службы и боевой деятельности Ижевцев. На должность начальника Отдельной Ижевской Стрелковой бригады был назначен командир 32-го Прикамского полка полковник Молчанов.

Трудно было сделать более удачный выбор. Судьба послала доблестным Ижевцам выдающегося командира.

В сплоченной однородной Ижевской бригаде, уже прошедшей часть своего тяжелого крестного пути, новый командир являлся посторонним человеком.

Несмотря на предупреждение о приезде, никто не вышел его встречать, когда он поздно вечером приехал в расположение бригады. Прежний командир со своим начальником штаба уехали раньше, не сдав должностей. Знавшие о приезде полк.Молчанова командиры частей не показывались из своих квартир, полагая, что они будут смещены со своих должностей. Другие еще не знали о его приезде.

Случайно попавшийся на улице села комендант штаба поручик Саламатов отвел квартиру. Встреча нового командира была недоброжелательной.

Командир 1-го Ижевского полка пор.Михайлов, не извещенный о приезде полк.Молчанова, так вспоминает о первой встрече:

"Конечно, командиры полков ожидали смещения с должностей - и я был к этому готов. Ген.Тиманов нам уже дал понять, что мы слишком молоды и что будут, наверное, присланы более опытные командиры. Вскоре по приезде к нам нового командира бригады я приехал в штаб бригады, явился и доложил: "По вашему приказанию явился!" Полковник Молчанов удивленно посмотрел на меня и сказал, что не вызывал меня. Подаю записку. Он читает и улыбается. Говорит: "А вы число посмотрели? " Дает мне. Смотрю, а дата старая. Итак, по ошибке я попал к новому командиру. "Ну, вот и прекрасно, что пришли. Мы с вами побеседуем". Справился о моем семейном положении и, узнав, что у меня никого нет, сказал: "Вы незаменимый человек для военной службы". Потом сообщил мне, что на должности командиров частей у него есть много предложений опытных офицеров в больших чинах и что им будут назначены новые командиры полков, но он дает слово, что мы, то есть я и Ляпунов (командир 2-го Ижевского полка), останемся на должностях помощников. На это я ответил: - "готов хоть ротой командовать". Весь разговор помню слово в слово, так что было вперед уже решено нас сместить. А не сместил нас командир бригады потому, что в первых же боях мы оказались на должной высоте",

Полковник Молчанов начал быстро приобретать доверие и любовь, одновременно будучи очень требовательным.

Это нелегко было достигнуть от Ижевцев. Прошедших военную службу было немного. Остальных сделало бойцами восстание. Много особенностей наблюдалось в бригаде.

В боях Ижевцы действовали смело и дружно, признавали власть начальников и исполняли их приказы. Вне боя отношения менялись. Начальник обращался в Ивана Ивановича или просто в Ваньку, как было на заводе.

Только командиры полков и соответствующие им по должности пользовались большим уважением, и к ним обращались не по чинам, а по занимаемой должности - "господин полковник".

Приказы вне боя вызывали обсуждения и пререкания. Сторожевая служба, когда противника не было поблизости, неслась неисправно, часовые уходили с постов погреться и попить чайку.

Ответы Ижевцев отличались своеобразием. Например, новому начальнику бригады отвечали "ваше высокоблагородие". На вопрос: почему? - отвечали: "хотим по старинке".

В ответ на благодарность к уставному: "рад стараться!" прибавляли: "и охота есть!"

Не легко было переучить такое войско, заставить исполнять приказы без рассуждения и нести сторожевую службу строго по уставу.

Обычные меры наказания не принесли бы пользы. Переучивать закаленных в боях бойцов, начиная со "словесности", было нелепо.

Нужно было постепенно и упорно внедрять в сознание Ижевцев, начиная с их начальников разных степеней, необходимость для внутреннего порядка и для успеха в бою поддерживать строгую дисциплину и выполнять все требования устава.

Это и начал полковник Молчанов проводить в жизнь.

Свое родное гнездо Ижевцы отстаивали, защищаясь на позициях среди хорошо знакомой местности и действуя "фронтами", состоящими из отдельных рот. Для маневренной войны в поле, с быстро меняющейся обстановкой, подобная организация и упрощенный образ действий были неприменимы.

На первых же трех переходах к новому расположению полк.Молчанов разбил бригаду на два отряда, направил их по двум дорогам и дал двухстороннюю задачу на параллельное преследование. Далее - другие задания.

Обучение требовало много лишних движений на разведку, охранение и разворачивание для боя и делало переходы много утомительнее.

Но Ижевцы с большим вниманием относились к этим учениям, к их разбору и указаниям опытного командира и не жаловались на усталость. Учения вызывали явный интерес, и это закладывало прочный фундамент для будущих побед.

Особую систему пришлось применить к привычке обсуждать приказы. Этого новый командир не выносил. Он обрушивался на непокорного таким потоком крепких слов, что тот быстро бросался выполнять приказ. Однако, часто с ворчанием: "Ну и командир попался! Ты ему слово, а он десять!"

Более близкое знакомство Ижевцев со своим командиром произошло в наступивших в начале марта боях.

Горячая любовь к Родине и ненависть к ее врагам сближали и роднили Ижевцев с их командиром.

В своей борьбе на заводе Ижевцы потеряли все. Только винтовки, выделанные ими самими, сжимались в их крепких руках, и им они вручили свою дальнейшую судьбу.

Столь же решительно, не признавая никаких колебаний, вступил в борьбу с красным гнетом полк.Молчанов.

Под его водительством, сначала непосредственным, а потом в составе находившихся под его командой корпуса и армии, боевой путь Ижевцев обратился в ряд стремительных наступлений, упорных защит позиций, тяжелых боев в арьергардах и пробивании дороги в долгом отступлении во время Сибирского ледяного похода и последующей борьбы в Забайкалье и Приморье.

- о -

В Воткинской дивизии было больше перемен на командных должностях.

Капитан Юрьев, пользовавшийся любовью и авторитетом у Воткинцев, оставался после переправы за Каму начальником дивизии недолго.

В январе он был отозван в тыл по неизвестной причине. Однако, явившись Верховному Главнокомандующему адмиралу Колчаку, он был произведен за руководство восстанием в полковники и награжден орденом Св.Георгия 4-й степени.

В марте или апреле он вернулся в дивизию и вступил в командование. На этой должности он пробыл до боев на р.Ишим, то есть до октября 1919 года, после чего был устранен, по имеющимся сведениям, за то, что отказывался отступать дальше на восток.

Перемен среди командиров отдельных частей в дивизии было много, и полных сведений собрать не удалось.

Командир 3-го Сайгатского полка - храбрый и энергичный полковник Жуланов - был переведен на должность помощника командира 4-го Боткинского полка, которым командовал полк.Вольский - совершенно новый в дивизии офицер. Полк.Вольский командовал полком очень недолго. Бывший командир 4-го полка, доблестный шабс-капитан Болонкин, коренной Воткинец, был тяжело ранен 1-го января и эвакуирован во Владивосток. Вернувшись в дивизию в июне, он получил в командование баталион.

Повидимому, выдвижения на должности в Воткинской дивизии носили случайный характер и не были в соответствии с заслугами назначаемых офицеров.

- о -

16. Наступление_к_Уфе.

Мартовское наступление было первым испытанием для Ижевцев в новых боевых условиях.

Перед наступлением был получен приказ Командующего Западной армией ген.Ханжина, специально обращенный к ним. Не доверяя Ижевцам и сомневаясь в их желании сражаться против красных, ген.Ханжин решил поднять их боевое настроение и указывал в приказе, что наступление приведет к освобождению Ижевска и они будут туда немедленно отпущены.

Этим приказом ген.Ханжин исключал Ижевцев из числа добровольцев, обязанных служить до конца. Ижевцы попадали в положение каких-то временно обязанных, которым разрешалось принять участие в военных действиях, но от которых было желательно избавиться.

Неосторожное и ненужное обещание ген.Ханжина Ижевцы крепко запомнили.

Несмотря на донесения полк.Молчанова, что настроение у Ижевцев превосходное и они с нетерпением ждут приказа о наступлении, ген. Ханжин продолжал сомневаться до последнего дня. Накануне наступления он приказал полк.Молчанову прислать ему краткую условную телеграмму: "пойдут" или "не пойдут".

Хорошо уже изучивший своих подчиненных и вполне уверенный в них, полк.Молчанов без колебаний ответил: - "пойдут".

6-го марта 3-й Уральский корпус, которому была придана Ижевская бригада, начал наступление из пункта сосредоточения на юг, в направлении на гор.Уфу.

Ижевцы рвались в бой. В первые же дни они разгромили красных, бывших перед ними, и начали неотступное преследование.

Враг не выдерживал ни одного удара. Если он был силен с фронта, обход с фланга или в тыл, обычно по глубокому снегу, решал участь боя.

Во время атаки одной деревни батальон бросился в незамерзшую горную речку и, по горло в ледяной воде, атаковал противника. Только выбив врага из деревни, они пошли в избы сушить свою одежду, обратившуюся в ледяную кору.

Пленные красноармейцы говорили, что не могут понять, как белые способны так быстро атаковать по глубокому снегу. У них прошел слух, что их противник движется на паровых лыжах.

"Не успеваю следить за орлиным полетом молодецкой бригады", - начинает свой приказ командир Уральского корпуса ген.Голицын.

Ежедневно было 3-4 боя. Наступавшие рядом соседи начали отставать.

Через семь дней бригада подошла на пол-перехода к гор.Уфе. Здесь, на фронте дер.Подмывалово - Красный Яр, произошли последние бои перед захватом Уфы.

13-го марта 1-й Ижевский полк получил задачу выбить красных из дер. Подымалово, а 2-й - из села Красный Яр.

2-й полк встретил упорное сопротивление у с.Красный Яр, но после двухчасового боя выбил красных из этого села.

Бой 1-го полка у дер.Подымалово был проведен быстро и очень удачно и посеял большую панику у красных в гор.Уфе, которые поспешно оставили город.

Подробности этого боя заслуживают того, чтобы на них остановиться.

Деревню Подымалово, находившуюся в 12 верстах от Уфы, занимал 229-й стр.полк 26-й красной дивизии. Полк был совершенно свежий, державшийся в резерве для отпора противника у самой Уфы. Он насчитывал более 1500 бойцов и укрепился около деревни. Красные были так уверены, что им удастся отбить наступление белых, что весь обоз держали в самой деревне.

Утром 13-го марта 1-й полк, ночевавший в дер.Камышонка, начал наступление двумя баталионами: 2-м с фронта и 3-м в обход правого фланга противника, угрожая отрезать его ОТ Уфы. 1-й батальон был в резерве. Полку был придан один эскадрон Конного дивизиона и батарея из четырех трехдюймовых орудий.

Когда 2-й батальон развернулся и начал наступление цепями, подойдя на одну версту к противнику, из дер.Камышонка прискакал ординарец и доложил командиру полка, что эту деревню, где были оставлены хозяйственная часть и обоз полка, захватил коммунистический отряд, появившийся со стороны с.Красный Яр.

Командир полка решает сначала выполнить задачу и разбить противника в дер.Подымалово, а потом действовать против врага, появившегося в его тылу. Но нужно ускорить выполнение задачи.

Батарее отдается приказ выдвинуться в цепи пехоты на открытую позицию и открыть усиленный огонь; 1-й батальон усиливает цепи 2-го батальона; эскадрону и конной разведке приказано приготовиться к атаке.

Ижевцы, увидя пушки в своих цепях, не дожидаясь команды побежали вперед с криками "ура". Командир полка во главе конных бросился вдоль дороги в атаку.

Участник боя вспоминает:

"Что получилось - трудно описать. У Ижевцев неописуемый подъем. Воля противника подавлена. Красные бегут на Уфу. Снаряды точно ложатся на дорогу и бьют бегущих. Конные доскакали до красных и остановились на момент - огонь своей же артиллерии преградил дорогу. Артиллерия прекращает огонь и мчится в Подымалово. Противника преследуют на 5 верст в сторону Уфы. Красноармейцы с поднятыми руками возвращаются обратно и толпами сдаются."

У Подымалова было ВЗЯТО В плен 1280 человек, в том числе командиры всех трех батальонов, несколько комиссаров, захвачено 16 пулеметов и весь обоз 229-го полка с большим количеством патронов, запасов обмундирования и обуви, продуктов и фуража.

Успел бежать в Уфу командир полка с небольшою горстью своих бойцов.

Разгром красных произошел очень быстро и с небольшими потерями в 1-м Ижевском полку.

Когда наш успех был налицо, командир полка послал две роты на дер.Камышонку, которые выбили оттуда отряд коммунистов и освободили наших пленных.

Отличные действия всего состава 1-го полка и приданных ему артиллерии и конницы в бою у Подымалова не являются исключением. Они выказывались Ижевцами не раз в течение операции в эти дни мартовского наступления. Но здесь также обращает на себя внимание мужественное решение командира полка - сначала всеми силами разгромить главные силы врага и выполнить поставленную задачу, а потом уже заняться противником, прорвавшимся в тыл и захватившим полковой обоз. Решение, доступное военачальнику высокого класса, обладающему верным глазомером и твердой волей.

В то время, как шли бои у Подымалова и с.Красный Яр, конный разъезд Ижевцев проник к железной дороге западнее Уфы и включил телефон в провода, по которым красные в городе вели разговоры со своим тылом.

Выяснилась полная паника в рядах красных и растерянность среди их командного состава.

Полковник Молчанов донес об этом ген.Голицыну и просил разрешения атаковать Уфу с запада. Уфа не входила в полосу наступления Ижевской бригады, но паника у противника и успешное движение бригады впереди остальных частей корпуса давали возможность использовать положение и захватить город ранее намеченного срока.

Но честь захвата Уфы должна была принадлежать, по заранее разработанному плану, шефскому Уральскому полку, наступавшему левее Ижевцев.

Генерал Голицын отказал полк.Молчанову в его просьбе, а вместе с тем просил и молил не атаковать Уфы.

Уфа была захвачена, позднее, чем это было возможно. Но 25-й Уральский полк, вошедший в город с севера, должен был разделить свои лавры с частями 11-й Уральской дивизии, наступавшими с востока и вошедшими в город одновременно с северной колонной.

Первые боевые действия Ижевцев в составе Западной Армия, под блестящим руководством полк.Молчанова, показали превосходное качество бригады и получили общее признание.

Также вполне оправдалось желание начальника бригады не торопиться с заменой молодых и, как предполагалось, неопытных начальников в малых чинах более опытными офицерами с авторитетом прошлых заслуг.

Гражданская война имеет свои особенности и, в том числе, предъявляет свои требования к командному составу. Борьба идет не для защиты Родины от нападения внешнего врага, а, в коротких словах, за установившиеся государственные и общественные порядки против новых, обычно разрушительных идей.

Настроение борющихся масс меняется, и "перелеты" из одного лагеря в другой - обычное явление.

Начальнику мало иметь авторитет, хотя бя и вполне заслуженный. Необходимо получить полное доверие от своих подчиненных, и тогда моральная устойчивость будет сильна. Не только при временных неудачах, но даже и при крушении всей борьбы рядовой состав армии идет до конца за начальником, заслужившим доверие, и готов на предельные подвиги и самопожертвование.

Молодые командиры Ижевских частей выдвинулись на свои посты ходом событий - "война родит героев". Для выяснения вопроса об их "неопытности" полк.Молчанов дал им возможность показать свои способности управлять боем. Он действовал здесь очень осторожно и осмотрительно и не ошибся. Поэтому, хотя командир 1-го полка и получил предупреждение, что он может быть заменен, - теперь, когда он блестяще выдержал экзамен, в этом отпадала необходимость. Пор.Михайлов с большим искусством командовал своим полком и прошел с ним весь Сибирский поход до Забайкалья. Командир 2-го полка пор.Ляпунов хорошо руководил боевыми действиями своего полка и был вполне на своем месте. Он был тяжело ранен в октябре на р.Тобол и умер через несколько дней.

Командир артиллерийского дивизиона пор.Кузнецов оказался выдающимся артиллеристом. Его любили в бригаде за своевременную поддержку в бою и ценили необыкновенную способность точно и быстро определять расстояние до целей. Он часто открывал огонь на поражение без пристрелки.

Единственным начальником, оказавшимся не вполне на своем месте, был командир Конного дивизиона. Он был заменен командиром эскадрона прапорщиком Багиянцем. По происхождению турецкий армянин, он прибыл на завод для закупки винтовок, но события в России и восстание на заводе лишили его возможности вернуться на родину. Он быстро овладел русским языком, принял горячее участие в восстании и отличался большой смелостью, хотя и не всегда разбирался правильно в обстановке. С Ижевцами он провел все походы и с ними же отступил в Китай. При нападении хунхузов на ресторан, где он работал, Багиянц уложил из револьвера несколько грабителей. Когда он был ими убит, разъяренные хунхузы распороли его живот и обмотали убитого его же кишками.

А.Ефимов.
(Продолжение следует)




ВПП © 2014


Вестник первопоходника: воспоминания и стихи участников Белого движения 1917-1945. О сайте
Ред.коллегия: В.Мяч, А.Долгополов, Г.Головань, Ф.Пухальский, Ю.Рейнгардт, И.Гончаров, М.Шилле, А.Мяч, Н.Мяч, Н.Прюц, Л.Корнилов, А.Терский. Художник К.Кузнецов