знак первопоходника
Галлиполийский крест
ВЕСТНИК ПЕРВОПОХОДНИКА
История 1-го Кубанского похода и Белых Армий

Содержание » № 65/66 Февраль-Март 1967 г. 




Редактор-Основатель журнала
"Вестник Первопоходника"
сотник
ВАСИЛИЙ ПАВЛОВИЧ МЯЧ
1918 г.

ПАМЯТИ БЕЛОГО ВОИНА.

В Лос-Анжелесе (Калифорния) 13-го декабря 1966 г. после тяжкого недуга скончался сотник Василий Павлович Мяч, Председатель правления Калифорнийского отдела Союза Участников 1-го Кубанского ген.Корнилова Похода.

Покойный родился 23 апр.(н/с) 1893 г. в г.Анапе, Кубанской обл. Учился и вырос в Екатеринодаре. По окончании Чугуевского военного училища провел всю 1-ую Мировую войну - с декабря 1914 по 1917 год - на фронте в рядах 237 Грайворонского полка. Был три раза ранен - в 1915, 1916 и 1917 годах. Развал Армии застал Василия Павловича в Москве в госпитале, где он находился на излечении после ранения.

После захвата власти большевиками В.П.Мяч спешит на Дон на зов генералов Алексеева и Корнилова и зачисляется в 1-й Ударный Корниловский полк.

В составе отряда полк.Кутепова принимает участие в первых боях против большевиков под Матвеевым Курганом.

Кубанский поход В.П. совершил, командуя 3-м взводом 6-й роты Корниловского полка.

Трогательная встреча произошла при соединении Добровольческой Армии с Кубанским отрядом под Ново-Дмитриевкой, когда он встретил своих братьев Александра и Сергея, служивших в отряде Покровского. Он участвовал в штурме Екатеринодара, где был ранен еще раз 30-го марта 1918 года.

Во 2-м Кубанском походе В.П. командовал 4-й сотней 2-го Сводно-Казачьего полка в чине сотника. Одно время состоял адъютантом ген.Покровского и в этой должности покинул Крым. Жил в Болгарии, продолжая активную борьбу с местными коммунистами. После смерти ген.Покровского был принужден в 1922 году переселиться в Югославию, где имел свое торговое дело.

Во время 2-й Мировой войны В.П. вступает в Русский Корпус, в 1-й Казачий ген.Зборовского полк.

По окончании войны он прошел всю эпопею лагерей, и, наконец, попал в Америку, где тяжелым трудом зарабатывал себе на жизнь.

В 1950 году был одним из организаторов Калифорнийского отдела Союза Первопоходников в Лос-Анжелесе, которых собралось 10 человек. Был бессменным секретарем Правления, а последние три года - Председателем Правления.

Никогда не примирившись с большевиками, он до гробовой доски остался верен Белой идее. Был чуток к чужой беде, и многие первопоходники знают о тех заботах, которые он проявлял, собирая деньги и вещи для посылок.

С 1960 г. принял деятельное участие в издании печатного органа Союза - "Вестник Первопоходника". Сменив меч на перо, Василий Павлович всей душой отдался идее издания журнала воспоминаний участников Белых Армий. Собирая средства, материалы, находя подписчиков и сотрудников, он отдал всего себя, свое время, мысли и силы одной идее: "Вестник Первопоходника" .

Последние три года все дела Редакции - сбор материалов, средств, переписка с сотрудниками, отправка на почту - он исполнял сам. Все легло на его плечи, и до последнего дня своей жизни, несмотря на физические и душевные страдания, одной заветной мечтой его было желание, чтобы "Вестник Первопоходника" продолжал жить.

64 номера журнала, переплетенные в 6 увесистых томов, являются памятником трудов Василия Павловича.

Мир праху твоему, наш соратник и друг.

Спи со спокойной душой. Ты сделал все, что смог, для своей Родины и своих соратников.

Не довелось тебе услышать Пасхальный благовест о Возрожденной России, о которой ты всегда мечтал.

Пусть будет тебе легка Американская земля!

- о -

Погребение состоялось 16 декабря на Русском Инвалидном участке Холливудского кладбища. Родственники, первопоходники, друзья и знакомые, представители всех военных организаций пришли отдать последний прощальный поклон.

После покойного осталась супруга Варвара Сергеевна, брат Александр, невестки Нина и Лидия, внучка Ирина.

Год тому назад Василия Павловича и Варвару Сергеевну постиг тяжелый удар - трагическая гибель единственного сына.

- о -

Редакция выражает свое глубочайшее соболезнование семье и родственникам покойного в их неутешном горе.

- о -

Мир праху твоему, верный Корниловец!

А.Долгополов.

- - оОо - -

ОСИРОТЕВШИЙ ВЗВОД.

С тяжелым чувством принял известие, что Василия Павловича уже нет среди нас.

Передо мною - не отправленное ему письмо, датированное 12-м декабря 1966 г. Оно короткое, чисто деловое. Конец его таков: "Более подробное письмо напишу позже. Да хранит Вас Бог!".. Подробного письма писать не пришлось. 13-го декабря 1966 г. 4-й взвод 6-й роты Корниловского Ударного полка потерял своего последнего взводного офицера, поручика В.П.Мяч.

Взвод - осиротел. Как на экране, воскресают в памяти эпизоды из пройденной боевой жизни.

Гор.Ростов - Таганрогские казармы. Мы прибыли со станции Хопры, где держали фронт. Идет формирование и пополнение 6-й роты полка. Закончилась спешная формировка, и рота выстроена для смотра. Офицеры - на своих местах. Мое внимание приковано фигурой стройного, высокого роста, в прекрасно пригнанном обмундировании, с претензией на щегольство, молодого офицера, командира 2-го взвода пор.В.П.Мяч. Таким он и остался у меня в памяти на все время. Не изменила его и походная жизнь - он был таким же, каким я его видел в Таганрогских казармах.

Выселки. Стоим и наблюдаем, как наши цепи пошли в атаку. Я же уже успел в одной из хат купить у старой казачки за 50 коп.серебром три шкалика водки (Николаевки). Два шкалика я предложил своему взводному офицеру в подарок, а третий оставил себе. Наблюдавший эту картину пор.Мяч подошел ко мне: "Николай! Дай мне оставленный тобою шкалик". Я беспрекословно подчинился и без всякого сожаления вручил его ему. - "Пить тебе еще рано, а я его выпью за твое здоровье и твою расторопность". От денег, предложенных мне за мои расходы, я категорически отказался.

Кореновка. После эпизодов со стаканом от шрапнели и простреленным чайником в роте стали говорить: "Поручика Мяч ни снаряды, ни пули не берут!" Но это было ошибочно, под Екатеринодаром все таки нашла его пуля.

Под Некрасовскими хуторами пор.Мяч был уже моим взводным офицером. Положение было серьезное. Нервы напряжены до предела. Кто-то не выдержал и выстрелил в наступающие цепи противника. Пор.Мяч оборачивается к цепи: "Кто стреляет без команды?! Береги патрон! На эту сволочь жаль патрона, ее только штыком!" Помню, лежал и думал: "Хорошо тебе - здоровый, винтовка со штыком, а каково мне с моим куцым карабином?" Однажды я высказал ему свою мысль. Он улыбнулся: "Николай! Ты имеешь право стрелять, но только в упор!"

В дисциплинарном отношении он был строг, но в жизни был прост и доступен. Он был как будто старшим товарищем. Во всяком случае, я не помню случая, чтобы кто-нибудь из взвода был им недоволен. Он был любим и уважаем.

Ново-Дмитриевская. Живем в покинутой хозяевами хате. Каждый вечер, при свете каганка, доброволец Черкасов, лежа на соломе, рассказывает какую-нибудь очередную фантазию, где главной фигурой был пор.Мяч. Застава на мосту - с пением "Да громче музыка играй победу..." - и главной фигурой и здесь был пор.Мяч. Кончился поход - я был уже в рядах Донской армии, но "береги патрон" осталось во мне до самого конца войны.

Крым - Константинополь - Европа - и уж видно последнее пристанище - Америка. Не помню, где-то вычитал, что в Калифорнии есть Союз Первопоходников и среди его членов - В.П.Мяч. Написал письмо в Главное Правление с просьбой выслать мне адрес пор.Мяч. Ждать пришлось долго, причины этого не знаю. Наконец, адрес у меня.

Пишу письмо, в котором спрашиваю: не было ли у Вас родственников или однофамильцев в Корниловском Ударном полку - мой последний взводный офицер был у меня пор.Мяч.

Получил ответ: фотография, на ней пор.Мяч в корниловской форме. "Ваш покорный слуга был Вашим взводным офицером", - помню, писал Василий Павлович.

Взводный офицер на месте - пора бы сделать перекличку. Перекличка началась, в свет вышел журнал "Вестник Первопоходника". Из писем В.П. было видно, что он много времени уделяет своему детищу. Жаловался - "работы много, мало времени остается для своей частной жизни".

И вдруг - Василия Павловича нет! Низко, низко склоняю голову над еще свежей могилой. Путь - пройден. Корниловская семья осиротела еще на одного однополчанина. Но память о Василии Павловиче не умрет.

22 янв. 1967 г.
Монтреал.
Доброволец 6-й роты 4-го взвода
Корниловского Ударного полка
Н.Бассов.

- - оОо - -


СВЕТЛОЙ ПАМЯТИ ВАСИЛИЯ ПАВЛОВИЧА.

"И Русь со слезами суровыми,
Но с нежностью ласковых слов -
Укроет венками лавровыми
Могилы погибших орлов..."
М.Н.

"Поход в иных формах, но с той же идеей продолжается..." И... продолжаются потери. Творец и душа нерукотворного памятника, по заветам белых вождей, почил на своем посту смертью верных Корниловского Ударного полка белый воин поручик Мяч Василий Павлович. В его лице мы потеряли неутомимого первопоходника, одного из главных создателей летописи, правдивого и яркого освещения Белой вооруженной борьбы на полях Гражданской войны многострадальной России.

Я - потерял душевного заокеанского друга, с которым несколько лет вел полную искренности с обеих сторон переписку. Его бодрые, обнадеживающие, содержательные письма как бы поддерживали тот Светоч, который все мы обязаны, во имя Святой Руси, донести до освобожденной Родины.

Мы чтим память Первых начавших, мы чтим память их сподвижников и продолжателей, как можем, как умеем, чтобы память о них стала незабываемой во веки веков... для истории России.

Далеко от Калифорнии, где сурово-преждевременно оборвалась жизнь славного первопоходника, на острове Тихого океана, среди тропической зелени, на небольшой мачте приспущен красно-черный флажок. Прозвучали три выстрела из винтовки и эхом прокатились над океанской гладью вдаль. Слушайте все салют славы и нашу печаль. Но духа нашего и печаль не сломит!... Оборвалось что-то... но вечная память жива и будет вечно напоминать нам о славных страницах повествований о героической эпопее, бережно собираемой и хранимой тем, кому сейчас мы честь и славу воздаем.

Василий Павлович отвечал всем требованиям "Заветов Первопоходника", объявленных в журнале "Вестник Первопоходника" № 2, и особенно о седьмому завету - "быть примером справедливости, здравомыслия и выдержки"...

Перелистывая страницы "Вестника Первопоходника", мы находим строки воспоминаний добровольца-кадета Н.Бассова:

"Под станицей "Кореновская", "В.П." № 6: "... Только что мы залегли, как командир 3 взвода поручик Евдотьев и командир 2 взвода поручик Мяч подошли к прапорщику Капранову и образовали небольшую, но довольно-таки веселую компанию"...

И это - перед густыми цепями красных, под их ожесточенным огнем.

Читаем там же: ..."... мой сосед справа передает: "Передай по цепи - поручик Мяч поймал пулю". - Что за дикая шутка, - думаю в данный момент, - но передаю дальше. Позже оказалось, что, выйдя на гребень, поручик Мяч нашел чайник - небольшой, эмальированный - и нацепил на пояс. Откуда взялся чайник, неизвестно, но я предполагаю, что его бросил один из красноармейцев при спешном отступлении. Не пробежал поручик Мяч и десяти шагов, как пуля угодила в чайник. Пробила первую стенку, оскользнулась о другую и закружилась внутри чайника. Поручик Мяч остановился, открыл крышку, взял пулю, положил в карман, а чайник снял с пояса и бросил. Отсюда и пошла шутка по цепи, что поручик Мяч ловит пули...

"...Шрапнельные снаряды рвались на небольшой высоте почти над головой. Я видел, как стакан одной из таких разорвавшихся шрапнелей, вертясь и шурша, ударился о землю и рикошетом опять поднялся в воздух, повторив такую зигзагообразную комбинацию три или четыре раза, при каждом разе делая полет над землею все ниже и ниже. "Господин поручик! Нагнитесь! - закричали в цепи, - стакан от шрапнели!" В последнюю минуту поручик Мяч нагнул голову, и над ней просвистел стакан. Эти два случая с поручиком Мяч дали повод добродушной шутке в роте: "Кому, кому, а поручику Мяч нечего бояться, его ни пули, ни снаряды не берут. Пули на-лету хватает, а снаряды головой отбивает".

Под станицей Усть-Лабинская 4-й взвод, где находился доброволец Бассов, понес большие потери при атаке позиции красных у моста. Командир взвода Капронов и его невеста - гимназистка 8-го класса Ростовской гимназии *) - оба были убиты, и взвод был влит во 2-й взвод, которым

*) Очевидно, Вера Покровская, невеста прапорщика, жившего одно время у нас. Оба ушли в 1-й Кубанский поход из Нахичевани.

командовал поручик Мяч.

Продолжение воспоминаний добровольца Н.Бассова. "У станицы Ново-Дмитриевской" - "В.П." № 8.

"... с нами остался наш поручик Мяч. На нем я хочу немного остановиться, как на моем последнем взводном офицере. Поручик Мяч - молодой, представительный, стройный офицер, высокого роста, пропорционально сложен, блондин и большой щеголь. В отличном, хорошо пригнанном обмундировании: бриджи синего цвета, офицерский китель, на левой стороне которого, на груди, знак военного училища, какого - не знаю *). Вечно чисто выбритый, и создавалось впечатление, что будто он собирается идти в офицерское собрание, а никак не месить 20-ти или 30-ти-верстную грязь. За плечом - русский карабин кавалерийского образца, на поясе в кобуре - револьвер системы "наган". Я сказал бы, что это был один из самых серьезных молодых офицеров в нашей роте. Не знаю, был ли он кадровый офицер или военного времени, но, судя по всему его поведению, он скорее подходит к кадровому офицерству. В бою - выдержанный, хладнокровный; никогда не забывал о том, чтобы добиваться цели ценою минимальных жертв. Каждый солдат ему был дорог. Безрассудно взвод не поднимет, где надо залечь - заляжет, где надо выждать - выждет, но где нужен стремительный и быстрый удар, там уж не отставай!

"Он умел поддерживать ту непосредственную и живую связь с солдатом, которая дается только людям, долгое время общавшимся с ними. Беспощадно "цукал" тех, кто начинал стрельбу без команды. Вечного своего "Береги патроны!" и сам он строго придерживался, говоря: "На эту сволочь и патрона жалко, ее надо только штыком".

"Благодаря тому, что в нашей роте преобладало большинство учащейся молодежи, он не был так строг к нам, а ты в нем видел как бы старшего своего товарища.

"Ночью мы вышли на мост в заставу. Красные повели наступление на станицу. Отчетливо видны движущиеся фигурки на снегу. Идут они медленно. Приблизились к нам.

"- Идем бить кадетов! - кричат они.

Поручик отвечает, что здесь не кадеты, а Корниловцы.

"- Белопогонники... - и добавляют крепкое словцо.

"Подпустили совсем близко.

"- Встать! Слушать мою команду! - отдает приказание поручик Мяч громким голосом, так, чтобы слышал противник.

"- Батальон!... Пли!

"Дружный залп нарушает ночную тишину.

"- Брешете?.. - опять крепкое словцо, - вас там пять человек, а не батальон.

"У моста заработал пулемет, и их цепь покатилась назад, оставляя убитых и раненых на снегу.

"Мы же завели песню:

"Да громче музыка, играй победу"...

Спасибо кадету-ударнику Н.Бассову за его СТОЛЬ ценные сейчас строки воспоминаний о Василии Павловиче Мяч. Мало, но ярко характеризующие весь его безупречный облик.

Сам Василий Павлович из скромности никогда ничего не написал о себе. А мог бы написать много интересного и увлекательного. От знающих его мы вправе ждать еще больше, чем уже написано. И тем самым,

') Чугуевского (прим.Ред.)

как лучший венок, продолжить его труды по изданию летописи "Вестник Первопоходника".

Спи, поручик Василий, Со спокойной душой, Ты заслужил, родной, Славу и вечный покой...

Борис Турчанинов.
Тихий океан. 1967




ВПП © 2014


Вестник первопоходника: воспоминания и стихи участников Белого движения 1917-1945. О сайте
Ред.коллегия: В.Мяч, А.Долгополов, Г.Головань, Ф.Пухальский, Ю.Рейнгардт, И.Гончаров, М.Шилле, А.Мяч, Н.Мяч, Н.Прюц, Л.Корнилов, А.Терский. Художник К.Кузнецов