знак первопоходника
Галлиполийский крест
ВЕСТНИК ПЕРВОПОХОДНИКА
История 1-го Кубанского похода и Белых Армий

Содержание » № 65/66 Февраль-Март 1967 г. 




ОБРАЩЕНИЕ
к Собранию членов Калифорнийского Общества
Участников 1-го Кубанского ген. Корнилова Похода.

Глубокоуважаемые и дорогие друзья!

Господа офицеры, славные добровольцы-первопоходники, все члены Общества, к Белому Делу причастные, обращаюсь также к Вашим семьям, делящим с Вами все Ваши радости и печали.

Всем Вам от меня лично и от подписчиков журнала "Вестник Первопоходника" выражаю сердечное сочувствие в той печали, с которой была встречена весть о неожиданной смерти приснопамятного Василия Павловича МЯЧ.

Лично меня эта весть очень потрясла, некоторое время буквально опустились руки. Но... стоило перелистать, просмотреть, вновь перечесть многие страницы уже шести томов переплетенных журналев "Вестника Первопоходника" и прочесть как бы для нас написанные строки на смерть генерала Корнилова под Екатеринодаром -

... "Но не смутились и не пали Его сподвижники в боях, Лишь черный траур в знак печали Они воздвигли на плечах"...

как стала ясна наша ответственность - не пасть духом, а помочь удержать падающий из рук Василия Павловича Светоч, который он нес, как председатель Общества и как главный творец и душа журнала "Вестник Первопоходника".

Я призываю Вас найти силы, время и возможности продолжать издание журнала, единственного печатного органа всего Союза Первопоходников, как единственную полноценную летопись Белой вооруженной борьбы. Ведь это так ценно для истории.

Мне ведомо, как это трудно - постоянно, из года в год, выполнять все одному, даже двум или трем лицам.

Я обращаюсь к Вашим молодым людям с призывом помочь Вам хотя бы в технической работе, как то: печатание, брошюровка, упаковка, писание адресов, отправка на почту.

Пусть вспомнят Ваши юноши и девушки - или расскажите им, - как 49 лет тому назад мы переживали начало борьбы за Свободу, Честь, Славу и Достоинство России. Как самоотверженно шли, обрекая себя на (стертое слово – корректор) сильные тяготы, кадеты, гимназисты, девушки-гимназистки, часто не имевшие полных 16-17 лет, а были случаи и моложе.

Оказать такую помощь своим близким, перенесшим в годы их молодости ни с чем не сравнимые тяготы, - прямая обязанность следующего поколения. В наших условиях сравнительной обеспеченности и устроенности - ведь это так немного. Два, максимум три воскресенья или субботы в течение двух месяцев, - и в то же время это так ценно, как подвиг.

В этом вопросе трудно убеждать, я сознаю, что часто нас трудно и понять. Все это можно лишь прочувствовать сердцем и разумом, что и присуще только нашим молодым людям, не потерявшим своей русскости и чуткости.

Бог в помощь Вам, Белые воины, преодолейте и эту трудность на Вашем пути и закончите с честью Ваш легендарный поход.

Б.Турчанинов.
Тихий океан
Январь 1967 г.


- - оОо - -

Надгробное стихотворение памяти
Председателя Калифорнийского Отдела
Союза Участников 1-го Кубанского Генерала Корнилова Похода
ВАСИЛИЯ ПАВЛОВИЧА М Я Ч.

Закончены последние страницы,
И книга Жизни закрылась навсегда.
Ушел от нас Первопоходник Вася
Туда, где царствует покой и тишина...
Еще вчера шутил, смеялся,
Сегодня с нами он расстался.
Его мы больше не увидим,
Но память добру сохраним.
Слова сии, сплетенные в венок,
Я на могилу возлагаю
И, помолившись о душе,
Свои колени преклоняю...

Соратник Гончаров.



Хотелось бы мне сказать несколько слов об ушедшем в иной мир Председателе Первопоходников Василии Павловиче Мяч. Одно время пришлось мне работать в Редакционной коллегии журнала "Вестник Первопоходника", и я видел, с какой любовью и энергией Василий Павлович увлекался работой Союза. Всегда на руках имел много писем от первопоходников из разных мест рассеяния. В этих письмах столько было горя и слезных просьб о материальной помощи. Он всем старался ответить, успокоить и послать какую-то лепту. Все это делалось так трогательно и с любовью. Из надгробной речи первопоходника А.Долгополова я узнал, что за период существования Общества Первопоходников Василий Павлович отослал нуждающимся соратникам в Европу и Южную Америку около 10.000 долларов.

Так же трогательно и с любовью относился он к журналу "Вестник Первопоходника". Это было его детище. Василий Павлович старательно собирал материал, куда-то уезжал с журналом печатать и, вернувшись домой, начинал этот журнал приводить в порядок. Большей частью все это он делал сам, и только изредка находилась добрая душа и немного ему помогала. Василий Павлович никогда не жаловался, что ему приходится так много работать. Всегда говорил, что чем больше мы будем работать, тем больше мы сможем помочь нашим нуждающимся соратникам.

Последний раз, когда я его посетил, я нашел его лежащим в постели; он сильно кашлял и тяжело дышал. Пытался при этом немного шутить, но это все было не то. Возле постели лежала гора журналов, видно, готовая к отправке. Когда я спросил, когда это все он успел сделать, то получил ответ: "Да это ведь не трудно". Ушел от него с грустью на сердце. Через два дня узнал, что Василий Павлович ушел в иной мир.

Да будет тебе, дорогой труженик и земляк-екатеринодарец, чужая земля пухом. Будучи офицером, ты геройски выполнил все, чего требовал долг перед Родиной. Таким же ты оказался и к концу своей жизни...

Ив.Гончаров.



Памяти Сотника ВАСИЛИЯ ПАВЛОВИЧА МЯЧ.

Как бывший сначала помощник, а потом командир 2-го Сводно-Кубанского полка, я хорошо знал покойного Василия Павловича Мяч. Полковая семья была тесная, и мы были в дружеских отношениях, проделав совместно всю гражданскую войну до-марта 1920 года. В начале марта начала формироваться Кубанская армия, и я расстался с полком, передав его в дивизию генерала Бабиева. Мы оба принимали участие в неудачной попытке ген.Покровского в 1921 году создать группу, переброситься на Кавказ, дабы вновь начать вооруженную борьбу с коммунистами. Впоследствии мы, хоть и редко, встречались в Югославии. После начала 2-й войны и формирования Русского корпуса мы уже не встречались. Установили связь письмами только в Соединенных Штатах.

Хорошо зная ныне покойного Василия Павловича, я с большой горестью принял весть о его кончине. В лице его мы потеряли верного сына России, доблестного в боях офицера, всегда готового при первой возможности жертвовать собой для спасения Родины.

Уже здесь, в США, Василий Павлович помнил лозунг: "Первый поход продолжается!". И, будучи председателем Лос-Анжелесского Отдела Союза Первопоходников, стоял во главе редакции "Вестника Первопоходника", отдавая ему елико возможно труда и времени.

Это его большая заслуга - как по увековечиванию памяти павших в боях и ушедших из жизни белых воинов, так и по воспитанию нашей смены. История восстановит эпоху Белого движения и, конечно, одним из главных источников материала будут правдивые статьи "Вестника Первопоходника". В этом и есть незабываемая большая заслуга как г.г. членов редакции, так и самого редактора - ныне покойного Василия Павловича Мяч.

Всецело разделяю скорбь г.г. членов Лос-Анжелесского Отдела и остальных первопоходников и скорблю о потере доблестного и неутомимого председателя Отдела, редактора журнала и моего однополчанина-соратника и друга. Мы же сохраним о нем светлую вечную память.

Ген.-м. Гетманов.

- - оОо - -

Глубокоуважаемый Александр Феодорович!

Недавно через ген. М.А.Скворцова получил печальную новость о внезапной кончине Василия Павловича Мяч. Мы лишились боевого товарища, горячего патриота и исключительно порядочного человека, а Вы еще деятельного к упорного сотрудника. От всей души сочувствую Вам и всем соратникам 1-го Кубанского Похода в этой тяжелой утрате...

Меня Судьба связала с Василием Павловичем еще в г.Ельце (Орловской губ) в декабре 1917 г. Пробираясь с Северного Фронта в Новочеркасск, я задержался на несколько дней у местной помещицы В.Л.Гзахтеряевой, которая меня познакомила с В.П. Мы с ним часто беседовали. Единые идеи, мысли и патриотические порывы нас быстро сдружили. Мы собирались несколько раз с г.г. офицерами местного гарнизона (здесь была стоянка 18-го Гусарского Нежинского п-ка). Много говорили, много волновались, но я уехал один в конце декабря. Только один из местных помещиков, М.Р. (Черниговский гусар) потом присоединился ко мне.

Вскоре в Новочеркасске я встретил В.П. Я был назначен в 1-й Кав. дивизион полк.Гершельмана (в Ростов-на-Дону), а он в Корниловский полк. На полях сражений мы встречались и обменивались дружескими словами и крепким рукопожатием. Попадая в г.Екатеринодар, одинокий, бездомный, я был всегда радушно, как родной, принят милыми стариками, родителями В.П. Я их никогда не забуду. И вот смерть В.П. меня глубоко поразила, хотя все мы старики и все под Богом ходим.

От всей души шлю Вам и всем соратникам и их семьям свои наилучшие пожелания благополучия, бодрости и больше здоровья.

"Сомкни ряды!"

Крепко жму Вашу руку. Да хранит Вас всех Бог.

Искренно уважающий Вас
Александр Никанорович Глушков
Париж.
9 янв.1967 г.








- - оОо - -

ЖУРНАЛ "ВЕСТНИК ПЕРВОПОХОДНИКА".

Журнал "Вестник Первопоходника", являясь объединяющим органом всех членов Союза Участников Первого Похода, рассеянных по всем странам Европы, Австралии и Африки и по большей части, по различным причинам, особенно по причинам геополитическим, не могших воссоединиться со своим центром, что безусловно пагубно влияло на их психику белого воина и толкало глубоко окунуться в условия окружающего их быта, успешно выполнил свою задачу объединения и приобщения вновь к Союзу тех, кто волею судеб был вынужден оторваться и идти одинокой тропой жизни.

Журнал за все это время был весьма содержателен.

Воспоминания участников похода, глубоко всколыхивая душу, заставляли мысль вернуться к тем годам и тем дням, когда среди хаоса и бедлама разнузданных и разагитированных масс, обуянных дикой ненавистью и дикой злобой, утлой ладьей всплыла и пошла маленькая горсточка энтузиастов добровольцев, принявших на себя великое обречение во имя любви и верности к невесте неневестной - скорбной страстотерпице, матери России.

Такой эпос не знает прецедента ни в одной истории человеческого бытия. Что перед этим Фермопилы, где пали триста, повинуясь законам своего отечества?...

И вот, ушедший глубоко в быт окружающей его жизни, постепенно забывающий славное прошлое Первопоходник, случайно прочтя попавший в его руки журнал, как-то вновь воскресал.

- О да, это было, это я знаю, ну, конечно - это именно так!...

И улыбка озаряла обветренное, покрытое рубцами жизни лицо.

Читался адрес журнала, писалось письмо, и связь налаживалась. Начинало чувствоваться плечо соседа, а иногда, когда в этом была нужда, из далекой Америки получалась и реальная поддержка от тех братьев, которые, находясь в более благоприятных условиях, не только писали свои воспоминания, но и могли протянуть руку помощи.

Связь росла и крепла, и вместе с этим рос Калифорнийский отдел, впитывавший в себя эти разрозненные, одинокие души своих боевых соратников.

Заслуга в этом и заслуга, конечно, великая лежит на покойном Василии Павловиче Мяч, этом неповторимом работнике и энтузиасте Белой мечты.

О его деятельности, как секретаря и председателя отдела, можно написать несколько страниц.

О его редакторско-издательской работе и всех связанных с нею горестях и радостях можно написать книгу.

Безустанно работая, просиживая ночами над полученными изо всех стран письмами и ответами на них, он день проводил в гараже, единолично печатая странички своего детища - журнала, успевая при этом забежать за восковками, подбирать и размещать присланные статьи и воспоминания, сбегать за оттисками иллюстраций, на почту с готовыми и сброшюрованными журналами, забежать на минутку по делу к соратнику, делая все это не только безвозмездно, но часто докладывая из своего более, чем скромного, бюджета пенсионера недостающие средства.

Василий Павлович не думал, однако, ограничиваться только воспоминаниями.

Воспоминания - это только начало, проба пера, набирание опыта.

В будущем готовился выход на широкую дорогу журналистики, с привлечениемк этому опытных и специальных литературных сил.

Думая об этом, он любил часто поговаривать: "Мечем теперь не можем, так мы пером... Пером можно нанести раны и посильнее..."

Мысль о продолжении борьбы во что бы то ни стало и при любых условиях не оставляла его ни на минуту до самой смерти, и умер он, как белый воин, диктуя свои последние распоряжения и указания относительно набора и выпуска очередного номера журнала.

Наш долг, дорогие соратники, продолжать его дело. Наш долг - не дать погаснуть нашему светочу - журналу - и вывести его на ту широкую дорогу творчества, на которой каждое слово, каждая страница должны быть ударами, сильнее меча разящими, в котором непрестанно должна раскрываться правда истины и срываться маска с той злой силы, которая вот уже полстолетия господствует над нашей Родиной, растлевает наших детей и превращает живой, полный жизненных сил и невиданных возможностей народ в бессловесных, дегенеративных роботов-рабов.

Возможности у нас есть, таланты есть, необходимо только их привлечение, отбор и сплоченность, необходима воля и немного жертвенности в работе по распространению журнала, его продаже, привлечении подписчиков. Это - просто наш долг, наша обязанность.

Если это будет так, то журнал не только сможет дальше существовать, но и выйдет на ту широкую дорогу, к которой готовил его, выполняя тяжелую, черную работу бессменного и почти единственного работника, - Василий Павлович Мяч.

Это тем более возможно, что журнал, расширив свою программу, станет интересным и желательным и для массы национально настроенной Русской зарубежной общественности, объединив ее вокруг знамен Первого Кубанского ген.Корнилова Похода, чем даст нам, постепенно уходящим, недостающую в настоящее время смену.

Правление Калифорнийского Отдела
Союза Участников Первого Кубанского
Ген.Корнилова Похода




ВПП © 2014


Вестник первопоходника: воспоминания и стихи участников Белого движения 1917-1945. О сайте
Ред.коллегия: В.Мяч, А.Долгополов, Г.Головань, Ф.Пухальский, Ю.Рейнгардт, И.Гончаров, М.Шилле, А.Мяч, Н.Мяч, Н.Прюц, Л.Корнилов, А.Терский. Художник К.Кузнецов