знак первопоходника
Галлиполийский крест
ВЕСТНИК ПЕРВОПОХОДНИКА
История 1-го Кубанского похода и Белых Армий

Содержание » № 65/66 Февраль-Март 1967 г. » Автор: Долгополов А.Ф. 




ИДЕМ В ДЕСАНТ...

Как участник, хочу рассказать о двух, почти никому неизвестных, десантах из Крыма.

До сих пор они не были нигде описаны, видимо, потому, что они были секретные и малочисленные.

- о -

В конце марта 1920 года небольшие пароходы "Мария" и "Воевода Никола Пашич" секретно вышли из Керчи в Азовское море.

Пароходы были вооружены мелкокалиберными пушками и пулеметами; на них находились два отряда, состоявшие из отборных добровольцев, разведчиков и подрывников, всего около 40 человек. На море было сильное волнение. Была облачная, темная, как чернила, ночь; бурное море подбрасывало корабли, как щепки.

Отряд подошел к Кубанским берегам, к плавням у Ачуева; на пароходах - ни единого огонька, еле слышно, как работают машины, берега не видно, только слышен прибой.

Уходящие в Кубанский десант, большинство - кубанские офицеры, прощаются с остальными и, погрузившись в шлюпки, исчезают в темноте.

Орудия, пулеметы и остальной отряд, готовые к бою, молча ждали, что встретит десант на берегу.

Из разговоров я выяснил, что кубанцы должны были связаться с партизанами полк.Скакуна, скрывавшимися в плавнях у Ачуева, связаться с ген.Фостиковым, находившимся со своим отрядом где-то в Лабинском и Майкопском отделах, выяснить количество и расположение красных частей и, если возможно, произвести восстание в районе предполагаемого крупного десанта.

Томительно прошел час, на берегу все было тихо; наконец, показались темные пятна - шлюпки возвращались, все благополучно; моряки рассказывали, что сильный прибой мешал высадке. Красной охраны, видимо, нет, или она спит. Шлюпки подняты, и корабли двинулись на север.

Мы, вторая часть отряда, должны были высадиться около деревни Кирилловки в тылу красных частей, стоявших на Чангарском фронте.

Наконец, поздно ночью подошли к берегу, на море был настоящий шторм, с шумом бился прибой.

Моряки озадаченно качали головами, с большим трудом спустили шлюпки, с невероятными усилиями погрузился десант - все тепло одетые, обвешаны оружием и припасами; матросы еле справлялись с веслами, шлюпки ныряли, взлетали на волнах.

Трудно себе представить, чтобы маленькое Азовское море могло быть таким бурным! Бедные матросы выбивались из сил, борясь с волнами; подошли к самому берегу, но все попытки довести шлюпки до берега были неудачны, шлюпки заливало водой, грозя ежеминутно перевернуть; десант страдал от качки, все были мокры с ног до головы.

Наконец, морской офицер, командир шлюпки, пришел к заключению, что высадиться на берег в такую погоду невозможно без риска всем утонуть. Пароходы стали обозначаться в предрассветном тумане.

Ни одной души не было видно на берегу, ни один выстрел не раздался. С большим трудом шлюпки дошли до кораблей. С опасностью разбиться шлюпки выгрузили десант и были подняты на борты пароходов.

Немилосердно дымя, пароходы ушли в море. Полковник Штаба, руководивший всей этой операцией, решил, что корабли должны выйти в море, переждать до ночи и снова повторить высадку.

Мope не утихало, грязносерые волны трепали корабли, было серо, холодно и пасмурно. Всем нездоровилось.

У полковника происходили споры с капитанами кораблей. Болтаясь в море, корабли должны были держать пары, была опасность, что в любую минуту могут появиться красные быстроходные минные катера, и судьба кораблей и десанта будет решена. На счастье, по случаю бури советские моряки в море не вышли.

Морское ведомство, ввиду скудных запасов топлива в Крыму, снабдило им корабли только на определенные часы, необходимые для возвращения из десанта. Расход топлива за целый день стоянки в море настолько уменьшит запас топлива, что корабли не будут в состоянии вернуться в Керчь.

Часам к 12 дня полковник, убедившись в справедливости расчетов капитанов, приказал идти в Керчь.

Первая часть десанта на Кубани была успешна, десант у Кирилловки не был выполнен, но неудача эта принесла известную пользу в будущем.

Было установлено, что побережье у Кирилловки не укреплено и слабо охраняется.

Две недели отряд провел на пароходах, ожидая дальнейших приказаний от Штаба Главнокомандующего. Весь порт уже знал, где мы были и зачем, и о невозможности высадки у Кирилловки; распространялись слухи, что высадка будет у Анапы.

Неудача у Кирилловки и предполагаемый десант у Анапы стали известны красной разведке и об этом было сообщено, куда следует.

Наконец, после доклада Главнокомандующему, вернулся полковник, руководитель всей этой операции, и, собрав весь отряд, выразил благодарность Главнокомандующего за добытые сведения; все добровольцы возвращались в свои части.

Когда через несколько недель, 12-го мая (ст.ст.), корпус генерала Слащева, посаженный на корабли в Феодосии, высадился у Кирилловки, главной трудностью было сильное волнение и высокий прибой, но шлюпки и баржи выбрасывались на берег. Потери: один человек и два коня - утонувшие.

Красные были захвачены врасплох; части ген.Слащева углубились в тыл красных, захватили Мелитополь, наведя панику в красных частях, стоявших на фронте у Чонгара.

На другой день началось общее наступление из Крыма, которое освободило всю Северную Таврию до Днепра.

А.Долгополов.





ВПП © 2014


Вестник первопоходника: воспоминания и стихи участников Белого движения 1917-1945. О сайте
Ред.коллегия: В.Мяч, А.Долгополов, Г.Головань, Ф.Пухальский, Ю.Рейнгардт, И.Гончаров, М.Шилле, А.Мяч, Н.Мяч, Н.Прюц, Л.Корнилов, А.Терский. Художник К.Кузнецов