знак первопоходника
Галлиполийский крест
ВЕСТНИК ПЕРВОПОХОДНИКА
История 1-го Кубанского похода и Белых Армий

Содержание » № 67/68 Апрель-Май 1967 г. » Автор: Ефимов А. 




nullИЖЕВЦЫ И ВОТКИНЦЫ

(Продолжение, см. №№ 59-60, 61-62, 63-64 и 65-66)

В первых числах марта Восточный Фронт начал наступление.

Сибирская Армия теснила 3-ью красную армию на гор.Вятку, отбросила 2-ую красную армию за р.Каму, освободила в апреле Ижевский и Воткинский заводы и заставила противника уйти за р.Вятку от г.Чалмыж до устья этой реки.

Западная армия разгромила 5-ую красную армию, которая в беспорядке отступила к Волге, потеряв свою артиллерию и оставив в руках белых много пленных и трофеев. К концу апреля Западная Армия подошла на 3-4 перехода к Самаре и была здесь остановлена приказом ген.Ханжина.

В красном лагере поднялась тревога. После ухода с фронта чехов (в ноябре 1918 г.) и оттеснения слабых белых отрядов к Уралу красные считали положение здесь прочным. В феврале 1919 г. их усиленное внимание привлекал Западный фронт, где они ожидали появления сил Антанты, а белогвардейским фронтам - Северному, Восточному и Южному - "главное командование склонно было придать второстепенное значение". (Какурин, том 2-й, стр.132).

Тем большее впечатление произвела на красных "внезапность" сильного удара со стороны одного из фронтов "второстепенного значения".

Со свойственной большевистскому стану истерической энергией были брошены крикливые лозунги: "все на восток", "все против Колчака", - и навстречу белым потекли резервные дивизии и большие пополнения в разбитые части.

К 15-ти дивизиям, бывшим на Восточном фронте, красные в ближайшие два месяца перебросили несколько дивизий, бригад и полков, общей силой около 6 дивизий.

Для пополнения убыли и повышения надежности своих частей красные производят несколько мобилизаций: "В течение 1919 г. страна, объявленная "вооруженным лагерем", была охвачена одновременно четырьмя мобилизациями: партийной, профессиональной, чрезвычайной и общей, согласно планов военного ведомства"(Какурин, т.2-й, 173).

"Вся эта мощная струя активных и политически сознательных пополнений почти исключительно направлялась на Восточный фронт. 22 губернии слали туда своих лучших представителей. Пунктами сосредоточения для них намечались: Самара, Симбирск, Казань, Вятка. Только три губернии направляли своих партийных и профессиональных работников в Смоленск для обслуживания Литовско-Белорусской армии".

"Впоследствии, при назревании кризиса на Южном фронте, эта мощная струя изменила направление своего течения на юг и, наконец, в октябрьские дни 1919 г., когда опасность угрожала красному Петрограду, она перекинулась к последнему" (Какурин, стр.173).

Далее Какурин дает примеры успеха и энтузиазма, с которыми были проведены эти мобилизации. Нельзя отрицать, что этими мерами красные быстро пополнили растрепанные части и для надежности влили в них большое количество партийцев. О численности коммунистов, влитых в части, свидетельствуют воспоминания комдива Путна: "Мне помнится, что в 27-й дивизии коммунистов было в среднем три с половиной тысячи. Разве могла быть не стойкой дивизия с таким числом членов партии?" (Борьба за Урал и Сибирь, стр.18).

"Коммунары", конечно, не все шли в боевую линию. Часть из них составляли отряды "особого назначения", которые сзади поднимали дух красноармейцев к наступлению, стреляя из пулеметов в их спины. Из указанного Какуриным движения подкреплений вполне очевидно, что красное командование наконец убедилось, что быть сильными всюду нельзя. Оно вынуждено было перейти для выигрыша войны к поочередному разгрому своих противников.

Под впечатлением разгрома на Восточном фронте, красные войска сосредоточивают здесь превосходные силы и к началу мая переходят в контр-атаку.

Выяснить с достаточной точностью соотношение сил противников, при ограниченности имеющихся под рукой источников, не представляется возможным. Белые архивы вообще не уцелели, а красные сведения грешат большими неточностями и противоречиями. Например, в таблице Какурина (страница 129) силы белых на Восточном фронте к февралю указаны в 143.330 бойцов, причем итог подсчитан неверно, а в подстрочном примечании говорится, что на основании данных противной стороны - чехо-словаков следует вовсе исключить со счета, так как все они ушли в тыл, а цифру штыков и сабель противника по тем же источникам можно считать в 80 тысяч".

Руководствоваться такими расплывчатыми данными бесполезно.

Сохранившийся "боевой состав" Западной Армии (и находившейся на

null

ПРИМЕЧАНИЕ:
Расположение красных армий и дивизий указано примерно к началу мая 1918г. после перегруппировки и прибытия подкреплений. К 1-му марта, перед наступлением Белых, расположение дивизий было следуюшим: в 3- й армии - Особая 4-я Уральская, 29-я, 30-я, и Камская бригада; во 2-ой армии - 7-ая, 21-ая, 5-я и 28-я; в 5-и армии 27-я и 26-я; в 1-й армии 20-я и 24-я; в Туркест. армии - 31-я и 5-я Кав.; в 4-й армии - 22-я и 25-я.

1
БОЕВОЙ СОСТАВ ЗАПАДНОЙ. АРМИИ.

null


ПРИМЕЧАНИЕ: 1) Боевой состав относится к последней неделе апреля 1919г 2) Ижевцы ушли на завод 29 апреля; присланные на их место молодые необученные башкиры никакой боевой силы не представляли. 3) Таблица переписана без проверки, есть ошибки в подсчетах. 4) Мелкие части не помещены, но включены в итоги, как, например, в графах 4-го Оренбургского Корпуса.


время наступления во временном подчинении ген.Ханжина группы ген.Белова) по состоянию к концу апреля дает численность бойцов армии, за вычетом ушедших на завод Ижевцев, в 27.500. Подробный состав - в прилагаемой таблице.
В Сибирской Армии насчитывалось около 40.000, в Оренбургской Армии (с группой ген.Белова) и в Уральской казачьей - вместе 30 тысяч.

Красные силы Какурин указывает в середине апреля, то есть после больших потерь при отступлении, в 84 тысячи. Присылка многочисленных подкреплений увеличила их силы на 50 тысяч штыков и сабель, и ожидались дальнейшие значительные переброски (стр. 176-177).

Наиболее опасным для себя успехом белых красные считали выдвижение Западной Белой армии к Самаре и нацелили первый удар на ее левый фланг к северу от Бузулука. Перегруппировав свои части, они сосредоточили против Западной армии 5 дивизий и одну кавалерийскую бригаду и из тыловых районов направили сюда же, не считая мелких частей, три дивизии. Всего более 8 полных дивизий пехоты, не менее 80.000 бойцов.

Большой численный перевес дал возможность красным выиграть в мае ряд боев и отбросить Западную армию на восток.

Этим они не ограничились. Военная наука требует разбитого врага преследовать: "Преследуй денно и нощно, доколе истреблен не будет; недорубленный лес опять вырастет". Эту Суворовскую истину наш противник также усвоил и применил в полной мере, хотя другие красные фронты настойчиво требовали помощи. Не ослабляя своего натиска и не уменьшая своих сил, они продолжали теснить Западную армию дальше, в начале июня взяли Уфу и стремились окружить и уничтожить главные силы Белой армии в теснинах Урала. Это им не удалось, и Белая армия сравнительно благополучно отошла за Урал.

Отход Западной армии распространился в конце мая на Сибирскую, которая также ушла за Урал, 14 июля оставила Екатеринбург. В ней появились признаки начавшегося разложения.

Только в конце июля красные начали переброску своих частей против Вооруженных Сил Юга России, которые, взяв в июне Харьков и Царицын, успешно продвигались на север.

На востоке еще остаются достаточные красные силы для преследования поредевших Белых Армий. Во второй половине июля происходит многодневное сражение у Челябинска, а после отступления в августе за р.Тобол Белые Армии в сентябре вновь переходят в наступление и отбрасывают противника за Тобол.

Эта операция окончательно надломила силы белого Восточного фронта. Тая от боев, болезней, жестоких холодов и измен, они в середине февраля 1920 года достигают Забайкалья.

- о -

Конечно, не одна стратегия, какую бы важную роль она не играла, решила судьбу борьбы в гражданской войне. Стратегия - искусство полководца, ему нужна сильная армия, а армия создается всей мощью Государства.

Что мы встречаем в Гражданской войне?

Революция разрушила весь установившийся долгими веками порядок, привела все к всеобщему хаосу, но последствия этого хаоса отразились не одинаково на боровшихся лагерях.

Большевики сумели наладить централизованный и дисциплинированный политический аппарат, который смог направлять их деятельность для достижения нужных им результатов, включительно до организации большой армии и создания для нее командного состава. В большевистской федеративной республике были вытравлены, кроме оставшихся вывесок, всякие федеративные и сепаратистские течения, быстро исчезли разные "уездные" и прочие "республики" и, под гнетом кровавого, беспощадного террора, раздробленные составные части России разъединенные организации и группы населения и отдельные лица заставлялись работать и идти под руководством большевиков на создание будущего "рая".

В белом лагере оказалось много осколков политических и общественных организаций, много деятелей разных величин и окрасок. Большинство их было воспитано на борьбе со старым "режимом", который и был погублен ими, при их помощи или бездействии, в грозное время внешней войны. Управлять, создавать и строить они не умели, и никто из громких имен "великой и бескровной" - противников большевиков, - не выдвинулся, как талантливый государственный администратор.

- о -

К 1919 г. вооруженные силы Белых выросли, окрепли и были на пути к победе. Но эти силы нуждались в дальнейшем развитии, пополнении убыли, моральной поддержке, в здоровом и спокойном тыле. Нужна была энергичная и плодотворная работа за линией фронта, за спиной Белых армий.

К несчастью, у Белых не было ничего, что могло бы сравниться с бешеной энергией большевицкой партии.

Антибольшевицкие организации были многочисленны, разрознены и слабы. Ген.Деникин вспоминает о прибытии в Добровольческую Армию делегации от одной из крупнейших организаций - "Национального Центра". Старшие начальники связывали с этой организацией представление о "широком фронте русской общественности". Но, как пишет Деникин: "это было добросовестное заблуждение членов делегации, вводивших также добросовестно в заблуждение и всех нас. Сами они стремились принести пользу нашей Армии, но за ними не было никого".

Главные деятели первых дней революции - Родзянко, Милюков, Гучков и другие, столь успешно поработавшие на гибель "старого режима", - были обязаны, казалось, принять участие в уничтожении большевизма и исправить свои ошибки. Но все они умыли руки в содеянном ими и исчезли.

Показательно, что на всех Белых фронтах руководство государственными делами находилось, или быстро переходило в руки старших военачальников. Однородность такого возглавления создавала благоприятные условия для взаимного понимания по всем государственным и военным вопросам, по выработке планов и согласованности действий.

Однако, этого не случилось, и не по вине указанных лиц.

Раздробленный, неустойчивый в своих настроениях, страдавший от недостатка дальновидных, честных и энергичных людей, белый лагерь *)

*) Под "белым лагерем" автор подразумевает вооруженные силы против большевиков, те организации и группы и тех отдельных лиц, которые помогли первым или действовали самостоятельно, имея целью сбросить власть большевиков и установить в России порядок и законность. Автор не считает принадлежащими к "белому лагерю" партии и группы, которые своей главной задачей ставили спасение "завоеваний революции" и преследовали узко партийные цели (с.-р., Комуч и проч.).

в целом не мог подняться до той степени самоотречения и самопожертвования во имя Родины, которыми отличались первые кадры Белых армий.

Там, где одни отдавали свою жизнь за спасение России, желая сохранить ее единой и неделимой, другие действовали так, как должно было бы наблюдаться у большевиков, твердивших о неограниченных свободах, "власти на местах", "самоопределении вплоть до отделения"...

Вместо тесной спайки и дружных усилий появляется и наростает волна требований самостоятельности и независимости. Точное честолюбие или местные интересы ослепляют и заставляют забывать об общей цели борьбы, о неизбежности поражения при действиях вразброд.

Даже в военной среде, привыкшей к строгому порядку и дисциплине, колеблются и расшатываются эти воинские начала.

Силы белых начинают слабеть, воинский дух угасает, тыл разваливается, разбегаются или переходят на сторону врага неустойчивые бойцы и целые части.

Гражданская война протекла у большевиков в исправлении своих слабых мест и постепенной консолидации сил. У белых - в раздробленности, в трениях, в открытой и скрытой борьбе за влияние, власть и привилегии.

Огромные усилия, жертвенные порывы и подвиги лучших сынов России и их кровавые потери были недостаточны, чтобы сломить большевицкое иго. Не потому, что армии врага были сильнее, но потому, что белый лагерь был поражен тяжелыми внутренними недугами.

- о -

Положение, создавшееся внутри враждующих сторон, отразилось соответствующим образом на отношениях с иностранцами. Красные не имели прямых сношений с другими странами, так как не находились в официальных сношениях с иностранными правительствами.

В их рядах воевали мадьяры, латыши, китайцы и другие национальности в большом числе, но это были наемники интернационала, добросовестно исполнявшие свои обязанности и отличавшиеся хорошими боевыми качествами и большой жестокостью.

Большинство иностранных держав не было заинтересовано уничтожением большевизма в России, хотя отдельные представители этих держав предвидели опасность распространения красной заразы. Делались попытки своевременно это зло уничтожить. Оказывалась помощь борьбе с большевизмом, особенно, пока еще продолжалась мировая война. После поражения Германии и заключения с ней мира помощь сильно сократилась, а к концу 1919 года прекратилась.

Отряды союзников, вообще незначительные, появлялись вместе с их высокими комиссарами на белых фронтах, но участия в военных действиях избегали, нередко договаривались с большевиками о нейтралитете пли прекращении враждебных действий и, при появлении опасности, быстро удалялись.

На Восточном фронте большое зло причинили наши бывшие военнопленные - чехи. Начавшие борьбу с большевиками ради собственного спасения, они помогли быстрому и одновременному выступлению противобольшевицких организаций от Волги до Владивостока и образованию Восточного фронта, но вскоре "устали" и ушли в тыл на охрану жел.дороги.

Здесь чехи превратились в спекулянтов и грабителей, не торопились домой и во многих тысячах вагонов везли свои "трофеи" во Владивосток.

И без того слабо справлявшийся с огромным движением длинный Сибирский путь был окончательно расстроен.

Во время отступления Армии погибло много поездов, не пропущенных чехами, в которых замерзали раненые, больные и беженцы. Когда чехов настигли красные войска, предательской выдачей Верховного Правителя Адмирала_Колчака они купили себе право беспрепятственного движения дальше.

Иностранная помощь принесла больше вреда, чем пользы, и дала основание большевикам кричать в своей пропаганде против "прислужников иностранного капитала".

Неопределенная и колеблющаяся политика союзных держав значительно помогла большевикам в их торжестве над белыми. Современные мировые события указывают с полной ясностью, что проигрыш белыми гражданской войны оказался поражением и наших бывших недальновидных союзников.

24. В горах Урала.

После боя 9-го мая и отступления в район гор.Уфы 1-ая Стрелковая (Ижевская) бригада была расположена к северу от ст.Чишма.

Возник вопрос, ввиду небоеспособности бригады, об ее окончательном расформировании. По этому делу ген.Молчанов уехал в штаб 2-го Уфимского Корпуса (Уфимской группы). Ему предлагают в командование 4-ую Уфимскую дивизию.

18-го мая на ст.Чишма, в вагоне командира 3-го Уральского корпуса (группы) собрались начальники 6-й, 7-й и 11-й дивизий для распределения боевого и прочего имущества Ижевцев. Около 5.000 винтовок, сделанных Ижевцами на своем заводе, трофейные пулеметы в количестве более 40 и 10 орудий (в том числе две полевые 48-линейные гаубицы), захваченные у красных, должны были перейти в другие руки. Главный приз - артиллерию - получил ген.Ванюков, начальник 11-й Уральской дивизии.

За отъездом командира бригады, от Ижевцев присутствовал со списками разного имущества начальник штаба бригады, который в конце заседания обратился к ген.Голицыну и сказал, что все распределенное имущество будет передано согласно полученным указаниям, но только после того, как об этом будет уведомлен ген.Молчанов и с его разрешения. Ген.Голицын с этим согласился.

Известие о расформировании бригады вызвало подавленное настроение среди офицеров и немногих солдат Ижевцев, оставшихся в бригаде. Не прошло и трех месяцев, как в этих самых местах, где теперь стояла бригада, Ижевцы громили красных и вызывали всеобщее восхищение своим победоносным наступлением к Уфе. Теперь всякие следы существования бригады уничтожаются и ее боевые трофеи передаются другим.

Удрученные до последней степени, Ижевцы несколько дней провели в тяжелом ожидании, беспокоясь об участи своих частей и всей бригады.

22-го мая вечером ген.Молчанов сообщил, что бригада расформировываться не будет и будет позднее развернута в дивизию.

Из района ст.Чишма она была двинута на север и получила для обороны участок позиции на правом берегу р.Белой к северу от гор.Бирск.

На возможность остановить наступление красных и отбросить их от р.Белой на запад возлагались большие надежды. Но этому не суждено было осуществиться.

Сосредоточив свои части и тщательно подготовив средства для переправы, нащупав более слабые места в расположении противника, красные начали форсировать реку одновременно во многих пунктах. В некоторых из них 6-го июня удалось достигнуть успеха и закрепиться на правом берегу.

В районе Уфы, где были более сильные и лучше сохранившиеся части Волжской и Уфимской групп они были отбиты, и только 9-го июня им удалось захватить самый город.

На участке 1-й Отдельной бригады они переправились без особых усилий. Когда наши башкиры увидели противника, переправляющегося на лодках и паромах через реку, они обалдели, перестали стрелять и начали разбегаться. Привести их в порядок не было возможности.

Остатки бригады отступили, но неустойка эта не была причиной оставления позиций на р.Белой, так как отступление к северу от Уфы началось одновременно в нескольких местах.

Бригада была направлена в глубокий тыл, а прикрытие оставленного направления было возложено на Уфимскую кавалерийскую дивизию ген.Джунковского.

В середине июня фронт проходил примерно по р.Уфа и только южнее гор.Уфа небольшой участок р.Белой упорно удерживался частью группы генерала Каппеля.
Переход красными р.Белой и захват Уфы являлся для них крупным успехом, нашедшим соответственную оценку.

Начальник штаба Фрунзе, бывший генерал Новицкий, делает такое сравнение: "об описываемом периоде борьбы нужно сказать, что если в каждой войне бывали отдельные операции, исход которых являлся решающим для участи всей кампании, как, например, первая операция на Марне в мировую войну на Французском фронте, то таковой для Советской России была Бугурусланско-Уфимская операция. Она нанесла смертельный удар Колчаку и "колчаковцам", оказала решающее влияние на участь гражданской войны и послужила тем поворотным моментом, который предопределил исход борьбы Советской страны со всеми ее врагами" *).

Эта характеристика операции Новицким, похожая на бахвальство, так как он сам принимал участие в ее исполнении, тем не менее имеет в красном лагере большую цену. Фрунзе за свое руководство, далеко не блестящее, но об этом здесь не место писать, был признан великим советским полководцем, и его именем названа Военная Академия Красной Армии.

- о -

Следующей задачей, и весьма срочной, красным войскам Восточного фронта было поставлено захватить Урал.

В статье полковника Красной армии Е.Болтина "20-летие освобождения Урала от Колчака" ("Красная Звезда" 15 июля 1939 г.) даются указания Ленина, направлявшие действия их вооруженных сил: "Если мы до зимы не завоюем Урала, то я считаю гибель революции неизбежной"... "Все силы рабочих и крестьян, все силы Советской республики должны быть напряжены, чтобы отразить нашествие Деникина и победить его, не останавливая победного наступления Красной армии на Урал и на Сибирь. В этом состоит основная задача момента..." "От ослабления наступления на Урал и на Сибирь мы погибнем"... "Ослабить наступление на Урал и Сибирь значило бы быть изменником революции, изменником освобождения рабочих и крестьян от ига Колчака".

Из этих выкриков, чисто пропагандного характера, выясняется, однако, и то, что Красная армия побуждалась без передышки идти напролом через горы Урала.

Завоевание Урала было возложено на 5-ую, 2-ую и Зью армии. 5-ая армия была усилена частями расформированной Туркестанской армии и состояла из четырех пехотных дивизий (35, 27, 26 и 24) и 3-ей Кавалерийской дивизии. 1-ая и 4-ая армии оставались для действий против Оренбургских и Уральских казаков. 2-ая и Зья армии действовали против Сибирской Белой армии на Северном Урале.

Численность 5-й красной армии, по указаниям упомянутой статьи Болтина, достигла 29 тысяч штыков и сабель, а численность противника Западной армии генерала Ханжина - Болтин определяет в 18 тысяч штыков и сабель.

Малая доступность Уральских гор к северо-востоку от г.Уфы заставила красных использовать более удобные пути севернее, главным образом трактовую дорогу г.Бирск - Байки - ст.Сулея - Златоуст.

Захватом г.Златоуста они собирались отрезать белую армию с тыла, запереть ее в ущельях Урала и уничтожить.


Ударную группу из 35-й дивизии (2 бригады), 27-й дивизии и 26-й дивизии без одной бригады красные сосредоточили в районе у с.Байки.

Какурин указывает ("Как сражалась революция" т.2-й, стр.274): "Занятие 2-ой армией 4-го июля г.Красноуфимска позволило командованию 5-й армии подтянуть 35-ую Стрелковую дивизию к своим главным силам и сосредоточить ударный кулак в виде всей 27-ой стр.дивизии, в задачу которой на этот раз входил прорыв фронта противника на кратчайшем к г.Златоусту направлении через Кусу, в то время, как 26-ая Стр.дивизия своей атакой должна была прижать противника к горным проходам".

Вдоль жел.дороги от Уфы на Златоуст они поставили одну бригаду 26-й дивизии и 3-ью Кавалерийскую дивизию. 24-ая дивизия направлялась через горный район южнее жел.дороги.

Против ударной группы красных стояли сильно ослабленные части Уральской группы и приданная группе 2-ая Уфимская кавалерийская дивизия.

На железнодорожном направлении находился ген.Каппель со своей Волжской группой и 8-ая Камская дивизия ген.Пучкова.

Другая дивизия Уфимской группы - 4-ая Уфимская - находилась в резерве к северо-западу от ст.Сулея и защищала подходы к железной дороге. Там же была 12-ая Уральская дивизия, вошедшая в Уфимскую группу ген. Войцеховского после расформирования 6-го Уральского Корпуса.

1-ая Отдельная стрелковая бригада была расположена в резерве Армии в долине р.Ай, в районе с.Петрушина, к северу от ст.Бердяуш. Здесь она простояла около трех недель.

За это время в бригаду стали возвращаться Ижевцы. Судьба заставила их вторично бросить завод. Говорят, что на этот раз ушло все коренное население завода и большинство рабочих поступило в Армию.

Многих задержал у себя ген.Казагранди, пополнив свои Сибирские части. Но большая часть Ижевцев, в особенности те, кто уже был в рядах бригады, стремились обратно в свои прежние полки и батареи и к своим командирам.

Пробирались в одиночку и группами, иногда единицами старого состава. Поручик Шмаков, ездивший в отпуск на завод, собрал свою 12-ую роту первого полка и привел ее в полном составе.

Возвращение Ижевцев, хотя далеко не в прежнем числе, сразу восстановило боеспособность бригады.

Их возвращение вернуло бригаде старое название, и приказом Командующего Западной армией от 29 июня 1-ая Отдельная стрелковая бригада вновь стала называться Ижевской. Этому содействовал новый Командующий Армией ген.Сахаров, за несколько дней перед этим сменивший ген.Ханжина. Он высоко расценивал боевые качества Ижевцев.

(продолжение этой части статьи)





ВПП © 2014


Вестник первопоходника: воспоминания и стихи участников Белого движения 1917-1945. О сайте
Ред.коллегия: В.Мяч, А.Долгополов, Г.Головань, Ф.Пухальский, Ю.Рейнгардт, И.Гончаров, М.Шилле, А.Мяч, Н.Мяч, Н.Прюц, Л.Корнилов, А.Терский. Художник К.Кузнецов