знак первопоходника
Галлиполийский крест
ВЕСТНИК ПЕРВОПОХОДНИКА
История 1-го Кубанского похода и Белых Армий







РАЗГРОМ БУДЕННОГО ПОД РОСТОВОМ.
6-8 января 1920 года.

С развитием огнестрельного оружия, в особенности пулеметов, и при силе современного огня крупные конные столкновения тех эпох, когда конница была "царицей полей сражений", отошли, казалось, безвозвратно в область преданий. Однако, условия Добровольческой войны на юге России - чисто маневренная война на широких просторах при отсутствии непрерывного фронта, возможность получать конский состав, наличие кадровых офицеров кавалеристов и т.д. - неожиданно возродили действия значительных кавалерийских масс и конные атаки.

Одним из самых картинных кавалерийских дел, в котором автор принимал участие, как командир 1-го эскадрона Сводно-Гвардейского кавалерийского полка, является разгром 1-й Конной Армии Буденного под Ростовом 6-8 января 1920 года.

К концу декабря 1919 года /все даты по старому стилю/ большая часть вооруженных сил ген.Деникина вышла, после тяжелого отступления из центральных губерний, на Дон и, перейдя реку, задержалась по нижнему течению Дона и по Манычу.

Добровольческая армия, сведенная в 1 корпус ген.Кутепова - Корниловцы, Марковцы, Дроздовцы, Алексеевцы, - остатки 5-го конного корпуса, сведенные во 2-ую полковую бригаду ген.Барбовича, и Терско-Кубанский кавалерийский отряд, остатки конного корпуса ген.Топоркова - заняли фронт от Азовского моря до Ростова и Нахичевани включительно. Дальше на восток шел участок Донской армии ген.Сидорина, 3-й Донской корпус, пеший, ген,Гусельщикова в станице Ольгинской с приданной ему кавалерийской бригадой, кажется, ген.Старикова, и 4-й Донской конный корпус ген.Павлова в станице Хомутовской в резерве.

Красное командование юго-восточного фронта /Шорин, бывш.полковник ген.штаба/ решило немедленно форсировать Дон, чтобы не дать нам времени укрепиться, и 1-й Конной армии Буденного было приказано перейти 4-го января Дон и, взявши Батайск /против Ростова/, чтобы сбить замок на жел.дороге, выйти нам в тылы в разрез между Добровольцами и казаками. Красная пехота 8-й армии должна была по всему фронту содействовать этому наступлению /книга Буденного "Пройденный путь"/.

Условия местности благоприятствовали красным. Главный рукав Дона течет от станицы Аксайской до Азовского моря под правым высоким берегом красных. Левый берег низменный, плавни, местами до 10-11-ти верст ширины. Против Нахичевани и станицы Аксайской переправы - паромы. От Аксайской переправы гать по плавням к станице Ольгинской. Задонская степь между Батайском и Ольгинской /расстояние 28 верст/ представляет собой широкий и глубокий плацдарм, удобный для разворачивания без всяких рубежей сопротивления.

Зима 1919/20 года выдалась холодная, и Дон к этому времени крепко замерз. Конная бригада ген.Барбовича последней подошла 27 декабря к Ростову, когда город и мост были уже заняты красными. Отбив несколько атак, бригада к вечеру перешла Дон и плавни прямо по льду со всей своей артиллерией, от станицы Гниловской западнее Ростова на Койсуг, несмотря на то, что за два дня до этого из Ростова ушел в Азовское море ледокол, проломавший открытую полосу в середине реки, которая немедленно опять замерзла. Я упоминаю этот эпизод, чтобы подчеркнуть неправильность заявления Буденного, что "к началу боевых действий поймы рек Дока и Койсуга были затоплены водой и покрыты "тонким льдом". - Правда, первые 2-3 дня января были туманные с короткой оттепелью, но уже 4-го стоял крепкий мороз, и короткая оттепель ничего не изменила. Самый переход через Дон, как на Нахичеванской, так и на Аксайской переправах, вне сферы нашего ружейного огня, не представлял для Буденного никаких трудностей.

По сводкам штаба Донской армии у ген.Кутепова при отходе за Дон было 3383 штыка и 2928 шашек. Шедшие ему навстречу пополнения позволили, однако, в первые же дни увеличить боевой состав корпуса, который к моменту столкновения с Буденным был доведен приблизительно до 10000 бойцов. Бригада ген.Барбовича уже развернулась в 3 полка, а у Донцов на этом участке было, вероятно, около 4000 штыков и 8000 шашек.

В 1-ую Конную армию Буденного входили 4-я, 6-я и 11-я Кавалерийские трехбригадные дивизии - 9500 шашек - и две стрелковых дивизии _ 9_я и 12-я, 4500 штыков, - 3 броневых поезда, 9 броневых автомобилей, 56 орудий и 400 пулеметов. Кроме того, в наступлении участвовали со стороны красных 40-я, 33-я, 15-я и 16-я стрелковые дивизии - 11000 штыков - и 16-я кавалерийская бригада Волосатого - 2000 шашек - 8-й армии, занимавшей фронт от Нахичевани на восток, то есть всего около 11500 шашек и 15500 штыков. В Ростове, кроме бронепоездов Буденного, было еще три, включая тяжелый с 6-дюймовыми морскими орудиями, ходивший по линии Ростов-Новочеркасск вдоль по Фронту. С нашей стороны было два легких бронепоезда на линии Ростов-Екатеринодар, перпендикулярной фронту.

4-го января никаких серьезных действий со стороны красных не было, хотя Буденный и пишет в своей книге о яростных но всегда отбитых атаках на Ольгинскую, во время которых он "неоднократно с Ворошиловым лично водил бойцов" на приступ. Другие советские авторы /Агуреев и Тюленев/ говорят то же самое, повидимому, чтобы подтвердить выполнение приказаний штаба фронта на 4-ое января и не противоречить Буденному. Красные, вероятно, произвели в этот день разведку на Ольгинскую, которую им необходимо было захватить и держать, чтобы обеспечить свой левый фланг и тыл при переправе главных сил и затем при разворачивании на Батайск.

5-го января части 6-й кавалерийской дивизии Буденного и пехота 8-й армии выбили казаков после упорного боя из Ольгинской. Поднявшаяся днем сильная метель не позволила красным развить этот успех или донцам контр-атаковать. Последние отошли на ночь в район Хомутовской. Конница Добровольческого корпуса /ген.Барбовича и Топоркова/ была вечером вызвана по тревоге в Батайск, но выступление из-за метели было отложено до утра.

За ночь метель улеглась, и 6-го января с утра стояла тихая, морозная и ясная погода. Главные силы Буденного, 4-я и 11-я кав.дивизии и части 6-й, начали с рассветом переправу по Нахичеванской переправе. Первые сведения об этом поступили в 7 часов утра от конных разведчиков Корниловцев, наблюдавших в плавнях /статья корниловца полк.Рябинского в "Военной были"№ 71/. Конница ген.Барбовича подошла к сборному пункту на юго-восточной окраине Батайска у переезда через жел.дорожную насыпь около 10 часов утра после перехода по сильно занесенной снежными сугробами дороге. Терцы и Кубанцы ген.Топоркова были уже на месте, Терцы в резерве, а Кубанцы, высланные навстречу красным, отходили сильно растянутой лавой перед подавляющими силами Буденного и были уже совсем близко от окраины Батайска.

Полки ген.Барбовича, и с ними Терцы, на широких аллюрах перескочили по переезду через жел.дорожную насыпь и, на-ходу разворачиваясь, поили в атаку. Их неожиданное появление из-за насыпи, скрывшей их подход, и стремительность атаки ошеломили красных, видевших Батайск уже почти взятым без серьезного сопротивления.

Атакующим полкам представилась незабываемая картина: совершенно ровная, покрытая девственным белым снегом широкая, искрящаяся на утреннем солнце степь с разбросанными по ней маленькими курганами. Совсем близко отходящая жиденькая лава кубанцев, а у нее на плечах густая лава красных с вкрапленными в ней пулеметными тачанками. Дальше за лавой чернели три квадрата резервных порядков, повидимому бригад; между ними и на флангах - снимающиеся с передков на открытой позиции 


орудия и вспышки первых выстрелов, а на курганах группы наблюдателей и начальства - батальная картина Наполеоновских времен!

Атака мгновенно опрокинула красную лаву, налетела на ее плечах на не успевшие еще развернуться резервные порядки, разметала их, и вся эта масса перемешавшихся всадников, пулеметных тачанок и орудий неудержимо понеслась, коля и рубя, на восток, к плавням и переправам. Бешеная скачка промчалась версты 3 - 3 1/2, пока не выдохлись кони. Части затем начали собираться, приводиться в порядок, и постепенно завязался огневой бой, продвинувшийся еще немного на восток.

Разворачиваясь после переправы на Батайск, Буденный загнул свой левый фланг, выслав заслон в направлении хутор Злодейский - станица Хомутовская. 4-й Донской конный корпус ген.Павлова начал с утра /в 9 часов, по сведениям донской армии/ вытягиваться из Хомутовской на Ольгинскую и разворачиваться с целью сначала атаковать эту станицу и выбить из нее красных. Появление на его фланге заслона Буденного, действовавшего очень напористо, и разгоревшийся под Батайском бой заставили ген.Павлова изменить первоначальное направление и выйти главными силами корпуса западнее Ольгинской, на левый фланг Конной армии Буденного, отброшенной от Батайска нашей атакой.

4-й Донской корпус втянулся в бой с заслоном Буденного около 11 часов и полностью развернулся в новом направлении, отбив упорно дравшийся заслон, к 15 часам /по сведениям Донской армии/. Тут разыгралась вторая фаза боя 6-го января. Донцы атаковали в конном строю с юга, а полки ген.Барбовича и Топоркова одновременно с запада. Красные, приведшие к этому времени свои части в порядок и готовившиеся опять наступать, не выдержали, и вся эта масса перемешавшихся конниц помчалась к плавням. Наши снаряды, особенно тех конных орудий, которые скакали за атакой на левом фланге, разбивали лед в протокахи болотинах плавней, вызывая панику у красных. Их пулеметные тачанки и орудия проваливались и застревали, рвались постромки, и все, уже в панике и без управления, бросая все, бежали к переправам. Преследование прекратилось с темнотой и из-за усталости конского состава.

Полки ген.Барбовича и Топоркова продвинулись за этот день верст на 17-18 на восток от Батайска к Ольгинской, то есть не дошли до последней верст на 10. Донцы подошли к Ольгинской уже в темноте, но взять ее в этот день не смогли, встретив упорное сопротивление. Она осталась в руках красной пехоты /16-й стр.дивизии/ и небольших разрозненных частей, отошедших на нее, 6-й кав.дивизии Буденного.

Пехота 8-й армии и обе стрелковые дивизии Буденного с утра 6-го перешли по всему фронту в наступление, но были сравнительно легко отбиты и нигде успеха не имели, кроме крайнего правого Фланга у донцов. В первой фазе конного боя 6-го января участвовало с обеих сторон около 9-10 тысяч всадников, а во второй, вероятно, тысяч 20 шашек. Столкновения были чисто конными, без непосредственного участия пехоты.

7-го января па фронте Добровольческой армии царило затишье. Конница Буденного, отброшенная с потерями за Дон, зализывала свои раны. Бригада ген.Барбовича оставалась на своих биваках в Койсуге. На восточном участке фронта Донцы /3-го и 4-го корпуса/ с утра атаковали Ольгинскую и после упорного боя выбили из нее красных, отбросив их везде за реку. Часть конницы ген.Топоркова, Терцы, была вызвана на помощь Донцам, но с начала перехода возвращена обратно на свои биваки, ввиду успеха под Ольгинской.

8-го января красная пехота 8-й армии /33-я и 40-я стр.дивизии/ и части Конной армии до рассвета вновь атаковали Ольгинскую и взяли ее. Ядро Конной армии Буденного с утра опять переправилось по переправам с усиленной на этот раз артиллерией и начало разворачиваться на Хомутовскую и на Батайск. Ее стрелковые дивизии энергично наступали из Ростова на Батайск и на Койсуг, и части 12-й дивизии, перейдя речку Койсуг /приток Дона в плавнях/, подошли на 2-3 версты к окраине Батайска, но были отброшены нашей пехотой за Дон. Корниловцы из Батайска выдвинулись вдоль плавней против Кахичеванской переправы. Бригада ген.Барбовича, стоявшая на биваке в Койсуге в 6 верстах от Батайска, вышла им на поддержку и сначала в пешем строю удлинила цепи Корниловцев, загнув правый фланг на юг. С подходом донской конницы из Хомутовской, хут.Злодейского, к полкам Барбовича, ведшим огневой бой, были по сигналу подведены на галопе коноводы, и вся конница /Добровольцы, Терцы, Кубанцы и Донцы/ опять атаковала в конном строю с юга и с запада Буденного. После нескольких атак и контр-атак красные не выдержали и в беспорядке помчались обратно к переправам. Небольшая часть успела выскочить к Пахичеванской переправе, остальные помчались по плавням к Аксайской. На этот раз наша конница дошла засветло до Ольгинской и конной атакой взяла станицу окончательно, очистив левый берег Дона от красных. Поздно ночью, вернее перед рассветом 9-го, Добровольческая конница на еле шедших от усталости лошадях вернулась на свои биваки в Койсуг.

После этого вторичного поражения Конная армия Буденного, понесшая тяжелые потери и морально разбитая, уже не пыталась более форсировать Дон и была отведена для пополнения и приведения в порядок. Командующий юго-восточным фронтом Шорин был смещен и на его место назначен Тухачевский.

По сводкам штаба ген.Деникина во время боев 6-8 января у красных было взято 22 орудия и 120 пулеметов. Число пленных мне точно неизвестно, но один лишь 4-й Донской корпус взял их около 1700, а бригадой ген.Барбовича было захвачено более 500 строевых лошадей. Ворошилов, в разговоре по прямому проводу со Сталиным, указал, что потери в командном составе конной армии превысили 40%, а в конском составе 4000 лошадей. В поле за околицей Ольгинской долго еще оставались следы этих боев - горы собранных и сложенных замерзших трупов людей и лошадей, которые невозможно было похоронить из-за глубоко промерзшей земли.

Советские писатели коротко и неохотно говорят об этой неудачной для них операции. Буденный в своей книге "Пройденный путь" /вышла из печати в 1958 г./ говорит на стр.389;

"С рассветом 19-го /6-го/ января 4-я и 11-я кавдивизии перешли в энергичное наступление, имея задачу выйти на линию Кагальницкая - Азов - Кулешевка - Койсуг - Батайск - Злодейский. 6-я дивизия использовалась для развития успеха 4-й и 11-й дивизий. Однако противник, заняв выгодные позиции у Батайска и сосредоточив крупные силы конницы, артиллерии и пулеметов, при активной поддержке бронепоездов сковал наши части сильным пулеметно-артиллерийским огнем и сорвал наступление. На ночь дивизии отошли: 4-я в Нахичевань, 6-я и 11-я в Ольгинскуто, куда к вечеру подошла и 16-я стр.дивизия 8-й армии".

Про бой 8-го января он дальше пишет:

"В результате длительного и кровопролитного боя белые были выбиты из станицы Ольгинской, однако, сгруппировав до десяти тысяч сабель конницы и крупные силы пехоты, противник перешел в контр-на ступление и ценой больших потерь вытеснил наши части из Ольгинской и вынудил их на ночь отойти за Дон. 21 января /8-ое/ было одним из самых тяжелых дней для Конармии. Действуя в крайне невыгодных для конницы условиях против превосходящих по численности вражеских сил /до 15 тысяч сабель и 10 тысч штыков/, занимавших хорошую для обороны местность, части армии понесли большие потери".

Буденный, конечно, несколько преувеличивает нашу численность и не упоминает свою и 8-й армии пехоту. 19 января 1-го февраля он послал Ленину письмо, оправдываясь в своей неудаче и обвиняя Шорина. В этом письме он говорит:

"Я должен сообщить вам, тов.Ленин, что Конармия переживает тяжелое время. Еще никогда так мою конницу не били, как побили теперь белые. А побили ее потому, что командующий фронтом поставил Конармию в такие условия, что она может погибнуть совсем..."

Другой советский писатель, Тюленев, пишет о бое 6-го января на стр. 143:

"К 12 часам в районе Батайска и в 3-х километрах южнее станицы Ольгинской конница обеих сторон развернулась лавой и пошла в атаку. Благодаря перевесу в артиллерии и бронепоездам противнику, после 6-часового боя, удалось отбросить части 1-й Конной и 8-й армии на правый берег Дона."

И дальше, на стр. 143-145, о бое 8-го января:

"К 15 часам создалось тяжелое положение. Противник сбил на линии Батайск-Ольгинская части конной армии и стремился отрезать им переправу у Нахичевани, чтобы захватить потом в плен пехоту в районе Ольгинской. Действиями 1-й бригады 4-й каз.дивизии - резерва Конной армии - угроза была ликвидирована, но части Коннной армии были вынуждены снова отойти на правый берег Дона. За период боев 17, 18, 19 и 21 января под Батайском 1-я Конная и 8-я армии понесли очень большие потери."

Вот отзывы в советских источниках о нашем /добровольческой конницы/ первом серьезном бое с конницей Буденного, который я описал. Немного более месяца спустя, 17-го февраля, мы с ней опять столкнулись под Егорлыцкой и еще раз в октябре в северной Таврии, но об этом в другой раз.

Г.Г.Раух.






ВПП © 2014


Вестник первопоходника: воспоминания и стихи участников Белого движения 1917-1945. О сайте
Ред.коллегия: В.Мяч, А.Долгополов, Г.Головань, Ф.Пухальский, Ю.Рейнгардт, И.Гончаров, М.Шилле, А.Мяч, Н.Мяч, Н.Прюц, Л.Корнилов, А.Терский. Художник К.Кузнецов