знак первопоходника
Галлиполийский крест
ВЕСТНИК ПЕРВОПОХОДНИКА
История 1-го Кубанского похода и Белых Армий

Содержание » № 91 Апрель-Май 1970 г. » Автор: Ефимов А. 




ИЖЕВЦЫ И ВОТКИНЦЫ

(Продолжение)

От Нижне-Удинска армии двинулись в прежнем порядке: 2-я по Си- бирскому тракту и вдоль железной дороги, 3-ья по проселочным дорогам, отстоявшим от главных путей на 20-50 верст.

Район, по которому шла 3-ья Армия, был довольно населенным, и по пути в тречались большие села и деревни. Было много легче доставать продукты, и не было так голодно, как на переходах от р.Кан до Н.-Удинска. Но тяжело ударило другое бедствие - сильно распространившийся тиф. С каждым днем таяли ряды бойцов и увеличивались обозы с больными.

От Нижне-Удинска до ст.Зима было, считая по жел.дороге, около 240 верст. Подтверждались сведения, что под Зимой красные готовились преградить нам дорогу. Марши были рассчитаны так, чтобы к 30 января обе Армии подошли на переход к Зиме, а 31 января совместными усилиями разгромили противника. Группе ген.Вержбицкого ставилась задача ударить на противника с фронта, 3-ей армии ген.Сахарова - атаковать во фланг и тыл.

3-ья армия выступила из Нижне-Удинска 24-го января. Впереди шла Ижевская Дизизия. После перехода в 54 версты заночевали в дер.Чеховская (схема в "В-ке Пер-ка" № 90). В следующие дни - 25-30 января, - делая переходы по 30-50 верст через селения Патербей, Икей, Одон (в этой деревне было недостаточно помещений, и Конный полк перешел на ночлег 6 верст дальше, в дер.Каргол), Утолей и Или, достигли 30 января с. Батома. Это село находилось примерно в 35 верстах от Зимы. Из Батома часть дивизии вечером перешла в поселок Чебытовский.

29-го января, на ночлеге в дер.Или, узнали, что ген.Каппель скончался 26 января. Его смерть тяжело переживалась всем составом Армии. Он пользовался большой любовью за его выдающиеся качества военачальника, всегда показывавшего примеры доблести и самопожертвования. Эго и было причиной его преждевременной смерти. На суровой горной реке Кан он шел с передовым отрядом разведчиков, разыскивая проходы среди незамерзших порогов, промочил ноги и жестоко простудился. Уже совершенно больной, он заставлял подавать ему верховую лошадь, с трудом садился в седло и отправлялся встречать остатки своих полков, зная, что его появление поднимает силы измученных бойцов.

- о -

Вечером, по приходе в поселок Чебытовский, получили сведения, что на ст.Зима прибыли из Иркутска в поездах значительные силы красных с большим количеством пулеметов. Неопределенно говорилось о присутствии артиллерии.

Ижевцам отдан приказ чистить винтовки и проверить и распределить ограниченный запас патронов. Перед рассветом должны были выступить на ст.Зима. Сильный мороз - ниже 35 Реомюра.

Глубокой ночью пришла весть, что у Зимы идет бой. Никаких подробностей не сообщалось. Было 5 часов утра. Ген.Молчанов приказал частям дивизии немедленно двигаться к Зиме. Конный полк собрался по тревоге и выступил в авангарде. В эскадронах были выделены всадники на более крепких лошадях, которые двинулись вперед. Остальные следовали сзади, насколько позволяли силы измотанных лошадей.

На рассвете подошли к селу, из которого можно было видеть вдали ст.Зима. Там было тихо. Крестьяне сообщили, что накануне был большой бой и красные бежали. Вскоре прибыл из Воткинской дивизии унтер-офицер и подтвердил, что красные были разгромлены и понесли большие потери.

41.Бой у ст.Зима.

Приказом ген. Войцеховского армиям Восточного фронта № 1 от 27 января, то есть на другой день после смерти ген.Каппеля, сохранившиеся части Штабов фронта и 2-й Армии соединены в один "Штаб Войск Восточного фронта". На должность Нач.штаба Войск Вост.Фронта допущен Ген.Майор Щопихин.

В соответствии с принятой группировкой войск и существовавшей ранзе организацией и для удобства управления войска фронта временно составляют три колонны:

а)    части 3-й армии - колонну ген.Сахарова;

б)    соединенные предыдущими приказами Главнокомандующего части 1-й к 2-й армий - колонну ген с Вержбкцкого;

Б) части Уфимской группы и приданные ей - колонну ген.Бандерского.

Вступив в командование указанной ему колонной, ген.Вержбицкий назначил командующим Южной группой начдива 4-й Сиб.Стр.дивизии ген. майора Смолинa.

2-я армия ген.Вержбицкого или, согласно нового приказа, колонна ген.Вержбицкого, двигалась быстрее, чем это предполагалось. Передовая Тобольская группа под командою ген. Бордзиловского вечером 29 января дошла до села Кимельтей и остановилась на ночлег. До Зимы оставалось 25 верст. По чьему распоряжению или по чьей инициативе было решено не терять времени и атаковать красных на день ранее назначенного срока - выяснить не удалось. Во ВСЯКОМ случае, Тобольская группа, при необходимости в поддержке, могла рассчитывать на помощь двигавшейся позади южной группы и следовавшей за ней колонны ген.Бангерского.

Для описания бея у Зимы послужили: 1) статья В.Антонович "Бой у г.Зимы" ("Крестный путь" № 4) и 2) показания участников боя - Воткинцев.

В описании Антоновича сообщаются подробные сведения о действиях Иркутской дивизии и отсутствуют почти полностью данные о действиях Воткинцев. По утверждению Антоновича бой носил упорный характер, продолжался 5 часов, и не может быть сомнения, что все силы Тобольской группы участвовали в бою. К сожалению, о действиях пехоты Воткинцев не удалось собрать, каких-либо подробностей, за исключением противоречивых сведений о потерях.

- о -

В 6 час. 30 мин. утра 30-го января боевые части Тобольской группы - Иркутская, Сибирская и Воткинская дивизии под командою Начальника Иркутской дивизии полковника Ракитина выступили по тракту из села Ки- мельтей на дер.Ухтуй, где красные поджидали их на укрепленной позиции.

Деревня Ухтуй находилась верстах в 3-х от Зимы. Позиция красных протянулась по фронту примерно на три версты. Правый фланг распола- гался по возвышенному берегу р.Ока, огибая дер.Ухтуй, Избы деревни были приспособлены для обороны. Левый фланг протянулся к железной дороге и загибался назад для обеспечения от охвата, не доходя до железной дороги. Позиция состояла из снежных окопов, политых водой, и во многих местах перед окопами устроены засеки. Местность перед позицией была совершенно открытой и на ней лежал глубокий снег. За правым флангом позиции, на противоположном берегу реки, местность заросла густым, непроходимым кустарником, не дававшим возможности произвести охват этого фланга. В общем, позиция была сильной, с отличным обстрелом.

Позиция была занята силами красных численностью около 4-х тысяч бойцов с большим количеством пулеметов. Ген.Сахаров указывает другую численность - 10.000 бойцов при 5-ти орудиях и даже с 2-мя аэропланами ("Бел.Сибирь", стр.267), но это не подтверждается другими источниками. Отряд красных состоял из надежных, большевицки настроенных шахтеров из Черемховских угольных копей, нескольких партизанских формирований, коммунистов Иркутска и других поборников советской власти.

Этот отряд в нескольких поездах, гри содействии чехов, был переброшен из Иркутска.

- о -

Части полк.Ракитина из села Кимельтей выступили в следующем порядке:

Авангард под командой кап.Зилова: Конные дивизионы Иркутской и Воткинской дивизий и 10-й Байкальский полк. Всего 400-450 бойцов.

Главные силы под командою Начальника Воткинской стр.дивизии подп. фон-Вах: 9-й, 11-й и 12-й полки, Егерский батальон и арт.дивизион Иркутской Стр.дивизии и Воткинская стр.дивизия со 2-й батареей при двух действующих орудиях, 0стальные пушки Воткинцев везлись разобранными. Всего около 1500 бойцов при 4-х орудиях.

За главными силами двигались в санях раненые и большое количество больных тифом.

В конце Тобольской группы следовали остатки Тобольской Стр.дивизии в количестве около 100 человек и с ними ген.Бордзиловский.

Конные ДИВИЗИОНЫ, отогнав разъезды и заставы красных, к 11 часам утра подошли к дер.Ухтуй, развернулись на широком фронте и повели демонстративное наступление для выяснения расположения противника. Задача была успешно выполнена - фронт и фланги противника выяснены.

В 12 часов авангард, а затем и главные силы развернулись и пошли в наступление. Движение сильно затруднялось глубоким снегом по пояс.

Противник встретил наступавших сильным ружейным и пулеметным огнем. Наши части залегли в снегу и начали подготовлять атаку ружейным и пулеметным огнем. Орудие Иркутской батареи открыло огонь по правому флангу противника. На этот участок энергично наступал Егерский батальон кап.Дубова. Егеря трижды переходили в атаку. Капитан Дубов был убит. Красные, обманутые энергичными действиями Егерского б-на, начали передвижение своих резервов к правому флангу.

Полк.Ракитин решил, сковывая противника с фронта, нанести удар в его левый фланг. Для этой цели он направил сюда 11-й Нижне-Удинский полк под командой полк. Долгова-Сабурова.

Малочисленность всех полков обеих дивизий, за последнее время сильно ослабленных распространением тифа и насчитывавших в своих рядах всего лишь по 150-200 штыков, вызвала необходимость усилить 11-й полк частью Воткинцев. В составе Воткинской дивизии находились остатки 49-го полка 13-й Сибирской дивизии под командой кап. Ф.Мей, принявших участие в ударе на фланг противника.

Отряд полк. Д.Сабурова скрытно обошел противника и атаковал его во фланг и с тыла. 2-я Воткинская батарея кап.Верцинского помогла успеху действий пехоты обстрелом из своих двух действующих орудий.

Противник был сбит, и, развивая успех, атакующие части двинулись вдоль позиции красных. Резервов у Нестерова не оказалось, задержать успешно продвигавшийся отряд белых было нечем, и у красных поднялась паника.

Этому содействовали также чехи. Совершенно неожиданно для обеих сторон чешская кавалерия, находившаяся на ст.Зима, выгрузила и поседлала своих коней и показалась в тылу у красных.

Сведения участников боя о действиях чехов расходятся. Одни говорят, что чехи атаковали и рубили большевиков. Другие отрицают это и уверяют, что появление чехов оказало лишь моральное воздействие на красных, усилив их панику.

Чешская кавалерия выступила по приказу начальника 3-ей Чехословацкой дивизии майора Прхала, одного из немногих чехов, сохранивших в себе чувство долга и чести и готового придти на помощь своим братьям по оружию. К этому времени другие чины чешского воинства, во главе с командующим армией ген.Сыровым, уже давно встали на дорогу уклонения от какой-либо помощи и к прямым предательствам. Сыровой выразил большое неудовольствие действиями майора Прхала и приказал вернуть оружие взятым в плен красным солдатам и отправить их в Иркутск.

Потери большевиков были велики. Около 1000 человек вместе с Нестеровым, которые бежали к своим вагонам, были разоружены, но, как выше указано, были отправлены в Иркутск, с возвращением оружия, по приказу покровительствовавшего им ген.Сырового.

Большая часть отряда Нестерова, бросая винтовки, пулеметы и патроны, бежала спасаться из дер.Ухтуй на восток, в гор.Балаганску.

На месте боя красные оставили около 800 убитых и раненых. Имея в своих рядах плохо обученных бойцов, привыкших в партизанских действиях нападать на малочисленного противника, и притом врасплох или ночью, они не проявляли упорства в бою, не умели действовать холодным оружием и, конечно, не могли противостоять закаленным бойцам белых частей.

Все же бой продолжался около 5 часов. Вскоре наступили сумерки. Проходившие мимо побоища с содроганием рассказывали, как стонали и хрипели сотни раненых, кончая жизненный путь на морозном снежном поле. Незначительный кадр медицинского персонала наших частей был занят помощью своим и не имел возможности подать помощь многочисленным павшим врагам.

Наши потери, по сравнению с противником, были незначительны. Антонович указывает, что Иркутская дивизия потеряла 15 убитыми, 67 ранеными и несколько обмороженными. Точных сведений о потерях Воткинцев не сохранилось. Называли цифры от 30 до 100. Начальник Боткинской дивизии определял потери в 50-60 человек.

Следует отметить, что свирепствовавший тиф сильно ослабил боевой состав белых частей. У Воткинцев в конном дивизионе белели в эти дни Командир Дивизиона ротм.Дробинин, командир 1-го эскадрона пор.Рябков, еще несколько офицеров и половина всадников. Также сильно были ослаблены стрелковые полки.

Пришлось принять меры к усилению пехоты. У Воткинцев за цепями пехоты шли в наступление артиллеристы тех батарей, пушки которых везлись разобранными, и нестроевые разных категорий. Все были вооружены винтовками, взятыми от больных.

Город и станция Зима, с находящимся около нее поселком для железнодорожных служащих, были заняты без боя.

- о -

Интересное показание о бое написал командир 3-го взвода 1-го эскадрона Воткинцев корнет Бут...

Оно приводится здесь с небольшими сокращениями.

"Наше наступление велось по большому тракту, а противник, когда был разбит, отступал через дер.Ухтуй, которая растянулась по высокому берегу р.Ока.

Мой 3-й взвод 1-го эскадрона, человек 15, и взвод или два конных Егерей стояли в прикрытии на левом фланге за небольшим бугром и наблюдали, как пехота Воткинцев и Егерей по открытому полю наступала на деревню. А в это время противник был укрыт за постройками домов и обстреливал нашу пехоту из нескольких пулеметов. Пехотинцам оставалось только залечь. Одно орудие Воткинцев посылало снаряды в деревню.

"После некоторого времени красные начали сдавать. (Примечание: Корнет Б., видимо, не видел и не знал о действиях обходной колонны),

"Егеря первые получили приказ "по коням!". Я сейчас же последовал за ними и скомандовал: "Пашки вон, за мною, ура!"

"Мы карьером помчались на деревню, но шашки пришлось отставить, так как мороз давал себя чувствовать, да и противника пока не было видно. Он был уже на главной улице, пехота па подводах и всадники перемешались и торопились к выходу. Мы въехали через боковую улицу, перпендикулярную к главной улице. Для прикрытие отступления противник выставил пулемет на подводе, но на наше счастье четыре пулеметчика не смогли его запустить. Они так там и остались на месте, долго не мучившись.

"Я оглянулся назад и вижу, что нас впереди только 5-6 человек моего взвода, а остальные и Егеря отстали. Видимо, лошади были уставшие, да и люди полубольные.

"Смотрим - последние всадники противника проскакали мимо и, заметив нас, еще больше дали ходу лошадям. Казалось, что бой закончен и на улице никого из противников не осталось.

"Повернули направо и едем по направлению к городу. Вдруг в одном дворе я заметил четырех красноармейцев, которые ожидали, когда мы будем проезжать мимо этого дома. Ворота были открыты. Черемховцы дали залп и убили моего коня. Я успел только махнуть своим ребятам остановиться, чтобы они не попали в лсвулку. Я даже с лошади не упал, а как-то спрыгнул. Смотрю - в проулке стоит поседланная лошадь, как-будто ожидающая меня.

"Я быстро вскочил на нее и выехал на главную улицу в надежде, что они еще во дворе. Но красные, увидев, что я удираю от них на ихней же лошади, дали несколько выстрелов. Я почувствовал, что лошадь останавливается и падает. Теперь надежда только на свои ноги. Я одет в ватную куртку и легкую шинельку, а они в дубленых полушубках и от меня отстали, хотя и продолжали стрелять. Это уже было в самом конце деревни. Я увидел, что навстречу мне идет отряд всадников со стороны Зимы. Оказалось, это был эскадрон Иркутского дивизиона. Рассказал им, что за мною гнались четыре черемховца и что они находятся где-то близко - будьте осторожны.

"В последнем доме во дворе я опять вижу лошадь. Видимо, хозяин ее остался на поле брани или прячется где-нибудь. Вот на этой лошади мне удалось добраться до гор.Зима. На следующий день я обнаружил, что у лошади пробита пулей шея. Пришлось и эту, уже третью лошадь оставить на месте.

"Был слух, что чехи напали на красных и отбили от них батарею в 6 орудий, которая стояла на площади, и что это помогло нам завладеть гор.Зима."

Из показания корнета Б. видно, что в составе 4-тысячного отряда красных находились бойцы, которые пробовали оказывать сопротивление и тогда, когда почти весь отряд разбежался. Могли также быть и скрывшиеся по дворам, не успевшие бежать с остальными.

Был отдан приказ быть настороже, тщательно обыскать дома и дворы в деревне Ухтгй, в городе Зима, на станции и в примыкавшем к ней поселке, где жили железнодорожные служащие. Среди последних находились большевики.

Обыск отнял несколько часов, и из разных укромных мест было извлечено несколько десятков попрятавшихся красных. Часть из них была найдена на сеновалах, где они зарылись в сено.

Под Зимой была одержана полная победа, причем с нашей стороны участвовало не более одной десятой общего боевого состава всех наших сил.

Об этом в Иркутске, уже подпавшем, с помощью чехов, во власть большевиков, было хорошо известно. Утешаясь распространением слухов, что идут жалкие, обессиленные остатки Армии Колчака, красные правители Иркутска, учитывая опыт Зимы, лихорадочно готовились к защите и в то же время подготовляли свое бегство на север.

Всполошились и наши "союзники", не знавшие, что им делать и как выпутываться из той неразберихи, которая создалась с их благосклонной помощью.

А.Ефимов.
(Продолжение следует)




ВПП © 2014


Вестник первопоходника: воспоминания и стихи участников Белого движения 1917-1945. О сайте
Ред.коллегия: В.Мяч, А.Долгополов, Г.Головань, Ф.Пухальский, Ю.Рейнгардт, И.Гончаров, М.Шилле, А.Мяч, Н.Мяч, Н.Прюц, Л.Корнилов, А.Терский. Художник К.Кузнецов