знак первопоходника
Галлиполийский крест
ВЕСТНИК ПЕРВОПОХОДНИКА
История 1-го Кубанского похода и Белых Армий





РУССКОЕ ВОЕННОЕ УЧИЛИЩЕ В КИТАЕ

В 1925 году правитель Манжурии Маршал Чжан-зо-лин воевал с коалицией маршалов Среднего Китая, во главе которой стоял Маршал У-пей-фу, командуюий Восточным районом Манжурии,'генерал Чжан-зун-чан, имевший свой штаб на ст. Пограничная Китайской Восточной железной дороги, на границе Китая с Приморьем, за долгие годы пребывания на этом посту- был тесно связан с Русскими военными и гражданскими властями. Он относился с большим уважением и симпатией к белым Русским и, когда в Приморье произошел переворот государственной власти, пригласил к себе советником бывшег министра Приморья Н. Д. Меркулова, а в свою армию Русских инструкторов- кавалеристов, пулеметчиков и других военных и шатских специалистов по разным отраслям.

В начале войны с Внутренним Китаем Манжурский диктатор на- значил ген. Чжан-зун-чана командующим фронтом, который пригласил ген. лейт. К.П. Нечаева в качестве военного советника. Образовалась русская группа войск следующего состава: пехотная бригада (два полка), кавалерийская бригада (два полка), отдельные инженерные роты, дивизия броневых поездов (шесть поездов) и отдельная воздушная эскадрилья. Кроме того, не входящая в состав группы конвойная сотня — личная охрана Маршала Чжан-зун-чана в 120 шашек, при 5 офицерах.

При помощи Русских, закончивших свою гражданскую войну и охотно откликнувшихся на чужую, ген. Чжан-зун-чан завоевал Пекин, Тиньцзин, ЦИНАМУ (НЕРАЗБОРЧИВО.КОРРЕКТОР) и Циндао. Став Тупаном этих провинций и Маршалом, он заключил союз с Тупаном пяти центральных прозинций -Маршалом Сун-чуан-фаном и дошел до гор. Шанхая.

С развитием боевого успеха на фронте, Н. Д. Меркулов начал подготовку по сформированию Военного училища для русской молодежи и, когда Маршал Чжан-зун-чан взял провинцию Шаньдунь и объявил ее столицу Цинанфру своей резиденцией, вышел приказ о сформировании "Шаньдунского Офицерского Инструкторского Отряда" (перевод с китайского приказа), в составе четырехвзводной роты для русских, с производством их в офицеры в будущем по окончании наук.

Намечавшийся в начале курс в полгода, потом год, окончательно определился в двухгодичный по программе военных училищ мирного времени. Преподавателями и строевыми офицерами были генералы, штаб и обер-офицеры Русской Армии. Юнкерами зачислялись молодые люди, как окончившие средне-учебные заведения, так и не закончившие не ниже пяти классов гимназии или реального училища. Все носили китайскую форму и состояли в китайских воинских чинах и званиях. Жалование получали повышенное против китайцев и в серебре, как офицеры, так и юнкера. Училище получало определенные кредиты, на которые довольствовалось, одевалось, приобретало всевозможные учебные пособия и содержался весь штат.

Через училище прошло около 300 человек русской молодежи. Закончило в 1927 году, первым выпуском, 43 человека и в 1928 году, вторым выпуском, 17 человек.

После первого выпуска, Митрополит Пекинский и Китайский Начальник Российской Духовной Миссии в Китае Иннокентий предложил Маршалу Чжан-зун-чану отправить в училище для получения военного образования албазинцев.

В училище поступило около 60 человек молодых албазинцев, образовав полуроту под командой капитана Уварова. История Албазинцев следующая: со вступлением Русских в Сибирь во главе с Ермаком, Pyccкиe продолжали двигаться до границ Китая и основали крепость Албазин. Этот сильно выдвинутый аванпост осадили китайцы и, после упорной борьбы, захватили крепость, а пленных отправили в Пекин. Богдыхан милостиво их принял и дал им участок земли в северо-восточном углу столицы, позволил сохранить свою веру и язык и дал возможность им работать. Впоследствии в этом месте образовалась Российская Духовная Миссия с ее богатствами. Кажется, в 1930 году было торжественно отпраздновано 250-летие ее существования. Весь указанный угол столицы уже был заселен потомками албазинцев во много сотен семейств. Все они сохранили православие, нося древне-славянские имена, но перемешавшись с китайцами и китаянками, сохранив веру и язык, утратили внешний русский тип и наружно превратились в настоящих китайцев и китаянок в их одеянии.

К расформированию училища албанцы не закончили курса и вместе с русскими юнкерами потянулись в pyccкиe центры разселения, главным образом в Шанхай, и заполнили собой русские предприятия, не пожелав возвратиться в Пекин.

Первый выпуск, приказом Великого Князя Николая Николаевича, был произведен в подпоручики Русской Apмии с зачислением по Русскому Обще-Воинскому Союзу, а второй выпуск, по приказу ген. Кутепова, принят РОВС-ом на учет подпоручиками.

Маршалом Чжан-зун-чаном, специально для первого выпуска , был сформирован особый полк из всех родов оружия, в котором должности младших офицеров заняли молодые подпоручики.

В этот полк я был назначен из училища на должность помощника командира полка по строевой части (старшего штаб-офицера) со специальным заданием дать молодым офицерам русское офицерское воспитание. Полк состоял из трех батальонов: 1-й стрелковый из трех стрелковых рот, 2-ой технический из рот: пулеметной, бомбометной и гренадерской, З-ий сводный: саперная рота, эскадрон и батарея. Батальонами командовали в чинах майоров китайской службы штаб и обер-офицеры Русской Армии, ротами в чинах капитанов китайской службы — офицеры Русской Армии.

В 1928 году, при начале краха, Особый полк в качестве надежного резерва был отправлен на фронт остановить поток отступающих своих войск на север и задержать быстрое продвижение войск новой враждебной коалиции , выдвинутой закулисными действиями европейской и японской политики в китайских делах.

По сложившимся обстоятельствам и по предварительному истинно офицерскому соглашению между командиром полка и мной, я, вступив в командование полком, быстрыми маршами выводил полк из района непосредственных боевых действий, обходя местоположение высших штабов, грузился на русские бронепоезда, спеша выйти из чукой гражданской войны с единственной целью: спасти судьбой доверенные мне жизни русских офицеров и солдат. Это мне удалось полностью.

Почти в то же время, далеко на севере, полковник Кобылкин после бегства начальника училища, полковнпка русской службы, офицера генерального штаба, став во главе училища, сложным дипломатическими действиями и удачными маневрами выводил его из общей неразберихи и благополучно разоружился на территории Манжурии.

С ликвидацией японцами Шанжурского "Монарха" Чжан-зо-лина, ушел в небытие и Маршал Чжан-зун-чан, предательски убитый. Распалась русская группа войск, понеся громадные потери, и закончило свое существование русское военное училище с малыми потерями.

Этим актом закончилось славное трехлетнее существование русского военного училища, родившегося во имя долга перед родной армией в невероятных условиях в изгнании и успевшего дать для Родины 60 отлично воспитанных и образованных офицеров, на деле получивших разносторонний опыт.

Полковник Шайдицкий.






ВПП © 2014


Вестник первопоходника: воспоминания и стихи участников Белого движения 1917-1945. О сайте
Ред.коллегия: В.Мяч, А.Долгополов, Г.Головань, Ф.Пухальский, Ю.Рейнгардт, И.Гончаров, М.Шилле, А.Мяч, Н.Мяч, Н.Прюц, Л.Корнилов, А.Терский. Художник К.Кузнецов