знак первопоходника
Галлиполийский крест
ВЕСТНИК ПЕРВОПОХОДНИКА
История 1-го Кубанского похода и Белых Армий

Содержание » № 14 НОЯБРЬ 1962 г. » Автор: Кисиль Н. 




МОИ ЗАМЕТКИ.

Как участник 1-го и 2-го Кубанских походов, позволю себе указать маленькие неточности в воспоминаниях наших соратников.

1) 3 журнале № 3 помещена саметка ген.Кариуса о приходе генералов Алексеева и Деникина в стан.Егорлыкскую и собрании начальников воинских частей, которым приехавшие генералы сделали сообщение о немецких предложениях Добровольческой армии, об установлении мирных отношений и сотрудничестве в борьбе с бсльшевиками.

Я в то время был рядовым в команде конных разведчиков ген.Маркова и никакой воинской частью не командовал. Однако, Евграф Евграфович Ковалевский настоял, чтобы я пошел с ним на это собрание.

Собрание офицеров на этом собрании было малочисленным, человек десять. Генералы кратко сообщили предложение немцев, обрисовали нашу (Добровольческой армии) жуткую обстановку и предложили собравшимся офицерам искренне высказаться по этим вопросам: с немцами против большевиков, или без немцев, не нарушая нашу верность нашим союзникам - Франции, Англии и Америке?

Высказались человек 4-5, из них один Кубанский полковник, стоявший у двери (скамеек было очень мало), единодушно за верность нашим союзникам. Генерал Деникин одобрительно отнесся к этим высказываниям офицеров и заключил собрание приблизительно такими словами: "Конечно, мы должны остаться верными нашим союзникам, оставив без внимания предложения немцев, и продолжать нашу борьбу против большевиков".

В этом была причина и смысл приезда генералов, наших Вождей, в станицу Егорлыкскую.

2) В последнем, 12-м номере журнала наш соратник в своих воспоминаниях пишет: "Генерал Марков на белом коне встретил бронепоезд..." В действительности ген.Марков ездил на неказистой лошади гнедой масти. Шапку же носил ген.Марков большую белую.

3) Ген.Кариус в журнале № 11 описывает боевые операции против многочисленного отряда Сорокина и овладение станицей Кисляковской и ж.-д. станцией Кисляковка.

Так как я в то время был начальником конной разведки и неразлучно был при полковнике Кутепове, то все боевые события того времени мне хорошо известны.

Я опишу лишь боевые операции около ж.д. станции Кисляковка. Было хорошее летнее время на Кубани. В станице Павловской ранним утром я торопился к своей лошади и шел боковой СТОРОНОЙ церковной площади. Ст.Павловская утопала в роскошных фруктовых садах. Справа вижу большое дерево абрикос, обремененное спелыми плодами. В этот момент над моей головой разрывается шрапнель... и все абрикосы с дерева зашумели, падая на землю. Но мне было не до абрикосов. Неприятель уже обстреливал артиллерийским огнем наши колонны, вышедшие из ст.Павловской в сторону ж.д. станции Кисляковка. В поле было солнечно, хорошо. Кой-где стояли копны неубранного хлеба. Пройдя несколько верст от станицы Павловской, наша колонна отдыхала. Здесь полк.Кутепов приказал полк.Тимановскому идти с 1-м Офицерским полком, на станицу Кисляковскую. После короткого привала полки разошлись: 1-й Офицерский пошел вправо, а 1-й Кубанский Стрелковый полк пошел левее ж.д. полотна в направлении ж.д. станции Кисляковка. Шли медленно, отдыхали и ждали донесений от полк. Тимановского, ибо по плану 1-й Офицерский полк должен был занять станицу Кисляковскую первым, а уже потом Кубанский Стрелковый полк должен был обрушиться на ж.д. станцию Кисляковка.

Три раза по приказанию полк.Кутепова я посылал парных конных разведчиков для связи с полк.Тимановским, и всякий раз наши разведчики не возвращались обратно, попадая в руки большевиков. Весь этот район кишел большевиками. Полк.Кутепов недоумевал и нервничал. Было уже далеко за полдень. Противник уже давно обстреливал нас огнем, но это мало нас беспокоило. Беспокоило же нас то, что от полк.Тимановского не было никаких сведений.

Передовая цепь Куб.Стрелкового полка медленно теснила противник к ж.д. станции. Наконец, под вечер, Куб.Стрелковый полк ввязался, без команды начальства, в жестокий бой с большевиками.Большевики открыли по нашим стрелкам ураганный огонь. Полк.Кутепов, не получая до конца дня от Тимановского никаких донесений, нервничал. И когда огонь противника стал явно подавлять огонь наших редких стрелков, Кутепов приказал Стрелковому полку прекратить атаку ж.д. станции и залечь. Явно абсурдное приказание: шло жестокое единоборство двух противников и ложиться, подставляя себя противнику для расстрела, уж не приходилось.

Бой разыгрался с левой стороны ж.д. путей, то есть с восточной стороны от ж.д. станции. Кубанские стрелки занимали позицию невыгодную: они были в низине, а большевики занимали доминирующую местность.

В это время полк.Кутепов находился со своими конными разведчиками за ближайшей к ж.д. станции будкой. Большевики поливали пулеметным огнем и нас. Один из моих разведчиков был тяжело ранен. Кубанский Стрелковый полк, несмотря на упорное сопротивление противника, однако уже оттеснил его от ж.д. станции.

В этот критический момент вдруг с возвышенной гряды Кисляковка - ст.Уманская развернулись густые цепи большевиков и пошли своей массой на редкую цепь наших стрелков. Наши стрелки не выдержали этого натиска и стали отступать. Положение грозило катастрофой. Наш полк был в одиночестве. Выручки неоткуда было ждать. Резервов никаких. От Тимановского никаких вестей. Полчища большевиков прут на наших стрелков неудержимо.

Полк.Кутепов приказывает мне остановить отступление наших стрелков. Я со своими разведчиками бросаюсь в цепи наших стрелков и именем Кутепова приказываю стрелкам остановиться. Объясняю им, что эта масса большевиков, высыпавших против наших стрелков, прикрывает свою отступающую колонну. Наши стрелки заявили мне, что у них уже нет патронов. Немедленно мои разведчики доставили металлические коробки с патронами и разбросали их по стрелковым цепям.

Здесь, на этом боевом поле я увидел нечто потрясающее: наши стрелки, отступая поспешно от большевиков, оставили своего командира сотни капитана Носак... Этот командир, оставленный своими стилками шагов на 300-400, стоял один впереди, ни шагу назад, и отстреливался от большевиков!

Пристыдив стрелков и указав на пример их командира, я двинул их в контр-атаку и... о чудо! Через короткий промежуток времени

наступления наших стрелков вражеские цепи исчезли, и все боевое поле покрылось дымкой догоревшего дня; смеркалось. Боевое поле осталось за нами, но... потери наши убитыми и ранеными были большие. Все станционные постройки были заняты нашими безвестными героями - убитыми и ранеными. Одному Богу известны они и их безвестный жертвенный порыв.

В тот же вечер полк.Кутепов в моем сопровождении обошел все станционные помещения и успокаивал ж.д. персонал, что Добровольческая армия не несет населению мщения к т.д. и просил нести службу добросовестно и дальше.

На следующий день полк.Кутепов жаловался мне так: "Ген.Покровский, занявший вчера своей конной бригадой станицу Кисляковскую, сегодня неожиданно ЯВИЛСЯ здесь на станции, не явившись ко мне, как старшему и занявшему станцию раньше его, повесил несколько человек из старшего ж.д. персонала и был таков".

Я спросил полк.Кутепова, а что было с 1-м Офицерским полком и где он. Полк.Кутепов нехотя ответил крепким словцом в адрес полк. Тимановского(непечатно). 1-й Офицерский полк в тот день не принимал никакого участия в операциях против отряда Сорокина.

Н.Кисиль.





ВПП © 2014


Вестник первопоходника: воспоминания и стихи участников Белого движения 1917-1945. О сайте
Ред.коллегия: В.Мяч, А.Долгополов, Г.Головань, Ф.Пухальский, Ю.Рейнгардт, И.Гончаров, М.Шилле, А.Мяч, Н.Мяч, Н.Прюц, Л.Корнилов, А.Терский. Художник К.Кузнецов