знак первопоходника
Галлиполийский крест
ВЕСТНИК ПЕРВОПОХОДНИКА
История 1-го Кубанского похода и Белых Армий





(Начало этой части статьи)
ИЖЕВЦЫ И ВОТКИНЦЫ

(Продолжение, см. №№ 59-60, 61-62, 63-64, 65-66 и 67-68).

На другой день, получив подкрепление, красные повторили атаку, но были отброшены после штыковой схватки. 1-й полк был выведен в резерв для отдыха, а позицию у поселка занял 4-й Саткинский полк. Вскоре после смены он был атакован и не выдержал удара противника. Дубровный был захвачен красными.

В контр-атаку были направлены 1-й и 2-й полки. 1-й полк штыками выгнал красных из поселка в поле, и здесь они были окончательно разбиты и бежали в пос.Сенжарский.

Интересные подробности об этих боях дает командир 1-го Ижевского полка капитан Михайлов.

О первом бое у пос.Дубровного он сообщает: "Утром рано, с наступлением рассвета, под покровом густого тумана, красные близко подошли к окопам и с криком "ура" бросились в штыки. Окопы занимал 1-й полк. Бойцы выскочили из окопов и приняли удар. Произошел ожесточенный рукопашный бой. Забывали про винтовки. Катались в обнимку по земле, грызли и душили друг друга. Фельдфебель 6-й роты чуть не был заколот штыками двух красных. Изловчившись, он поймал их винтовки и прижал подмышки. Он отличался большой физической силой, и красные, как ни старались вырвать свои винтовки, не могли этого сделать. Фельд-(пропущена или целиком стерта строка в конце страницы. Корректор)

заколют. Не выпуская винтовок, красные приблизились к нему вплотную и стали его грызть. Покусали_щеки, одно ухо было почти все отгрызено, другое сильно искусано. Фельдфебель закричал на помощь. Подоспели двое наших и красных закололи... Красные были отброшены с большими потерями"...

О другом бое под Дубровным тот же участник рассказывает о смерти своего офицера: "В этот раз полк понес большую утрату в лице подпоручика Евстафьева, командира 7-й роты. Евстафьев всегда врывался в самую гущу красных и орудовал ножем. Отличаясь необыкновенной смелостью, находчивостью и ловкостью, он приводил своих врагов в оцепенение и заставлял разбегаться. В этом бою он был поднят на штыки. Семнадцать штыковых ударов закончили его жизнь. Когда я подъехал верхом к группе солдат, то увидел следующую картину: солдаты 7-й роты, окружив пленных, около 30 человек, плачут над убитым ротным командиром. Мне показывают на пленных и говорят: - "Вот эти св.... его убили; пощады им не будет". Эта картина врезалась мне в память навсегда. Забыть трудно".

Дальше командир полка рассказывает о положении на поле боя: "Красные были окончательно разбиты. Части их перепутались, некоторые, застрявшие у нас в тылу, прорывались к своим. Всю ночь полк стоял в открытом поле в боевой готовности, выставив охранение. Поздно ночью, считая, что в тылу нашем красных больше нет, мы заняли позицию фронтом на запад. Я пошел проверять заставы и перехожу от одной к другой. Неожиданно в перелеске в кустах слышу треск ветвей и шум; в тишине ночи казалось, как будто идет табун лошадей и ломает все на своем пути. Я остановился. Мимо меня, шагах в тридцати прошел батальон красных. Шли очень быстро, в порядке, поддерживая равнение и не проронив ни одного слова. Это было под утро, начинало светать. Я их прекрасно видел, возможно, что и они видели меня. Им было не до меня, они пробирались из нашего тыла и прошли как раз между нашими заставами. Я ничего не мог предпринять и, пропустив их, отправился на следующую заставу"...

После боев у пос.Дубровного Ижевская дивизия перешла в станицу Становую - исходному пункту для перехода в наступление. Здесь она заняла расположение на левом фланге Волжской группы ген.Каппеля.

План действий 3-й армии, по данным ген.Сахарова ("Белая Сибирь" стр.131) заключался в следующем: "Волжский корпус (группа) и арьергард Уфимского сдерживали напор красных по обе стороны Сибирской жел. дороги; в то же время на обоих наших флангах сосредоточивались ударные группы, которые должны были с двух сторон обрушиться на большевиков. А Уральский корпус (две дивизии) перебрасывался скрытно вверх по Ишиму на наш крайний левый фланг, откуда предполагалось вывести его кружным путем в тыл красных и тем закончить их окружение."

Начиная с 28-го августа, противником Ижевской дивизии была 2-я бригада 26-й кр.дивизии," части которой, как это показали бои, дрались с большим упорством.

26-й красной дивизией командовал начдив Эйхе, статья которого о рассматриваемых событиях помещена в сборнике "Гражданская война 1918-1921", том 1.

2-я красная бригада после боев у Дубровного укрепилась в пос. Сенжарском и нашу разведку до 2-го сентября встречала ружейным к артиллерийским огнем. 2-го сентября утром красные оттеснили наше охранение к Становой, но бежали при подходе подкрепления.

Перейдя в наступление, назначенное по всему фронту, Ижевцы оттеснили красных к пос.Сенжарскому и после упорного боя овладели этим поселком; красные отступили на северо-запад.

У Ижевцев бодрое настроение, чувствуется большой подъем. После долгого августовского отступления, боев на арьергардных позициях, коротких контр-атак, наступление всеми силами было встречено с большой радостью. Хотя дивизия численно много менее бригады тех дней, когда Ижевцы отличались под Уфой, и их ряды теперь не досчитывают многих доблестных офицеров и солдат, они вспомнили мартовские стремительные наступления и рвутся вперед. Ген.Молчанов, учтя подъем духа Ижевцев, идет на смелые и рискованные, но дающие большие результаты маневры.

Сбив красных у пос.Сенжарского, дивизия преследовала их до темноты, а в 2 часа, в ночь с 3-го на 4-е сентября, захватила село Большое Приютное совершенно неожиданно для красных. Фронт противника был прорван, и дивизия оказалась в тылу частей 2-й красной бригады.

В стане врагов полная растерянность. Штаб бригады заметался во все стороны. Вместо того, чтобы присоединиться к одному из своих полков, этот штаб, отрезанный от путей на запад, стал прорываться вкруговую через наш тыл и побывал в наших обозах. Обозники навели на них панику, и они бросились наутек. Один красный герой, побоявшись плена, сорвал с себя орден "красного знамени". Этот орден случайно нашли около дороги и доставили ген.Молчанову. Мы видели его первый раз. Красотой не отличался - золотая бляха с красным ромбом; сделан плохо - видимо, продукция еще не налажена.

Обоз штаба 2-й бригады попал полностью в наши руки с оперативными делами. Документы были срочно, после короткого просмотра, отправлены ген.Каппелю.

Для собственных справок был записан боевой состав бригады по сведениям к 2-му сентября: в 229 Новгородском полку 710 штыков, 15 пулеметов и 27/32 разведчиков (предположительно - пеших и конных); в 230 Старорусском полку соответственно 880, пулеметов 17/11 (видимо - тяжелых и легких) и 20/22 разведчиков; в 231 Сводном полку - 616, 10/9 и 28/21; в 7-й батарее 4 орудия и 2 пулемета; в 8-й батарее 4 орудия (одно неисправно); во 2-м отряде "особого назначения" 155 штыков и 2 пулемета; в 26-м кавалерийском дивизионе (?) сабель.

В таблице потерь не было полных сведений и только указано: потери за 1 и 2 сентября в боевой состав не входят; 230 полк потерял за 1 сентября более 100 человек; 231 полк 28-го августа потерял 154.
Общий подсчет штыков (с разведчиками) дает боевой состав бригады более 2.500. Перед началом последних боев 2-ая бригада имела приблизительно 2900 - 3000 бойцов.

Ижевцам приходилось иметь дело с более, чем двойными силами противника, имевшими четверное количество пулеметов.

2-ая бригада кроме того имела на уступе своего правого фланга 66-й кавалерийский полк, но этот полк держался далеко сзади и 3-го сентября, по словам начдива Эйхе, "ушел в неизвестном направлении".
Эйхе дает такие сведения об описанных здесь событиях (стр.199 указанного сборника).
"Штаб 2-й бригады быту расположен в дер.Богатый.... Под утро 4-го сентября д.Богатый подверглась внезапной атаке Ижевской бригады белых. Дороги, ведущие к нам в тыл, были перехвачены... Сотрудники штаба, во главе с командиром бригады, уже под огнем белых проскочили по единственной еще свободной дороге в сторону фронта на д.Приютово. Весь обоз штаба бригады со средствами связи, оперативными материалами и всем прочим имуществом штаба остался в руках белых ... расгром ими штабрига 2-й завершился тем, что полки бригады, оставшись без руководства, оказались глубоко охваченными и попали в тяжелое положение. Лишь на другой день они, сильно пострадавши, прорвались в район дер.Степная .... Это был первый крупный успех белых. Правофланговая 2-ая бригада 26-й стр.дивизии уже не представляла серьезной боевой силы"...
Пункт расположения штаба 2-й бригады указан у Эйхе другой, чем дают записи автора этого очерка, но это не столь существенно.

nullПосле краткого ночного отдыха Ижевская дивизия в 7 час. утра была брошена ген.Молчановым на д.Мал.Приютное.

Авангардный 2-й полк, столк нувшись на дороге с красными, начал разворачиваться для наступления, но подошли другие части, и действия вылились в безудержную атаку. Конные повозки всех родов, включая хозяйственные, бросились вперед. Пешие бежали или подсаживались на повозки или к всадникам. Все надрывались, крича "ура". Скачущая масса подняла огромное облако пыли. Красные, занимавшие Мал.Приютное, сделав несколько выстрелов, в панике бросились в направлении на д.Гусиное. Часть наших обозов 2-го разряда, не поспевавшая за своими частями, потеряла направление, и несколько повозок попали к красным, которые пробираются перелесками в свой тыл. Их полки рассеяны и бродят кругом мелкими отрядами. Наша артиллерия, следя за их появлением по окружающим лескам, где они стараются скрываться, обстреливает их, не давая возможности собраться. Пушки поворачиваются во все стороны.

У нас все довольны и веселы. Усталости не чувствуется, хотя почти не спали.

К вечеру двинулись дальше и выгнали красных из деревень Теплодубровная и Стрелецкая.

У соседей справа - Самарской дивизии - дела также идут успешно. Они выбили из пос.Михайловского 228-й Карельский полк, и этот полк заночевал в лесу недалеко от нашего правого фланга.

Утром 5-го сентября красные, подошедшие с севера, повели на нас атаку. Это были части 1-й бригады красных, к составу которой принадлежал и указанный Карельский полк.

Бой разгорелся у одной из двух деревень, занятых Ижевцами накануне вечером, кажется, у Теплодубровной. Деревня была расположена на восточном и западном берегах небольшого озера. 1-й и 2-й полки развернулись на правом фланге дивизии. 3-й и 4-й полки, недавно начавшие свое формирование, расположились на левом фланге. Вследствие своей малочисленности они не могли оказать большого сопротивления и принуждены были отступить на южную окраину деревни, заняв позицию фронтом на запад и примыкая правым флангом к озеру.
1-й и 2-й полки отбили красных, которые отошли к северо-западу и стали готовиться к новой атаке. Общий фронт дивизии повернулся на запад.

1-й полк занял позицию к северу от озера. 2-й полк был отведен в резерв и должен быть в готовности, в случае надобности, поддержать 3-й и 4-й полки.

Командир 1-го полка послал на правый фланг этих полков два пулемета, которые расположились укрыто в южной части западной половины деревни с задачей бить во фланг наступающим.

Когда ген.Молчанов принимал доклад от командира 1-го полка капитана Михайлова, красные начали обстрел деревни артиллерией. Начальник дивизии и чины Штаба стояли у ворот крестьянского двора. Кап.Михайлов попросил всех встать за избу. Кто-то спросил: "А какая разница?" - "Плохая защита", - сказал Михайлов, указывая на ветхие доски ворот. Только отошли от ворот за избу, как во дворе разорвался снаряд и осколками разбил ворота в щепки.

Есть какое-то шестое чувство у людей, которые живут среди опасностей и имеют способность во время их предусмотреть.

Окончив артиллерийскую подготовку, красные пошли в наступление.

На фронт 3-го и 4-го полков атака была отбита. Присланные из 1-го полка пулеметы своим продольным огнем во фланг красным нанесли им большие потери.

Главные силы красных обрушились на 1-й полк. Они пошли в атаку тремя густыми цепями, имея за ними еще сильные поддержки. Чтобы не быть обойденными с открытого фланга, полк растянулся в одну цепь и остался без резерва. Подавляющие массы противника заставили нашу цепь начать отступление. Отходили спокойно и в полном порядке.

Ген.Молчанов помчался к 1-му полку. Ижевцы быстро повернули на красных. "Сам Начальник дивизии в цепи", - послышались голоса, и дружным натиском первая цепь красных была опрокинута на вторую, у них произошло замешательство, и отступление распространилось дальше.

Наступавшие цепи красных можно было хорошо обстреливать во фланг из деревни. Здесь находился только штаб дивизии, который выставил к озеру все свои огневые средства - 7-8 офицеров и ординарцев с винтовками.
К концу боя подошли две дивизии Волжской группы - Самарская к правому флангу и Казанская - к левому. Все три дивизии преследовали отступившего противника и к вечеру 5-го сентября захватили деревни Каравашкино и Монастырскую.

За день у нас большие потери, особенно в командном составе. Во втором полку убит последний командир батальона Куликов; в 3-м полку - командир батальона Михеев, и искалечен лошадью другой батальонный.
6-го сентября дивизия перешла в с.Макушино в резерв Командующего армией. 8-го сентября через Чубаково дивизия двинулась в дер.Гусиную.

9-го сентября прибыл Верховный Правитель и произвел смотр. Адмирал Колчак благодарил Ижевцев за новые успехи в последних боях. Дивизия награждена Георгиевским знаменем. В приказе отмечалось, что дивизия (прежде бригада) при наступлениях шла всегда впереди, отличалась стремительностью в авангардных боях; при отступлениях отходила последней, упорно обороняясь на арьергардных позициях, и никогда не имела поражений. Начальник дивизии ген.Молчанов за выдающееся руководство блестящими действиями дивизии награжден орденом Св.Георгия 4-й степени. Много доблестных солдат получили Георгиевские кресты и офицеры - повышение в чинах.

Знамя было заказано заранее, но не было готово к приезду Адмирала Колчака в дивизию.

А.Ефимов.
(Продолжение следует)





ВПП © 2014


Вестник первопоходника: воспоминания и стихи участников Белого движения 1917-1945. О сайте
Ред.коллегия: В.Мяч, А.Долгополов, Г.Головань, Ф.Пухальский, Ю.Рейнгардт, И.Гончаров, М.Шилле, А.Мяч, Н.Мяч, Н.Прюц, Л.Корнилов, А.Терский. Художник К.Кузнецов