знак первопоходника
Галлиполийский крест
ВЕСТНИК ПЕРВОПОХОДНИКА
История 1-го Кубанского похода и Белых Армий

Содержание » № 71/72 Август-Сентябрь 1967 г. » Автор: Ефимов А. 




ИЖЕВЦЫ И ВОТКИНЦЫ
/Продолжение» см. №№ 59-60, 61-62, 63-64, 65-66, 67-68, 69-70/.

27. Наступление на Тобол.
/Продолжение/

Первая неделя наступления привела к большим успехам на всем фронте Армии.

Красные были отброшены от линии ст.Матасы - станица Становая на 100 верст к западу, потерпев ряд поражений на всех участках фронта. Над ними нависла угроза проиграть операцию и отступить к Уральским горам.

С большой поспешностью противник начал усиливать свою 5-ую Армию. Сильную группу свежих частей красные сосредоточили на своем правом фланге в районе пос.Екатерининского. Эта группа должна ударить во фланг и тыл белым частям, теснившим их с юга /Уральская группа и Сибирский казачий Корпус/. Сюда они спешно перебрасывают 5-ую красную дивизию со станции Ваграши и из Троицкого и Звериноголовского районов части 35-й красной дивизии, усиленные Степной бригадой. Сильно пострадавшая 26-я дивизия подкрепляется бригадой 21-й кр.дивизии /4 полка/. Формируется 3-полковая кавалерийская дивизия. Производится мобилизация в Челябинском районе с призывом 24.000. Позднее из фронтового резерва присылается 54-ая красная дивизия.

Вновь собранная группа из 5-й и 35-й красных дивизий получает приказ перейти в наступление 7-го сентября. Командир 5-й красной армии Тухачевский в статье "Курган - Омск" в сборнике "Борьба за Урал и Сибирь" пишет /стр.78/: "Нет никакого сомнения в том, что этот контр-маневр, предпринятый пятой армией, мог бы нанести противнику очень сильное поражение. Однако, этого не случилось". Далее Тухачевский обвиняет свой штаб, вернее себя, в том, что "штаб пятой армии в течение всей этой операции оставался в Челябинске, в то время как ему следовало бы быть от фронта не далее, как в Кургане".

Помешали командарму красной армии находиться ближе к фронту "вопросы местного формирования, местной мобилизации, местных заготовок и т.д.". Заканчивает свои оправдания Тухачевский так: "Очень часто, в ущерб оперативной обстановке, штабам армий приходилось отставать от боевой линии, чем затруднялась организация и без того бедной связи и в значительной мере нарушалась целость управления"...

Как уже отмечалось при описании боев под Челябинском, Тухачевский очень поверхностно и небрежно относился к своим важнейшим обязанностям - руководству боевыми действиями. Нет надобности, когда идут решительные бои, тащить за собой громоздкие и ненужные для данного времени отделы штаба, ведающие формированиями и заготовками. Достаточно с небольшим полевым штабом выехать вперед и быть там, откуда удобнее управлять дерущимися войсками. Тухачевский вождению войск явно предпочитал тыловую организационную работу, а действиями на фронте руководил из глубокого тыла, не имея возможности своевременно следить за быстро меняющейся обстановкой.

Влившиеся в 5-ую красную армию большие подкрепления давали возможность Тухачевскому остановить наше наступление или, по его убеждению, - "нанести противнику очень сильное поражение". Ни того, ни другого он сделать и достигнуть не мог.

Результаты командования Тухачевским 5-й армией подводит начдив 26-й Эйхе /стр.202/: "Все резервы армии были использованы с крайне незначительным боевым эффектом"..."Истратив все свои резервы, командование армии в дальнейшем, до самого отхода наших войск за р.Тобол, ограничивается тем, что стремится изменением направления ударов дивизий координированием их действий добиться поражения белых, но наши войска устали, понесли большие потери, потеряли гибкость маневрирования... Инициатива была в руках белых. При этих условиях стремление командарма руководить в быстро меняющейся обстановке своими тактическими указаниями приводило к бесконечному подталкиванию наших войск и еще большему изматыванию наших сил" /стр.203/.

- о -

На большое увеличение красных сил наша 3-ья Армия, не менее уставшая, чем наш противник, и также понесшая тяжелые потери, не могла ответить сколько-нибудь значительным усилением своих рядов. Убыль в боях пополнялась в очень незначительном размере, почти одним только возвращением в строй выздоровевших раненых и больных. На прибытие новых частей рассчитывать не приходилось.

"Чтобы докончить начатую операцию и опрокинуть красных за Тобол было введено в боевую линию все, включительно до моего конвоя", - пишет ген.Сахаров /стр.141/... "Верховный Правитель... прислал также свой конвой, который вступил в бой под начальством своего командира полковника Удинцова и оказал много помощи. Но все это были капли в море; тыл пополнения для наших частей не давал" /Ген.Сахаров, стр. 143/.

Неблагоприятная обстановка сложилась на обоих флангах Армии, - там, где ген.Сахаров предполагал нанести противнику решительные удары

На правом фланге соседняя 2-ая Армия не могла принудить противника к отступлению. Продвинувшись вперед, Уфимская группа подставляла свои фланг и тыл под удар красных. Группе было приказано повернуть часть своих сил на север и оказать содействие 2-й Армии. После упорных боев части Уфимской группы одержали успех над красными, и они начали отступать перед фронтом 2-й Армии. Правый фланг 3-5 Армии растянулся на север.

На южном фланге действия Степного отряда и Сибирского Казачьего Корпуса не оправдали расчетов ген.Сахарова. Он пишет /стр.140/: "Масса конницы, сосредоточенная на нашем левом фланге, после успеха в бою под станицей Пресновской, после разгрома 5-й и 35-й советских дивизий, проявила очень большую пассивность и потеряла много времени, вместо того, чтобы стремительно вынестись к Кургану и разгромить тылы красных отрезав их силы от переправ на Тоболе... Была упущена блестящая и большая возможность обратить нашу первую победу в разгром красных".

"Поэтому-то нам и приходилось в течение более двух недель, шаг за шагом бить большевиков в целом ряде непрерывных боев, производя постоянные маневры одними и теми же силами.... Форсированные марши и маневры утомляли войска. Бои упорные и жестокие, так как большевики не только оказывали нам стойкое сопротивление, но сами пытались переходить в контр-атаки, - бои с каждым днем уменьшали наши силы."

Такова была в главных чертах обстановка борьбы в течение двух недель после удачных боев первой недели наступления.

- о -

Столкновение Уральской группы с вновь появившимися силами красных потребовало усиления этой группы, и Ижевская дивизия в ночь 9-Ю сентября была двинута на помощь Уральцам.

 10-го сентября дивизия вступила в продолжительный и упорный бой с противником у деревень Большое и Малое Мартино. У противника была хорошая позиция с отличным обстрелом, и он не давал нам возможности продвигаться по открытому полю. Бой затянулся до темноты. На ночь дивизия была собрана в ближайший лес, где и заночевала. Противник был потрясен боем, и разведка выяснила, что, несмотря на кажущийся успех, красные около полуночи ушли со своей сильной позиции.

Убит командир батареи Бабушкин.

11-го сентября утром перешли в с.Куреинское, занятое накануне 11-ой Уральской дивизией. На площади и на улицах разбросаны разные домашние вещи, земля покрыта пухом от подушек, часть домов сожжена. Здесь ночью спрятавшиеся красноармейцы и местные большевики порубили топорами 60 спящих Уральцев. В организации избиения участвовал священник, который подговорил нападавших не выпустить начальника дивизии ген.Круглевского. Последнему удалось во-время выскочить и спастись.

Когда Уральцы справились с убийцами, пойманный и уличенный священник был по приказу ген.Круглевского расстрелян. Дома местных большевиков, участвовавших в ночном нападении, были разгромлены и некоторые сожжены.

12-го сентября атаковали большое село Лопатинское. Атака на открытой, слегка всхолмленной местности, кое-где покрытой группами кустов, была хорошо видна с пригорков, с которых развернулись цепи Ижевцев. Зрелище было чрезвычайно красивым.

Этой атакой восторгался английский генерал Нокс, приехавший ко времени начала наступления на автомобиле. В свою очередь Ижевцы были удивлены хладнокровием и смелостью англичанина. Не вылезая из своего автомобиля, он ехал за цепями, не обращая внимания на огонь красной артиллерии и пулеметов.

Лопатинское было взято сравнительно легко, красные отошли к деревне Аудяково.

Эта деревня видна с колокольни Лопатинской церкви - завтра должны ее взять. Ночью красные наступали на сторожевое охранение, но были отбиты. Предполагалось, что красные атакуют ночью. Начальник дивизии поехал вперед и осмотрел занятые полками участки.

13-го  сентября завязался упорный бой у дер.Нудяково. На наших флангах - Уральцы. Около полудня деревня была захвачена. Красная кавалерия, пробравшаяся в тыл, создала в обозах и артиллерии панику. Часть обозников помчалась в тыл. Там, как в таких случаях полагается, распространились слухи, что вся дивизия погибла. Пропал командир 3-го полка капитан Зуев, но потом отыскался. Ген.Молчанов, поехавший без конвоя к одному из полков, едва не попал в плен. Красные всадники полчаса гонялись за ним по перелескам, но в конце концов ему удалось ускользнуть и добраться до Худякова.

К вечеру выяснилось, что мы в очень невыгодном положении. Красные с трех сторон. Соседи наши исчезли без предупреждения. Полкам приказано бдительно охраняться и вести тщательную разведку.

Офицер штаба залез на крышу для ориентировки. В это время сообщили, что красные уже вошли в деревню. Бывшие у нас в гостях французские офицеры Марто и Франсуа озираются кругом и не знают, что им делать. И штабу, и гостям пришлось быстро уходить из Худякова. На ночь дивизия собралась в деревне Моховая.

14-го сентября 1-й и 2-й полки направлены в дер.Давыдовка, остальные иа село Куреинское.

16-го сентября дивизия перешла в дер.Бородино, штаб - в дер. Степная. 16-го сентября собрались в дер.Сухмень - намечается удар в тыл красным, удерживающим позицию у дер.Худяково.

17-го сентября перешли в дер.Чистая. Ночью полки двинулись на Худяково, атаковали красных и посеяли у них панику. Они выпрыгивали из окон, выламывали рамы. К утру 18-го сентября Худяково было вторично в наших руках. Приехал командующий армией, но ненадолго. Противник перешел в контр-атаку и занял Худяково. Дравшиеся рядом с нами Уральцы вымотались и легко уступают врагу. Остановить их цепи и повернуть на противника пе удалось даже под угрозой револьвера.

Отступили в с.Лопатинское.

В управлении боевыми действиями полный беспорядок. Ген.Круглевский отозван за расстрел священника; на его место прислан ген.Беляев - инспектор артиллерии Армии. Он артиллерист старой выучки, занимал административные посты, управлять дивизией в бою не умеет. Не зная, что ему делать, он всех спрашивает: "Как по-вашему?". И продолжается это уже несколько дней.

Ген.Косьмин, командовавший Уральской группой, честолюбивый и ревниво откосившийся к успехам других, был весьма недоброжелателен к ген.Молчанову, как к начальнику с установившейся боевой репутацией.

Вместо того, чтобы, для объединения действий Ижевской и 11-й Уральской дивизий, подчинить геп.Беляева ген.Молчанову, он сделал наоборот, и неопытный ген.Беляев вносил много путаницы своими распоряжениями. Когда ген.Молчанову приходилось встречаться с ген.Беляе- 

 

вым, он по дружески объяснял ему обстановку, что лучше всего предпринять и т.д. Ген.Беляев выслушивал, соглашался, но, как только ген.Молчанов уезжал, его помощники давали ему другие советы, и ген. Беляев совершенно терялся в незнакомом ему деле.

В результате даже удачные бои приводили к бесплодным результатам и отступлениям.

К этому надо добавить еще одну причину, задерживавшую нашу операцию: начались дожди, дороги попортились, появилось много больных.

    19-го сентября утром красные очистили Худяково, и туда сейчас же вошли наши разведчики. Они выяснили, что противник занял удобную позицию в 3 1/2 верстах западнее. Атака этой позиции нашей и 11-й Уральской дивизией была отбита. В лесу нарвалась на засаду и перешла к красным часть 44-го Уральского полка. Для приведения в порядок обе дивизии отошли от Худякова в направлении к Лопатинскому.

4-й Ижевский полк, начавший свое формирование три недели тому назад, уже потерял часть своего небольшого (в тексте: «набольшего». Корректор) состава и имеет сегодня всего 21 бойца. Но дерется упорно и, вместе с Оренбургскими казаками, отбил атаку на дер.Чистая и помог 2-му полку при атаке на красную позицию, отвлекши на себя внимание их правофланговой части.

2-ая Оренбургская казачья бригада действует в нашем районе, но уже пять дней казаки не знают, кому они подчинены - Партизанской /Степной/ группе или Уральской. Бригада должна обойти красных с юга, но не имеет точных указаний.

    20-го сентября наши разведчики выяснили, что красные деревни Худяково не занимают. Они держатся по-прежнему на своих позициях на 3 1/2 версты западнее Худякова.

Сегодня 7-ая Уральская дивизия атакует дер.Калашная, а 11-ая Уральская дивизия должна двумя полками зайти в тыл красной позиции. Наша дивизия должна вести наступление от села Лопатинского.

В 14 час. Оренбургская казачья бригада сосредоточилась в д.Чистая. Красные занимают д.Батырево. Из-за путаницы в управлении Оренбуржцы потеряли день. Только вечером от дер.Чистая Оренбургская бригада ударила по красным и гнала их 15 верст.

2-й Ижевский полк должен был продвинуться вперед, но из-за сильного огня противника это ему не удалось.

    21-го сентября противник, обнаружив наше сосредоточение в обход его сильной позиции, не выдержал и отступил, встретив нас в 12 верстах к западу на новой позиции. За ней в 4-х верстах - д.Хуторская.

Казаки при преследовании едва не захватили 8-ую красную батарею. Батарея ускакала, оставив казакам свою походную кухню и пленных.

После полудня дер.Хуторская была захвачена.

Красные начали поспешное отступление. Недельные бои у дер.Худяково закончились. Двинулись вперед к Тоболу, по временам встречая сопротивление красных арьергардов.

Отступление противника было общим перед всем фронтом нашей 3-й Армии. 1-го и 2-го октября части дивизии подошли без боя к р.Тоболу и заняли участок от дер.Колесово до дер.Ялымское; штаб в дер.Глядянка.

Несмотря на значительные пополнения, которые красные периодически получали из тыла, и их по временам очень упорное сопротивление, наши враги получили ряд отдельных поражений и должны были оставить поле сражения. Тухачевский в своей статье /стр.79, сборн. "Борьба за Урал и Сибирь"/ признает свою неудачу: "В 20-х числах сентября нам мало уже удавались наступательные действия. Войска были чрезмерно истрепаны и утомлены. Для продолжения операций необходимо было освежить и пополнить части, выведя их из состояния непрерывного боя. В тылу армий производились спешные мобилизации крестьян и подготовлялись маршевые части. Необходимо было выиграть время и дать войскам отдых. Вследствие этого было принято решение об отводе частей 5-ой армии за р.Тобол".

Тяжелые сентябрьские бои привели к огромным потерям в рядах обоих противников. Ген.Сахаров дает /стр.153/ следующие цифры убитыми и ранеными за период с 1-го сентября по 15 октября:

Офицеров Солдат и казаков Уфимский корпус 480 8358 

Волжский " 224 3960 

Уральский " 227 4814 

Степная группа    57 638    

------------------------        

Итого     988 17770

Эйхе дает сведения о потерях в четырех красных дивизиях /55-й, 5-й, 26-й и 27-й/: убитых 518, раненых и контуженных 4829, пропавших без вести 2627, больных 6729; всего 14719 человек. Из этих дивизий особенно пострадала 26-я - 5825 чел. 27-я потеряла 4889, 35-я 2375 и 5-я дивизия - 1630 чел. О потерях полков 21-й дивизии, кавалерийских частей и позднее прибывших 54-й дивизии и других формирований сведения не указаны.

Потери Ижевцев в этих боях частично сохранились из сведений "перевязочного отряда" дивизии. По этим данным через отряд в течение сентября прошло раненых Ижевцев 274. других частей 117, контуженных 24 и 4, больных 65 и 50; всего 363 Ижевца и 171 чел. других частей. Вместе с убитыми и ранеными, прошедшими мимо перевязочного отряда дивизии, потери дивизии были около 500 человек или почти 40% боевого состава.

Для 3-й Армии тяжкие потери - более половины ее состава - явились кровавой раной, от которой она, не получая пополнения, была обречена на печальное будущее.

Но, подводя итог этому наступлению, следует признать, что жертвы были не напрасны. Красные должны были прекратить на два месяца или больше переброски своих войск на другие фронты и даже направить резервы из своего тыла /54-ю дивизию и некоторые другие формирования/, чтобы не потерпеть нового поражения и отступления к Уралу.

28. Отступление к р.Ишим.

По выходе на Тобол наступили сравнительно спокойные дни до 14 октября.

Обе стороны отдыхали и готовились к дальнейшим действиям. Красные усиливались, вливая новые пополнения. На нашу долю достался только отдых и никаких свежих пополнений, если не считать немногих, возвратившихся после поправки раненых и больных.

На отдых мы расположились просторно в деревнях, где сибирские крестьяне живут в большом достатке и хорошо относились к нам. Гостеприимные хозяйки угощали вкусными шанешками и другими изделиями своего искусства.

Ижевцы в свободное время от сторожевой службы и приведения в порядок своего оружия и обмундирования занимались ловлей раков, которые водились в большом количестве в многочисленных рукавах реки.

Приезжал Командующий Армией и вспоминал с ген.Молчановым, как получил от него хорошую трепку. "Никогда мне ни от кого так не попадало", - шутливо сказал ген.Сахаров.

Воспоминание касалось одного из боев в районе дер.Худяково. Красные держались на удачно выбранной позиции, и выбить их оттуда потребовало бы больших жертв. Ген.Молчанов в таких случаях неоднократно выманивал противника в открытое поле ложным отступлением.

Так было и в этот приезд ген.Сахарова. Было отдано приказание произвести в определенном порядке поспешное "беспорядочное" отступление и атаковать неожиданно противника, когда он увлечется преследованием. Все движения должно исполнять точно по личным указаниям начальника дивизии по телефону.

По намеченному плану артиллерия поспешно снялась с позиции. За ней последовали одна за другой части пехоты.

Ген.Сахаров, встретив отступающую стремительно в тыл артиллерию, остановил ее, связался по телефону с ген.Молчановым и приказал прекратить отступление. Последний, возмущенный тем, что его план нарушается, резко обратился к ген.Сахарову, доложил ему, что все идет так, как ему нужно, и предложил своему начальнику уехать и не вмешиваться в распоряжения, или принять командование дивизией и разрешить уехать ему, ген.Молчанову. Ген.Сахаров уехал.

Теперь, спустя несколько недель, оба генерала с шутками вспоминали это происшествие.

Иначе сложились отношения у ген.Молчанова с его непосредственным начальником - командующим Уральской группой ген.Косьминым.

Ген. Косьмин не мог не заметить, что ген.Беляев, заменивший гон. Круглевского, был неподготовлен для командования дивизией и, тем более, для объединения действий двумя дивизиями в той сложной и беспрерывно меняющейся обстановке, в которой происходили бои. Тем не менее, он ничего не предпринимал, чтобы внести порядок в руководство боевыми действиями, и даже ни разу не приезжал познакомиться с ходом дел на месте.

Но, подчинив гон.Молчанова ген.Беляеву, он иногда вызывал первого по телефону и отдавал ему приказы помимо ген.Беляева. Однажды он приказал выполнить какую-то задачу и грозно добавил: "Если не выполните - я вас расстреляю". - "Приезжайте для расстрела сюда", - получил в ответ ген.Косьмин. Такие ненормальные отношения между двумя старшими начальниками продолжались до выхода Ижевской дивизии из Уральской группы.

- о -

Красные перешли в наступление через Тобол 14-го октября.

Согласно схемы к статье Тухачевского /стр.03/, прилагаемой здесь, красные считали силы 3-й Белой Армии в 28.000 бойцов, а свои - в 35.100 бойцов.

За отсутствием белых источников трудно проверить правильность этих цифр, но, повидимому, силы 3-й Армии Белых сильно преувеличены. В начале боев у Челябинска в середине июля в этой Армии было 30.000 бойцов. С этого времени большие потери, особенно в сентябре, и незначительное пополнение должны были снизить боевой состав Армии примерно до половины, т.е. 15.000. Навряд ли будет ошибкой считать, что красные силы 5-й армии к 14 октября имели более, чем двойное превосходство, скорее - двух-с-половииное.

Необходимо вспомнить здесь, что, кроме численного превосходства, красные войска имели одну сильную сторону, которой не могли иметь и не имели белые армии. Это их "особые части", которые гнали красноармейцев в наступление.

Как было указано в списочном составе 2-й бригады 26-й дивизии, на 2.500 - 3.000 штыков красных солдат имелся "особый отряд" в 150 чекистов с двумя пулеметами. Кроме того, прослойки коммунистов или комсомольцев были и в мелких единицах до рот и взводов включительно.

Таким образом, даже испытанная и известная своей надежностью 26-я красная дивизия нуждалась для успеха в боях в помощи "особых отрядов".

Они расстреливали бегущих и дезертиров, а также поддерживали "героические порывы" красных бойцов при наступлении стрельбой в их спины. На равнинной и большей частью открытой местности в районе То-

  

бола эти отряды встречали хорошие условия для своей "почетной" деятельности.

Из схемы Тухачевского видно, что он наметил удар с таким расчетом, чтобы отбросить левый фланг нашей 3-й Армии к северу. Сообщая о подробностях своего плана, он говорит: /стр.82/ ..."Наши главные силы были сгруппированы на стыке Уральской и Степной групп и направлялись против Уральской группы, насчитывающей в своем составе 8500 штыков и сабель. Мы направили против нее 16.500 штыков и сабель, и, кроме того, 4.600 человек резерва двигались в том же направлении. Следовательно, здесь мы имели подавляющее превосходство в силах... Волжская группа противника нами связывалась демонстративными действиями. 27-я дивизия главными силами должна была атаковать Уфимскую группу. Соединенными ударами нашей главной группировки и 27-й дивизии 5-я армия надеялась нанести главным силам противника решительное поражение в районе железной дороги Курган-Петропавловск."

Тухачевский сильно преувеличивал численность Уральской группы, как и других групп. В Уральскую группу входили три дивизии - 7-ая, 11-ая Уральская и Ижевская. В Ижевской дивизии ко времени подхода к Тоболу было только около 8ОО штыков и сабель. Вся Уральская группа, потеряв за время наступления более 5.000 офицеров и солдат /по сведениям ген.Сахарова/, насчитывала не более 4-х - 4 1/2 тысяч бойцов.

Исходя из собственного расчета, Тухачевский прав, что против стыка Уральской и Степной групп он имел "подавляющее превосходство в силах", но не 21 тысячу против 8 1/2, а всего против 4-х - 4 1/2 тысяч, то есть примерно пятикратное большинство.

Ижевская дивизия занимала участок на левом фланге Уральской группы - в том пункте, где противник наносил главный удар. Здесь одной из переправ являлся мост около с.Ялымского, в котором находился 3-й Ижевский полк, защищавший переправу. Мост не был нами разрушен в предположении возможности дальнейшего наступления.

Несмотря на приказы усилить наблюдение за деятельностью противника и следить за всеми его передвижениями, командир 3-го полка кап. Ольховой прозевал наступление красных. 3-й Ижевский полк был выбит из с.Ялымского, и красные заняли его большими силами. Они также захватили соседнюю деревню Каменный Лог к востоку от переправы.

Начальник дивизии направил для обратного захвата переправы 1-й и 2-й полки под общей командой капитана Михайлова. Оставив заслон против противника, занимавшего дер.Каменный Лог, кап.Михайлов выбил красных из села Ялымского, захватил переправу и отбросил находившегося там противника за Тобол. На дер.Каменный Лог в это время наступала 2-ая Оренбургская Казачья бригада, но красные, уже собравшие здесь значительные силы, отправили часть этих сил в тыл 1-го и 2-го полков. К переправе из-за реки подошли новые части красных, и Ижевцам грозило окружение. Было несколько горячих стычек, был тяжело ранен в живот командир 1-го полка капитан Ляпунов. Переправа была оставлена, и Ижевцы отошли назад, заняв позицию недалеко от дер. Каменный Лог.

А.Ефимов.




ВПП © 2014


Вестник первопоходника: воспоминания и стихи участников Белого движения 1917-1945. О сайте
Ред.коллегия: В.Мяч, А.Долгополов, Г.Головань, Ф.Пухальский, Ю.Рейнгардт, И.Гончаров, М.Шилле, А.Мяч, Н.Мяч, Н.Прюц, Л.Корнилов, А.Терский. Художник К.Кузнецов