знак первопоходника
Галлиполийский крест
ВЕСТНИК ПЕРВОПОХОДНИКА
История 1-го Кубанского похода и Белых Армий

Содержание » № 71/72 Август-Сентябрь 1967 г. » Автор: Ефимов А. 




ИЖЕВЦЫ И ВОТКИНЦЫ

/Продолжение» см. №№ 59-60, 61-62, 63-64, 65-66, 67-68, 69-70/.

В этот же день, правее участка Ижевской дивизии, красные переправились на участке Уральцев. Их наступление началось на протяжении всего фронта нашей 3-ей Армии.

15-го октября утром ген.Молчанов приказал вновь захватить и удерживать переправу, но вскоре были получены сведения, что противник распространяется в тылу за нашим правым флангом, и приказ об атаке переправы был отменен. На правом фланге дивизии оставался лишь малочисленный 4-й полк.

Вследствие угрозы с севера штаб дивизии перешел вечером из деревни Гледянка на три версты восточнее и расположился на ночлег в находившихся здесь землянках.

16-го октября в 3 часа ночи штаб был обстрелян. Ушли на 6 верст дальше к востоку.

В 8 часов красные в тылу за нашим правым флангом атаковали село Давыдовское. Связь со штабом группы порвалась. Ген.Молчанов со своим штабом направился на юго-запад к району 1-го, 2-го и 3-го полков и, собрав их, повел всю дивизию, кроме 4-го полка, на северо-восток для удара по красным, теснившим Уральцев. Шли, охраняясь во все стороны. На короткий ночлег остановились в летнем становище киргизов.

В 2 часа в ночь на 17 октября дивизия двинулась дальше на с.Давыдовское, уже захваченное красными. 1-й полк атаковал село на рассвете и отбросил красных к северу. Взяты пленные 231-го полка 2б-й дивизии. На колокольне был замечен наблюдатель противника, который отказался слезть вниз. Юнкер первого полка взялся захватить его и полез наверх. Завязалась борьба, юнкер одолел, и наблюдатель полетел вниз.

Произошло недоразумение с 4-м полком. Он подошел с запада и обстрелял 1-й полк. Через некоторое время ошибка выяснилась.

К красным из дер.Глядянки подошли 186-й и 187-й полки /21-й дивизии/, и с их поддержкой 231 полк перешел в контр-атаку. От дер.Петракова появились еще 229-й и 230-й полки. Собралась вся их бригада, знакомая по боям в первые дни сентября.

Среди перелесков и на полях со сложенными в копны снопами пшеницы разыгрался упорный бой с наседавшими на нас красными. 2-я Оренбургская Казачья бригада, присоединившись к дивизии, два раза посылала сотни в атаку. В первой атаке казаки порубили продвинувшуюся вперед цепь красных. Во второй атаке был убит командир головной сотни, красные выставили большое количество пулеметов, и атака не удалась.

Свирепо дрались Ижевцы, бросаясь в штыковые атаки. Захвачено много пленных. У нас большие потери. Отбросить красных не удалось, они сильно превосходили нас численностью и пытались отрезать от тыловых путей. Дивизия с Оренбуржцами направилась на Александровский.

Для захвата этого поселка пошли 3-й Ижевский и 42-й Уральский полки. Последний был отрезан от своей дивизии и присоединился к нам. Александровский противником не занимался.

Направились дальше на дер.Меньшиково. Впереди - 3-й Ижевский и 42-й Уральский полки. Но тут красные нас опередили, и эта деревня была занята их полками - одним пехотным и одним кавалерийским. Наши соседи, с которыми мы с утра 16-го октября потеряли связь, отступали быстрее, и мы оказались в тылу красного фронта.

Необходимо было торопиться, чтобы не оказаться в тесном кольце окружения превосходных сил врага. Вести упорные бои не имело смысла.

Командир 3-го полка донес ген.Молчанову, что противник успел у Меньшикова укрепиться, вырыть окопы, у него отличный обстрел, атака головного отряда отбита сильным ружейным и пулеметным огнем.

Ген.Молчанов выехал сам на рекогносцировку вместе с командиром 2-й Оренбургской бригады ген.Пановым. Действительно, красные успели

 


приготовиться к встрече с нами, продолжали рыть окопы, подступы к деревне были совершенно открыты на 1 1/2-2 версты, и только с севера от деревни в полуверсте находился небольшой лесок. Чтобы взять деревню, надо было потерять время и понести большие потери. У нас в обозе уже было много раненых. Приближался вечер.

Ген.Молчанов решил обойти деревню с севера, где по сведениям проводника была полевая дорога на деревни Ново-Байдарскую и Морайскую. Дорога проходила в 2-х - 3-х верстах от Меньшикова среди небольших лесных групп, но часть ее была видна от занятой красными деревни.

3-му Ижевскому и 42-му Уральскому полкам приказано оставаться перед дер.Меньшиково и поисками разведчиков привлекать внимание противника. Остальная колонна свернулась на полевую дорогу.

Красные зорко следили за нами, и наши разведчики донесли, что эскадроны противника начинают выстраиваться и выслали разъезды в небольшой лесок, что к северу от деревни. Было очевидно, что красная кавалерия собирается преградить нам путь по северной дороге.

Надо было не только отбросить конного врага с нашего пути, но по возможности уничтожить, чтобы он не мог и в дальнейшем мешать движению.

Ген.Молчанов наметил план действий, сообщил ген.Панову и выразил сожаление, что этот план невыполним. Это был своего рода маневр. Ген.Панов не был официально подчинен ген.Молчанову, а характер имел упрямый, любил спорить и настаивать на том, чтобы все делалось так, как хочет он. Чтобы не терять много времени на уговоры, нужно было дать почувствовать ген.Панову, что решение зависит от него, что он план одобряет и будет его выполнять. На сомнение о выполнимости плана ген.Панов сразу же возразил: "Почему нельзя это сделать? Конечно, это выполнимо, и я это сделаю".

Немедленно были отданы распоряжения. Движение полков было приостановлено в лесу.

Казаки собрались в лесу, не выходя на восточную опушку. Перед ними обширное поле.

По полевой дороге потянулись обозы, выходя на открытое место. Первым двигался обоз штаба дивизии, и на передней повозке сидела жена Начальника дивизии Наталия Константиновна Молчанова, показывая пример самообладания другим женам офицеров и солдат.

Обозники были предупреждены, что на них предполагается нападение неприятельской кавалерии, которую казаки атакуют и отбросят прежде, чем они доскачут до обоза.

Когда обоз вытянулся на поляну, красные действительно соблазнились легкой добычей и двинулись в атаку. Послышались громкие выкрики команд, засверкали шашки, раздался торжествующий крик "Ура!", и красная кавалерия бросилась на обозную колонну.

Несмотря на предупреждение, некоторые обозники и крестьянские подводчики не выдержали грозного зрелища несущейся на них кавалерии и бросились бежать. Большая часть колонны продолжала движение, и можно представить себе, как чувствовали себя сидевшие на повозках обозники и семьи бойцов.

Но не успели красные доскакать до обоза, как на них обрушились казаки.

Отчаянная схватка продолжалась недолго. От неожиданности всадники противника смешались и бросились назад и в разные стороны. В то время, как часть казаков рубила опешившего врага, другие бросились отрезать им путь отступления на Меньшиково.

65-й кавалерийский полк противника погиб на три четверти. Казаки понесли незначительные потери. Это было лихое кавалерийское дело. На поляне осталось много убитых красных всадников, были взяты пленные, лошади, оружие.

37-й красный полк /5-й див./ не вышел на помощь своей коннице и не пробовал беспокоить нас на марше. Захватив за этот долгий и тяжелый день более 200 пленных, мы спокойно продолжали путь по полевым дорогам, которые указывал проводник.

Вечером умер тяжело раненый три дня тому назад командир 2-го Ижевского полка капитан Ляпунов.

    18-го    октября в 4 часа утра дошли до деревень Ново-Байдарская и Марайская, где и расположились отдыхать. Провели спокойно весь день. Перед вечером начали выступление дальше. В 16 часов появились красные, и мы под их огнем отходили к дер.Васильевке. Они не преследовали. В Васильевке связались с другими частями Уральской группы, о которых не имели сведений с утра 16-го октября, и таким образом вышли на фронт всей армии.

    19-го октября утром к нам на подкрепление подошли части Сибирского Казачьего корпуса.

2-й Ижевский полк вместе с 4-й Сибирской Казачьей дивизией атаковали д.Жилино. Красные были выбиты и отступили.

Казаки действовали слабо и значительной помощи не оказали. Они сами сознавались в своей неподготовленности. 2-й полк понес значительные потери - 6 офицеров и 95 солдат. Казаки на вопрос о потерях отмалчивались.

    20-го    октября в 9 часов утра 2-й Ижевский полк с 3-й Сибирской Казачьей дивизией были направлены для обратного захвата дер.Марайской. Ввиду отхода на восток Степной группы, находившейся к югу от нас, наступление на Марайскую было вскоре отменено. 11-й Сибирский Казачий полк был срочно послан занять дер.Батырево, захват которой противником угрожал нам с тыла.

3-й Ижевский полк и 4-ая Сибирская Казачья дивизия оттягиваются от выдвинутого положения в д.ЛЖилино. Около 11-ти часов отошли от дер.Васильевка на дер.Казенная. Вечером противник перешел в наступление, но не атаковал нас, а залег перед дер.Казенной.

21-го октября рано на рассвете красные атаковали нас в дер.Казенная. Наши части отошли на 4 версты и здесь остановили наступление противника. Оставив арьергард, дивизия перешла на хутор Смоленский. Дер.Батырева, а потом и дер.Чистая были оставлены нашими соседями справа. Слева Степная группа продолжала откатываться, и дивизия вновь попадала под угрозу окружения. Охраняясь с севера и с юга двинулись в столь знакомое село Лопатинское. Подходя к нему, еще не знали, кто его занимает. Выпал снег. Тяжелые недельные бои, отсутствие резервов и пополнений и большие потери вынудили армию к прекращению бесцельных операций и отходу за реку Ишим.

Ижевской дивизии было приказано усиленными переходами двинуться к г.Петропавловску, переправиться на восточный берег реки и, опустившись к югу, занять для обороны участок реки в районе станицы Бишкуль.

29. Воткинцы в боях на Тоболе.

Мало сохранилось сведений о действиях Воткинцев на Урале и на реке Тобол.

После перехода через Уральские горы Воткинская дивизия была переброшена на правый фланг 1-й Сибирской армии, где вошла в состав Тобольской группы ген.Редько. В этой группе также состояли: 7-ая Сибирская дивизии, 1-й Сибирский Казачий полк, отряд полк.Франка и Иртышская флотилия из пяти пароходов.

На участке 1-й Сибирской армии, во время наступления в сентябре, только группа ген.Редько имела большие успехи и отбросила красных за Тобол.

Воткинцам пришлось встретиться с сильным врагом - 51-й красной дивизией под командой Блюхера, позднее прославленного красного маршала. Воткинцы нанесли Блюхеру сильное поражение и едва не захватили его самого. Он спасся от плена, убежав в лес.

О захвате Воткинцами гор.Тобольска есть записка казначея 59-го полка Воткинской дивизии военного чиновника Залкана. Когда началось наступление, нач.дивизии полк.Юрьев отправил по реке Иртышу отряд на четырех пароходах с большим количеством пулеметов и с несколькими орудиями.

Задача - высадиться в тылу врага. Отряд успешно выполнил задачу и атаковал встреченного противника. У красных поднялась паника. Часть их сдалась, другие разбежались по лесам, и их оттуда вылавливали.

Этим смелым маневром группе был обеспечен выход на р.Тобол и захват гор.Тобольска. Берег реки к югу от города был очищен от противника до устья р.Тавды. Подробностей этой операции указанный автор не сообщает.

От него же узнаем, что во время отступления от Тобола, когда дивизия была недалеко от Усть-Ишима, красные захватили обозы 57-го и 58-го полков.

Полк.Юрьев, находившийся со штабом на пароходе, немедленно собрал небольшой отряд и отправился на выручку обоза. Выяснив расположение красных, он обошел их лесом и неожиданно атаковал. Обоз был отбит с ничтожными потерями и вернулся к своим полкам.

Полк.Юрьев был вскоре отставлен от командования дивизией и назначен помощником начальника дивизии Морских стрелков. При отступлении на восток, на станции Кемчуг /85 верст к западу от Красноярска/ часть Морских стрелков перешла к красным и, видимо, тогда же погиб полк.Юрьев.

Как причина отстранения полк.Юрьева, после блестящих действий, от командования Воткинской дивизией, так и неизвестность его дальнейшей судьбы вызывают до сих пор недоумение Воткинцев, любивших своего командира.

- о -

Приводимый ниже боевой эпизод сообщен ст.фейерверкером 2-й батареи Воткинского артиллерийского дивизиона К.М.Зайцевым. Точного времени участник боя не помнит, но можно предположить что это относится ко времени форсирования красными Тобола в середине октября.

Красные, заняв большое село Карачино, четыре дня не могли сбить Воткинцев с их позиции и продвинуться дальше. Позиция Воткинцев упиралась в большое озеро, также имевшее название Карачино. Прикрываясь озером от нападения с фронта, батареи Воткинцев заняли позиции на фланге дивизии и продольным огнем били по наступавшему противнику.

В тылу расположения Воткинцев находился лес. Из этого леса можно было атаковать артиллерию и избавиться от ее губительного огня. Это красные и решили сделать. Скрытно, пробираясь оврагами, красная кавалерия, силою около одного полка, проникла в лес, не обнаруженная Воткинцами, и бросилась в атаку на батареи. Ближайшей оказалась 2-ая батарея, но, заметив атакующую конницу противника, батарея успела взять пушки на передки и помчалась под защиту своей пехоты.

Увидев 2-ую батарею и преследующих ее красных всадников, командир полубатареи 1-й батареи, поручик С., повернул свои две пушки на противника и стрельбою на картечь обратил его в бегство. Оставив на поле несколько десятков убитых и раненых, красная кавалерия бросилась в лес и оттуда скрылась, не предпринимая новых атак.

К.М.Зайцев дал также краткие сведения о создании Воткинского артиллерийского дивизиона.

При поспешном бегстве с завода в день восстания рабочих 17-го августа 1918 года против советской власти, большевики сбросили две трехдюймовых пушки в Каму. Эти пушки были вытащены из воды, вычищены, оказались в полной исправности и послужили к зарождению Воткинской артиллерии.

Была создана 1-я батарея, командиром которой был Трепицын. Помощником его был назначен упомянутый выше поручик С., который в Мировую войну был наводчиком в артиллерии и вступил в ряды восставших рабочих с первого дня восстания.

2-я батарея была сформирована поручиком Алмазовым, который прибыл с двумя пушками из Ижевска. Его помощником был поручик Верцинский, позднее принявший батарею от Алмазова и прокомандовавший ею до конца Забайкальского периода.

Первым командиром дивизиона был капитан Курбановский. Он был убит в бою у пристани Гальяны. В командование дивизионом вступил поручик Алмазов.

2-я батарея была сформирована позднее. Командовал ею Михаил Радыгин.

В боях при защите своего завода Воткинцы захватили новые трофеи, и все батареи имели по четыре орудия.

Свою артиллерию Воткинцы сохранили в течение всего Сибирского похода и пришли с нею в Забайкалье. За это состав дивизиона был награжден Георгиевскими петлицами.

30. На реке Ишим.

Выступив 22-го октября из района Лопатинского, Ижевская дивизия переправилась через реку у гор.Петропавловска и 26-го или 27-го заняла указанный ей для обороны участок к югу от города.

Река Ишим протекает по сильно болотистой долине и во многих местах разветвляется на несколько рукавов. Это облегчало оборону реки защитой только тех пунктов, где были возможны переправ, и наблюдением за промежутками.

На участке дивизии наиболее вероятным местом переправы противника было там, где дорога от станции Вишкуль на поселок Архангельский подходила к реке и имелся мост. Дорога была насыпана на болоте, и через имевшуюся здесь протоку был второй мост. При подходе к главному руслу реки севернее дороги находился небольшой холм. Мост через главное русло реки был разрушен наполовину.

Оборона этого направления была поручена 1-му полку. Стрелковая позиция находилась у самой реки. "Хоть рыбу лови удочкой", - вспоминает один из участников этих событий. У холма были установлены приданные полку две пушки. Тут же размещался штаб полка, резерв и конная разведка.

Окопов не рыли - не было лопат, и на болоте много не накопаешь. Лежали стрелки, где было посуше, среди кустов и камышей.

Заняв пос.Архангельский, красные несколько раз пробовали переправиться через реку, но все эти попытки были отбиты. В конце концов, отказавшись от возможности захватить переправу, красные заняли позиции на своем берегу, также у самой реки, и открывали огонь при всяком движении у Ижевцев. Наступили заморозки, и лежать среди болот было холодно. Когда Ижевцы, чтобы согреть ноги, подымали их и хлопали одну о другую, противник открывал пулеметный огонь. Среди раненых было больше с ранениями в ноги.

Смена приходила в темноте. Стрелки пробирались поодиночке, чтобы не вызывать огонь и не нести потерь. На позиции находился один батальон, а два оставались в резерве у холма.

Успех обороны этого пункта был полностью обеспечен.

В 10-ти, 15-ти верстах к югу от 1-го полка у дороги, подходившей к реке, где, повидимому, была переправа в брод во время мелководья, стоял 3-й полк. Здесь появлялись мелкие партии противника для разведки, но отгонялись нашими заставами.

Таким образом, за оборону участка реки, назначенного для дивизии, можно было быть спокойным.

Дня через три или четыре после прихода Ижевской дивизии на реку Ишим начались ожесточенные бои за гор.Петропавловск. Здесь дралась, защищая город, Волжская группа генерала Каппеля.

Станица Вишкуль находится в 8-ми верстах от Петропавловска к югу, и сюда доносилась почти беспрерывная пушечная пальба.

К сожалению, у автора очерка не сохранилось записей этого периода, и невозможно установить число, когда был сдан Петропавловск.

Красные сведения противоречивы. По словам Тухачевского /"Борьба за Урал и Сибирь", стр.06/: "29 октября утром, после упорного боя, 55-я дивизия, форсировав Ишим, овладела гор.Петропавловском. Противник несколько раз переходил в контр-атаку, по подошедшими силами 27-й дивизии положение 35-й дивизии было закреплено и противник оттеснен".

Из этих слов Тухачевского можно понять, что бой продолжался один день 29-го октября.

Но в том же сборнике /стр.252/ другой большевицкий автор И.С. /член рев.совета 5-й красной армии/ пишет, что "утром 30-го к белым подошли крупные подкрепления и два бронепоезда. Они перешли в контратаку. Весь день шел бой на улицах города. Он продолжался и 31-го, и лишь 1-го ноября противник окончательно отступил".

А комдив 27-й красной дивизии Путна в этом же сборнике /стр.15/ указывает, что Петропавловск был занят 2-го ноября.

Белые источники также указывают разные сроки оставления Петропавловска, от 31 октября до 2-го ноября.

С началом боев у Петропавловска всем частям дивизии было приказано усиленно охраняться и по тревоге быть готовыми к бою, артиллерии к занятию позиций, обозам иметь лошадей запряженными в повозки.

2-й полк под командой своего нового командира кап.Володкевича, кадрового офицера, выставил охранение к северу, вел разведку на Петропавловск и должен был не допускать противника в северную часть станицы.


Тем не менее красные, вскоре после захвата Петропавловска, появились у ст.Бишкуль довольно неожиданно. Дело было под вечер.

Командир 1-го полка кап.Михайлов вспоминает такие подробности. Он сидел у телефона и слышал разговор кап.Володкевича с начальником дивизии: "Ваше Превосходительство! Мимо заставы № 1 проследовало 20 подвод красных". На это ген.Молчанов ответил: "Что вы панику разводите, здесь достаточно сил, чтобы отразить 120 подвод".

Но кап.Володкевич, человек нервный, действительно разводил панику. Прежде всего, непонятно, почему его застава пропустила передовой отряд противника мимо, а не задержала его огнем. Но еще преступнее было со стороны кап.Володкевича, что вместо того, чтобы встретить противника всем полком, он отошел с ним на дорогу, ведущую к дер.Плоской /на восток/. Он открыл путь врагу на Бишкуль и оставил без защиты находившиеся там артиллерию, обозы и штаб дивизии.

Красные нагрянули значительными силами, крича "ура", и открыли сильную стрельбу вдоль улицы. Среди части артиллерии и обозов поднялась паника. Дорога на восток, отходившая от северной окраины станицы, была отрезана. Все бросились на юг.

Противник быстро распространился по станице. Когда выстрелы стали раздаваться близко от штаба дивизии, пришлось спасаться и штабу.

Последнее распоряжение ген.Молчанова по телефону было, по словам кап.Михайлова, 1-му полку: "С позиции не уходите, мы переходим в контр-атаку".

Ген.Молчанов со своими офицерами и ординарцами свернул в ближайший переулок и этим избежал опасности попасть под град пуль, несшийся вдоль главной улицы. На южной окраине станицы он стал собирать всех строевых. Здесь он узнал, что часть наших пушек попала к красным, в том числе все пушки 3-й легкой батареи, только недавно сформированной и присоединившейся к дивизии в этом роковом для нас пункте. Командовал батареей старый офицер кап.Миронов, который небрежно отнесся к распоряжению иметь лошадей в запряжках и быть в готовности на случай тревоги. Кроме того, попали к красным две пушки 2-й батареи.

Торопясь спасти захваченные орудия, ген.Молчанов не стал ждать, когда подберется достаточное число бойцов, иди будет возможность подтянуть к себе 3-й полк, который находился на берегу реки южнее Бишкуль. Собрав наскоро всего 14 человек с одним пулеметом "Шоша", он бросился на красных. Крича во всю глотку "ура" и паля из пулемета, кучка смельчаков заставила красных, уже располагавшихся по квартирам, отскочить назад. Нападавшие разбивали окна прикладами и бросали в избы, полные красноармейцев, ручные гранаты.

У красных поднялась паника. Не видя никаких цепей или значительных групп противника, они не понимали, кто стреляет.

Генерал Молчанов дошел до пушек, но вывести их не мог. Красные начали собираться и нащупывать врага. Ген.Молчанов, увлекшийся спасением пушек, опасности не замечал. К нему подошел старший ординарец Алексеев и тихонько сказал: "Ваше Превосходительство, кругом собираются красные, спрашивают, какого полка".

Из 14-ти человек уже были убиты или ранены шестеро, осталось 8 бойцов. Ген.Молчанов приказал не спеша двинуться вдоль домов. Зашли в ближайший переулок и выбрались в поле.

Паническое поведение кап.Володкевича привело дивизию к поражению и потерям, коих она не имела за все время своего существования.

Кап.Володкевич был отстранен от командования полком и больше не назначался на командные должности. В дальнейшем он был ограничен обязанностями по хозяйственной части.

На удар красных ответил 1-й Ижевский полк. Смелыми и удачными действиями он отплатил врагу за поражение и вернул захваченные у нас трофеи.

Когда противник ворвался в станицу и телефонная связь со штабом дивизии была прервана, телефонисты 1-го полка спрятались в кусты около дороги, ведущей из Бишкуль к реке. Установив телефон, они сообщали командиру полка все, что происходило в селении, и просили говорить потише. Кругом бродили красноармейцы, которые могли их обнаружить.

Сообщили молодцы-телефонисты и о начавшейся контр-атаке генерала Молчанова, о переполохе у красных и обо всем, что происходило дальше.

Когда контр-атака не удалась и все стихло, победители разместились на ночлег. О присутствии в их тылу противника красные не подозревали и в сторону реки охранения не выставили.

Пришла очередь действовать 1-му полку. Командир полка не торопился с атакой и дал красным возможность успокоиться и уснуть. Тем временем он приказал полку бесшумно сняться с позиции и вытянуться по дороге на Бишкуль. Колеса орудий были обернуты соломой. В полной тишине, не вызывая подозрений у частей противника, стоявших на противоположном берегу реки, полк двинулся на Бишкуль.

Пройдя мост через протоку, шедшая впереди конная разведка бросилась вперед. За ней - остальной полк. С громким "ура" ворвались в Бишкуль. Красные выскакивали из домов и в полном беспорядке, не оказывая сопротивления, удирали к Петропавловску. 1-й полк их преследовал, и они понесли большие потери.

От красных были отобраны два орудия 2-й батареи, захваченные ими около двух десятков обозных повозок с разным грузом и освобождено около 100 человек, попавших в плен. На крыльце дома, где был штаб дивизии, был обнаружен значек штаба, не замеченный красными.

Пушки 3-й легкой батареи были, видимо, отправлены красными в Петропавловск вскоре после захвата. Капитан Михайлов сообщает, что в Бишкуль находился дивизион артиллерии одной из Сибирских казачьих дивизий, все пушки которого, в количестве десяти, были захвачены противником, но отобраны 1-м полком. Также он отмечает, что красноармейцы, стоявшие у пушек часовыми, остались на месте и были взяты в плен. Сопротивления они никакого не оказали.

После захвата ст.Бишкуль 1-й полк со всеми отобранными орудиями и повозками перешел на отдых на мыловаренный завод, находившийся в двух верстах от станицы. Здесь было удобнее обороняться в случае новой атаки красных. Но они больше не появились, и разведка доносила, что Бишкуль оставался свободным от противника до выступления полка в дер.Плоскую - на 25 верст к востоку. В этом пункте собрались 1-й, 2-й и 4-й полки дивизии. Ген.Молчанов с 3-м полком и частью артиллерии и обозов, проскочивших из Бишкуль в деревушку в 4-5 верстах южнее и приведенных в порядок, двинулись утром следующего дня на восток степными дорогами.

Путь южной колонны дивизии шел по местности большей частью открытой. По временам встречались кусты и небольшие группы деревьев.

Это был район кочевий киргизов. Попадались их становища, где они располагались на зиму, устанавливая свои юрты и устраивая загородки для скота. Иногда приходилось останавливаться для отдыха у киргизов и отогреваться в их теплых и вместительных юртах. Чаще отдыхали в степи у костров.

В первый переход от р.Ишим на восток, поздно вечером, дозоры донесли, что замечена какая-то колонна. Движение было приостановлено, стали наблюдать за появившейся колонной. В наступившей темноте было трудно разобрать, кого встретили - своих или красных.

По разным признакам выяснили, что это был полк противника силой 500-600 штыков. Красные стали устраиваться на ночлег, расположившись среди кустов. Запылали костры.

В нашей колонне, включая всех строевых, было не больше 150 бойцов.

Окружив красных полукольцом 3-го полка и остальных чинов, ген. Молчанов приказал атаковать красных. Предварительно он распорядился как можно громче кричать "ура". Ослепленные светом своих костров и не видя ничего в окружающей темноте, красные не могли заметить нашей малочисленности. В большом беспорядке они бежали, оставив на месте убитых, раненых, пленных и часть своего обоза.

Через 2 или 5 дня дивизия собралась вместе и дальнейшее движение продолжала одной колонной.

Красные также начали применять в эти дни ночные нападения. Пострадали некоторые полки Уральцев. В одну из ночей к дивизии присоединились небольшие остатки одного из Уральских полков, прорвавшиеся из кольца красных. На следующую ночь прибежал только один командир полка, кажется, 43-го, сумевший вырваться из плена.

Подобное окружение красные приготовили и для Ижевцев. Это было, когда мы уже прошли кочевья киргизов к остановились в большой деревне. Наше охранение обнаружило противника своевременно и отбило его передовые части. Красные начали окружать деревню с обоих флангов. Их силы были значительно больше наших, им было легко полностью окружить нас. Отбиваться в деревне было невыгодно, можно было потерять много лошадей и не вывести всю артиллерию и обозы. Надо было отступать.

Сделали это своевременно, хотя и пришлось на протяжении нескольких верст отбиваться с трех сторон - настойчивый противник не хотел выпустить дивизию из своих лап.

А.Ефимов.
/Продолжение следует/




ВПП © 2014


Вестник первопоходника: воспоминания и стихи участников Белого движения 1917-1945. О сайте
Ред.коллегия: В.Мяч, А.Долгополов, Г.Головань, Ф.Пухальский, Ю.Рейнгардт, И.Гончаров, М.Шилле, А.Мяч, Н.Мяч, Н.Прюц, Л.Корнилов, А.Терский. Художник К.Кузнецов