знак первопоходника
Галлиполийский крест
ВЕСТНИК ПЕРВОПОХОДНИКА
История 1-го Кубанского похода и Белых Армий





Центурион
ВОЕННО-МОРСКИЕ СИЛЫ С.С.С.Р.
В СРЕДИЗЕМНОМ МОРЕ

Бесконечно продолжающийся конфликт в Вьетнаме, оккупация Чехословакии советской армией и выборы нового президента Соединенных Штатов - вот события, которые приковывают к себе всеобщее внимание.

Но все эти события, при всей их значительности для современников, не являются факторами, которые определяют военно-политическое планирование великих держав вообще, а Соединенных Штатов в частности, особенно в отношении будущего. События эти будут так или иначе изжиты и только их последствия повлияют на военные и политические решения. Короче, - эти события являются факторами временного порядка.

Наряду с этим, неожиданное появление советского флота или "военно-морских сил СССР" (так официально называется красный флот) в бассейне Средиземного моря является событием не только первостепенной важности в настоящую минуту, но и событием военно-политического характера, коренным образом изменяющим всю политическую и стратегическую обстановку в районе Средиземного моря. И это относится не только к Ближнему Востоку и Средиземному морю, но и к общему положению Европы, Африки и, не будет передержкой сказать, к общему положению во всем мире. Советский флот в Средиземном море является военно-политическим фактором постоянным и влияние его на общее положение в будущем пока не поддается учету. . .

Вот почему мы обращаем внимание наших читателей на этот вопрос в настоящей статье.

* * *

В течение семидесяти лет морская сила России дважды подвергалась почти что полному уничтожению. Потопление Черноморского флота собственными руками во время Крымской ВОЙНЫ лишило Россию морской силы в Черном море на десятки лет. Разгром флота в русско-японской войне уничтожил и то немногое, что было создано между двумя конфликтами и послужило тому, чго в Первую мировую войну Россия вступила с флотом далеко еще не оправившимся от катастрофы 1904-05 годов: силы этого флота были недостаточными, а большинство судов несовременными, а иногда и музейными .

Напряженная работа во время войны 1914-17 годов несколько исправила незавидное состояние русского флота, но наступившая революция вновь уничтожила и то малое, что было создано.

Разложенный большевистской пропагандой низший личный состав флота уничтожил талантливых начальников и... бросив корабли, базы и оборудование, превратившись "в красу и гордость революции", отправился на Фронты гражданской войны. Оставленный флот ржавел и превращался в развалины и хлам! 

Создавая Красную армию, ее совершенствуя и развивая, в ущерб всей экономике страны, советский режим за первые двадцать лет своего существования не мог или недостаточно приложил усилий к созданию красного флота. Причиной этому было полное отсутствие кадров компетентных и технически образованных начальников, а воспитание таковых является процессом длительным.

Во всяком случае, никакая послевоенная пропаганда советов не могла скрыть того факта, что СССР во Второй мировой войне оказался без флота, а его действия, поскольку существовали суда, были убогими и не играли никакого значения в операциях.

Только после ВОЙНЫ началась лихорадочная работа по созданию морских сил СССР. Уже ко времени смерти Сталина (1953 год), советы обладали флотом из пятнадцати современных крейсеров (далеко не законченных в смысле технического оборудования) и сравнительно очень небольшим количеством дестройеров, подлодок и иных мелких судов. Отсутствовала морская авиация - непременный составной элемент современного флота.

Фактически советский флот этого периода был "коллекцией" судов, ибо отсутствовали как общая стратегическая морская доктрина, так и ясное оперативное мышление.

Как всегда и во всем, в СССР созданию флота, как боевой мощи, препятствовали бесчисленные "линии", которые, перекрещиваясь, создавали хаос. Так, в создании советского флота принимали участие: Политбюро и сам Сталин, Министерство обороны, Морское министерство, Генеральный штаб - сухопутный и морской. Упор на постройку большого числа подлодок, катеров и судов береговой обороны ясно говорил о том, что советский флот предназначался для обороны берегов, а не для наступательных операций. Надо отметить, что английские специалисты по вопросам советского флота и в настоящее время держатся мнения, что он не в состоянии вести наступательные операции океанского масштаба, ввиду отсутствия авианосцев и сильной морской авиации.

Только изжив наследство Сталина, с 1954-55 годов начинается в СССР усиленная работа по созданию кадров, материальной части и выработке морской доктрины флота.

В рамки этой статьи не входит подробное описание всех мероприятий СССР в отношении создания флота, как равно и оценка его боевых качеств, которые находятся под большим сомнением.

Однако, к настоящему времени военно-морские силы С.С.С.Р. по тоннажу занимают второе место в мире, уступая только флоту Соединенных Штатов. Нельзя упускать из виду того обстоятельства, что советский флот очутился на втором месте не столько по причинам усилий по его созданию, сколько вследствие исчезновения английского, японского, французского и германского морского могущества.

Но интересно отметить, как судят о красном флоте американские специалисты.

Адмирал Джон Мак Кейн, командующий американскими морскими силами в Европе, говорит:

"... Русская (?!) программа создания морской мощи в настоящее время более развита и детально разработана, нежели большинство людей это себе представляют. Она заключается во всестороннем использовании морей в военном, политическом, экономическом и торговом отношениях"...

По далеко неполным и неточным данным, этот советский флот состоит из следующих судов: двух авианосцев (для геликоптеров! - "Москва" и "Ленинград"); девятнадцати современных крейсеров

(ракетных или с ракетными установками); ста семидесяти дестроеров (минных и ракетных) и пятьсот шестидесяти быстроходных катеров с ракетным вооружением. Численность флота подлодок определяется цифрой в триста шестьдесят единиц, из которых пятьдесят пять - атомного типа. К этому необходимо прибавить более двухсот океанографических судов и четыреста судов для "рыбного" промысла, фактически являющихся судами разведывательными, снабженными всеми современными достижениями, как радар и так далее.

Торговый флот состоит из тысячи трехсот пятидесяти судов различных типов, с общим тоннажем около десяти миллионов тонн. (Соединенные Штаты - четырнадцать миллионов тонн!).

В последние годы большое внимание было уделено на создание частей "морской пехоты" для десантных операций и именно для этой цели были построены два геликоптерных авианосца (каждый в 25000 тонн!) и более ста судов специального назначения.

Дислокация советского Флота выглядит следующим образом;

Балтийский флот: командующий адмирал Михайлов; состоит из 750 судов, 4-х крейсеров, 35-ти дестроеров, 70-ти подлодок и около 200-от мелких судов. Флот этот базируется на Калининграде (бывший Кенингсберг).

Северный флот: командующий адмирал Лобов; состоит из 800-ти судов, 3-х крейсеров, 35 дестроеров, 150-ти подлодок, 60-ти мелких судов и 28-ми ледоколов. База - Североморск.

Тихоокеанский флот: командующий адмирал Мелько, 750 судов, 6 крейсеров, 50 дестроеров, 100 подлодок и 150 мелких судов. База - Владивосток.

Черноморский флот: командующий адмирал Чурсин; состоит из 700-от судов, 6-ти крейсеров, 50-ти дестроеров, 40-ка подлодок, 150-ти мелких судов и 2-х авианосцев (один - "Москва" - находится в Средиземном море). База - Севастополь.

* * *

Что касается стратегических задач красного флота, то командующий всем военно-морскими силами СССР, адмирал Сергей ГОРШКОВ говорит следующее:

"... В прошлом, наши суда и военно-морская авиация оперировали только у берегов в тесной связи с нашими сухопутными силами. Теперь мы должны быть готовыми, при помощи широко задуманных наступательных операций, атаковать морекие и сухопутные силы империалистов на всех океанах... Флаг советского флота гордо развевается над океанами мира. Раньше или позже, Соединенные Штаты должны будут понять, что они уже не господствуют над океанами"...

Но громкие фразы советского адмирала не могут уничтожить ряда факторов, которые, как Домоклов меч, висят над совфлотом и его "широко задуманными" стратегическими операциями будущего.

Советский флот оперативно состоит из четырех эскадр, географически настолько далеких друг от друга, что, в условиях конфликта, их сосредоточение можно назвать если не невозможным, то подверженным высокому риску.

Действия по так называемым "внешним операционным линиям" являются самым трудным вариантом стратегии, что, между прочим, и было доказано в обоих последних конфликтах, когда это обстоятельство потребовало от союзников исключительного напряжения. Эти трудности и являются непреодолимым препятствием к совершению операций "широко задуманных"!

Что касается вопроса снабжения четырех эскадр в совершенно различной климатической и географической обстановке, то вопрос этот настолько сложен, что снабжение очень легко может оказаться просто непосильным в условиях конфликта.

Что касается "атаки сухопутных и морских" целей "империалистов", то вряд ли можно предположить, что шесть крейсеров и сотня подлодок могут сокрушить силу американского флота, мощь которого, конечно, не только велика, но и просто подавляюща. Советский флот может вести весьма ограниченные операции амфибийного типа, да и то только в случае, если он сможет обеспечить себя от авиации противника.

И, наконец, самое важное: советское морское командование состоит из лиц без какого-либо опыта да еще в условиях океанской войны. Никакие слова не могут уничтожить боевого опыта американского командования в тяжелых условиях - климата, расстояний, снабжения и современного технического оборудования.

Это все относится к конфликту неатомного характера.

Но, повидимому, первой попыткой, и весьма рискованной, является появление в Средиземном море красной эскадры. До июня 1967 года советский флот в Средиземном море состоял из четырех-пяти единиц разведывательного типа. В настоящее время он состоит из пятидесяти современных судов и одного авианосца. Эта советская эскадра базируется, главным образом, на Александрию (Египет) и сирийский порт Латакию. Но ценность этих баз для советского флота весьма проблематична: они находятся под непосредственным ударом авиации Израиля и, конечно, в случае конфликта, - под ударом шестой американской эскадры, имеющей многочисленную морскую авиацию.

Именно это обстоятельство заставляет советское морское командование и дипломатов усиленно искать иные базы. Так например, в июле 1968 года советское посольство появилось в Йемене, очевидно предполагая получить оставленную англичанами морскую базу в Адене, которая контролирует южный выход из Красного моря в Индийский океан. Появление различных единиц красного флота в этом океане в последние месяцы, подтверждает это предположение.

Но главное внимание советского командования обращено на получение большой, прекрасно оборудованной базы в Алжире. Речь идет о бывшей базе французского Флота в Мерс-Эл-Кебир, оставленной французами. Это обстоятельство сильно беспокоит американское морское командование тем более, что в последние месяцы Алжир, по словам французской печати, превращается в "сверх-Кубу" , то-есть в крупную советскую военно-морскую базу. Сотни советских специалистов и военных занимают целую четверть г.Боне, причем наличие семейств указывает на постоянность их пребывания там. Много советских специалистов уже включено ь работу промышленных предприятий, равно как и в армию,авиацию и порты.

Наряду с этим,имеются серьезные данные указывающие на усилия СССР получить право на пользование морской базойв Казаблан- ке - в Марокко, с выходом в Северный Атлантический океан. Эта общая картина проникновения советского влияния и его вооруженных сил в Средизенмное море дополняется непрерывным движением советских судов через Дарданеллы, не только военных, но и технически-вспомогательных, как например, землечерпательные, буксирные и так далее.

Политическое положение в этой части мира не менее печально, нежели военное. Египет и Сирия плотно вошли в ряды советских сателлитов, будучи экономически в полной зависимости от СССР, усугубленной присутствием его вооруженных сил в этих странах.

Это военно-политическое положение в Средиземном море оказывает уже и сейчас значительное давление на Италию, Грецию и Турцию, которые являются членами коалиции Северо-Атлантического Пакта - "НАТО". Надо признать, что выбор пункта первого опыта в использовании морских сил СССР вне его вод стратегически был сделан весьма удачно, равно как и политически, и психологически.

Как появление советского флота в Средиземном море, так и образование советских баз на берегах его немедленно нарушило так называемый "баланс сил" в этой части мира, и если принять во внимание, что советские усилия здесь находятся только в первой стадии, то будущая перспектива должна быть обозначена весьма мрачной для Запада. Уже и сейчас появление советских вооруженных сил на Ближнем Востоке, в северной Африке и Средиземноав море оказывает сильное влияние на все военно-политическое мышление и планирование Запада, а в особенности на таковые в Соединенных Штатах.

* * *

Посмотрим ближе на результаты проникновения СССР в бассейн Средиземного моря.

Три выхода - Гибралтар, Суэцкий канал и Дарданеллы - делают Средиземное море открытым, в смысле выхода в океан, но эти выходы при известных обстоятельствах могут превратить его в закрытое море, без возможности выхода из него.

Что касается Запада, то Гибралтар уже не представляет надежного "замка" в отношении Атлантики, ввиду притязаний Испании на эту британскую колонию и ввиду полной военной импотенции самой Британии. Это усиливается советским проникновением в Северную Африку и военной слабостью Франции.

Суэцкий канал, как выход для советского флота в Индийский океан, представляет собою очень сомнительную возможность. Судоходство по каналу может быть удержано только непрерывным землечерпанием, ибо пески пустынь вдоль его берегов постоянно создают мели. Если в условиях мирных это не представляет технических затруднений, накладывая, однако, огромные финансовые затраты, то в условиях конфликта канал для советских судов явится форменной мышеловкой, так как невозможность маневрирования ВО время их прохода (а время для прохода очень продолжительно) сделает эти суда идеальными целями великолепной авиации Соединенных Штатов и Израиля. Потопление в канале нескольких судов закроет его на долгое время.

И наконец, так называемые проливы интересны только для советского флота, как его коммуникация с главной базой в СССР. С военной точки зрения Босфор и Дарданеллы представляют собою столь же интересную, сколь и безнадежную проблему. В условиях "холодной войны", эти проливы, на основании особой международной конвенции, по близорукости союзников, открыты для советского Флота. Но какими бы "широкими" не были планы адмирала Горшкова, - пройдя проливами, советский флот опять попадет в закрытое море, наподобие Черного, и опять без надежного выхода в океаны. В условиях конфликта, проливы никак не могут обеспечить коммуникацию советских морских сил в Средиземном море с Советским Союзом. Турция является членом коалиции Атлантического пакта и в случае войны, конечно, закроет проливы. Но, если бы даже против Турции были направлены силы болгарской армии и силы СССР, - проливы не являются для советского флота коммуникацией безопасной и надежной; она, ведь, будет под ударом авиации Запада. Форсирование проливов, как показала Первая мировая война, является операцией почти-что безнадежной даже и для превосходных сил. Да и в условиях современной войны, с применением авиации, флота и парашютных частей, удержание проливов станет для СССР проблемой сложной и связанной с потерями исключительного порядка.

Но эта, в сумме далеко не безнадежная для Запада картина положения и возможностей советского флота в Средиземном море имеет и "обратную сторону медали".

Присутствие советского флота в Средиземном море и образование советами вдоль берегов Северной Африки баз, опорных пунктов, а особенно ракетных, является первой и основной опасностью для всего южного, или "правого", фланга коалиции Северо-Атлантического Пакта. Не только Испания, Франция, Италия, Греция и Турция, но и вся центральная и юго-восточная Европа находятся в опасности и под ударами ракетного оружия "средней досягаемости". Только одна эта "возможность", будучи потенциальной, немедленно вносит элемент сомнений и опасений в страны, составляющие южный фланг Северо-Атлантической коалиции. Эта "ракетная" угроза со стороны вооруженных сил СССР, проникнувших в Северную Африку, имеет только психологическое (пока!) значение, которое в настоящим момент уже дает себя чувствовать. Италия, с самой сильной компартией в Европе, подвержена политическому неравновесию, Греция находится в периоде ре-ориентации всей ее внутренней политической системы; Турция "пересматривает" свою иностранную политику, особенно касающуюся Советского Союза; Франция, под "гениальным" руководством де-Голя, определенно направляется к полному разложению и даже национальной гибели и, наконец, Испания, возможный союзник Запада, не может найти равновесия во внутренней политике.

Именно в этом пункте психологического воздействия на западные страны и заключается значение и, может быть, вообще весь смысл появления советского флота в Средиземном море. И, как средство, эту психологическую войну, не менее страшную, нежели война при помощи оружия, советский Флот использовал великолепно! Психологическая война недостаточно принята во внимание. Эта война не убивает физически, но она подтачивает, разлагает и разрушает волю к борьбе, волю к сопротивлению. Этот вид войны поражает дух, ум и способность реального мышления; он вселяет чувство страха, иногда необоснованного и ложного, путем пропаганды, философии, информации и слов, которые при анализе оказываются пустыми и ложными. Целью этой войны является психика людей, которая должна быть превращена в пара-психику, направленную к полному подрыву всех моральных сил общества...

Именно в этом и заключается вся опасность советского появления на Ближнем Востоке!

Мнение о том, что следующий вооруженный конфликт CCCР с Западом автоматически должен быть конфликтом атомным, далеко не является обязательным и, по мнению всех специалистов, маловероятным. Отказ верить в атомную войну основан на неизбежности тотального уничтожения не только всей цивилизации, но и человечества вообще; такой конфликт бессмыслен и абсурден даже для аппаратократии Кремля, целью которой является создание мирового советского государства.

Гораздо более вероятной представляется обычная или так называемая "конвенциональная" война, может быть, с тактическим применением атомного оружия в очень ограниченном размере. В таком случае, наличие сильного советского флота в Средиземном море приобретает большое значение.

Государства, расположенные на берегах Средиземного моря, как например - Италия, Испания, Греция, Турция, имеют более длинные морские, нежели сухопутные границы и поэтому особенно чувствительны и уязвимы со стороны моря. Этот факт, заключающийся в морских путях сообщения, составляет жизненное условие существования этих стран. Каким является движение на этих путях, показывает цифра в 2600 торговых судов этих стран, находящихся в пути в Средиземном море ежедневно! Обеспечение этих торговых коммуникаций от действий советского флота в Средиземном море находится вне возможностей этих стран. Они для этого не обладают ни необходимыми флотами, ни авиацией. Вся тяжесть охраны путей сообщения в Средиземном море в случае конфликта ляжет на Шестую американскую эскадру, находящуюся постоянно в водах этого моря.

Эта эскадра, насчитывающая пятьдесят-шестьдесят судов, при двух (класс "Форесталь" в 78.000 тонн) авианосцах, самых мощных в мире, поддержанная береговой авиацией, опирается на главные базы - Измир (Турция) и Рота и Кадикс в Испании, с рядом вспомогательных баз в Италии, Греции и Турции. Определенным союзником Запада в случае конфликта с СССР будет Израиль с небольшой, но великолепной армией и командованием исключительно высокого качества и способностей.

Ближайшей задачей советской дипломатии в бассейне Средиземного моря является устранение из него американского флота.

В мае 1968 года, будучи в Праге, Л.Брежнев в большом речи между прочим заявил:

"Пришел момент заявить возможно громко о том, чтобы американский флот покинул Средиземное море"...

Конечно, никакие "громкие заявления" Брежнева не двинут американский флот из Средиземного моря в обратный путь. Это ясно!..

Господство в водах Средиземного моря автоматически распространяется на обширные территории Африки, Малой Азии и Европы. И влияние на эти пространства необходимы кремлевской аппаратократии в ее борьбе с "империалистами", то-есть с человечеством, которое осталось еще свободным от рабства. Ликвидация воображаемого "империализма" в Чехословакии была легкой для аппаратократии Кремля; иное дело конфронтация с могуществом Соединенных Штатов!

Путь, на который вступил СССР - оккупация Чехословакии, угроза Западной Европе и проникновение в Средиземное море - азартен и опасен. Стратегия "об'ятия необ'ятного", стратегия Гитлера не только является прямым путем к катастрофе, но и показателем несомненного "начала конца" советской империи...

Нам остается посмотреть, насколько Запад понимает совершающееся в Средиземном море.

* * *

Вряд ли аппаратократия Кремля может рассчитывать на образование советских государств на Ближнем Востоке или в Африке. Все попытки, начиная с 1917 года и до настоящего времени, окончились полной неудачей. Одной из главных причин такой советской неудачи, на сей раз явится тот духовный мир, в котором живут бесчисленные арабские племена этой области. Мир этот - нереальный, фантастический, мир миражей и архаических воспоминаний прошлого величия. Пролетарские идеи большевизма чужды, непонятны и неприемлемы для людей Малоазиатского континента.

Советское влияние и проникновение в бассейн Средиземного моря совершались до известной степени "самотеком", заполняя образовавшуюся пустоту при ослаблении влияния иной силы, т.е. Запада .

Суэцкая авантюра англичан и французов в своей сущности была последней попыткой удержать влияние Запада на Ближнем Востоке. Эта попытка окончилась неудачей по причине непонятного отказа Соединенных Штатов поддержать эту попытку на основании либералистической утопии о необходимости уничтожения "колониализма"! Пустота, частично образовавшаяся при потере Западом влияния на Ближнем Востоке, была усилена и довершена возникновением так называемого "арабского национализма". Для детски наивных душ западных либералов и строителей мифического "мирового государства" "колониализм" и "национализм" составляют совершенно тождественное понятне с "капитализмом" и "империализмом", как их трактуют коммунисты. Разница в терминах, но реакция одинакова!!

Соединенные Штаты оказывали исключительно сильное давление на Англию и Францию в деле поспешной ликвидации "колоний", упуская при этом из виду то обстоятельство, что оставленные колонии экономически были осуждены на смерть, политически оставались без будущего, а в военном отношении становились беспомощными.

Прекращение режима британской колониальной администрации, без подготовки соответствующих кадров из среды местного населения, не могло выразиться иначе, чем в калейдоскопической смене правительств, режимов, лиц и ориентации этих "новых" стран. Все усугублялось рядом взимных территориальных и иных притязаний, обвинений и вражды...

Из этого хаоса п анархии появилась, конечно, по своему существу демагогическая идея арабского единства, проповедуемая Нассером. Но арабский национализм был неприемлемым для либеральных умов Запада и, удовлетворяясь потоком нефти, не будучи в состоянии, из-за отсутствия опыта, создать жизненную схему для взаимосуществования стран Ближнего Востока, образовали в этой части мира пустоту, освободив "колонии" от влияния мощной силы, которая смогла бы направить жизнь континента конструктивно и созидательно.

Международная жизнь не выносит состояния пустоты, отсутствия мощного авторитета. Эта пустота обязательно должна быть заполнена какой-то силой, какою бы она ни была.

И положение на Ближнем Востоке не только было понято кремлевскими аппаратчиками, но и искусно использовано для своих целей, невзирая на последствия в будущем.

Заполнение советами образовавшегося "безвоздушного пространства" на Ближнем Востоке началось с невинной экономическом помощи Египту, а позже Сирии и иным странам. Движение это было комуфлировано теориями "сожительства", "либерализации" внутри СССР, предназначенными для наивных мозгов и душ либералов Запада. Размеры этой "экономической" помощи грандиозны! Достаточно сказать, что вооружение, поставленное в течение этого года Египту, в три раза превышает поставки Вьетнаму, то-есть обошлось советам около пяти-шести биллионов долларов! Советский флот в Александрии, помимо иных задач, является внушительным напоминанием о "помощи СССР" Египту, Сирии, Алжиру и так далее!

Две несчастные для Египта войны с Израилем окончательно обессилили его и коалицию "соединенных" арабских республик. Спасение временное было в альтернативе полной военно-политической зависимости от СССР... Выходом из этого положения, в особенности это касается Египта и Сирии, может быть только одно - уничтожение СССР и прекращение рабского существования!.. Вполне возможно, что воинственность Нассера об'ясняется желанием даже путем всемирного конфликта покончить с положением советской колонии, в которое он и народ попали.

Но мы бы ошиблись, предполагая, что на Западе положение на Ближнем Востоке раз'яснено для широкого осведомления на основании фактов. Далеко до этого!

Либеральные свирели западного пораженчества опять, как и всегда, обратились к простому об'яснению; появление СССР, как военно-политической силы, на Ближнем Востоке поясняется... "продолжением восточной политики империи (русской)"!.. Да и почему нет, если оккупация Чехословакии об'ясняется тем, что "Петр Великий не поступил бы иначе!" ?!..

Что подобные заявления являются форменным идиотизмом -вопроса не составляет. Но что подобные об'яснения опасны, - вопрос другой! Подобные "об'яснения" в американской прессе весьма близки к пропаганде Гитлера о "Завещании Петра Великого", которого вообще не существовало. После всех совершенных Соединенными Штатами ошибок в отношении идеи национальной России, это может оказаться катастрофическим!.. Но мы не намерены на сей раз останавливаться на этом, мы хотим представить так называемый восточный вопрос таким, каким он был для России во время Первой мировой войны, то-есть накануне падения имперского режима.

Вряд ли в литературе, касающейся дипломатии России и заслуживающей серьезного внимания, мы сможем найти больший авторитет, нежели С.Д.САЗОНОВ, министр иностранных дел России в период 1914-1916 годов. В этот период, в связи с возникшей войной, все вопросы иностранной политики России были подняты, пересмотрены и предложены союзным с Россией державам.

Сазонов, с предельной ясностью дипломата и глубоко образованного юриста, детально излагает взгляды императорского правительства на пресловутый вопрос Ближнего Востока, Константинополя и проливов. Сазонов совершенно правильно излагает вопрос, говоря, что вся политика России в отношении Ближнего Востока находилась под нереальным и "эмоционально-религиозным" влиянием известных кругов страны. Холодно и реально г.Сазонов замечает, что эти элементы не поддавались никакому контролю или рациональным доводам. В этом отношении, Сазонов особенно выделяет требование "получить Константинополь". Сазонов считал, что это требование было окружено "романтической легендой", без малейшего исторического обоснования. Сазонов очень честно разделяет вопросы проливов и Константинополя, как вопросы внешней политики, разные по своему существу. Тогда как, по мнению Сазонова, проливы, несомненно, составляли важный - экономически, политически и стратегически - для России вопрос, который, по его словам, "полностью признавался Англией и, в меньшей степени, Францией", вопрос Константинополя исторически был совершенно иного порядка.

Сазонов подробно исследует этот вопрос и приходит к правильному и реальному знанию его. Между прочим, он говорит, что между Константинополем и Москвой не существовало никакой кровной связи, а духовная заключалась лишь в весьма неясной тождественности религиозной догмы. Но и исторически, - говорит Сазонов, - судьбы русской и греческой церквей были различными, а политические несогласия между Россией и Грецией по вопросам, касавшимся Ближнего Востока, были "глубокими и не раз принимали острую форму"...

Таково очень ясное свидетельство Сазонова.

Вряд ли кто-либо может утверждать, что в настоящее время СССР собирается защищать православную "догму" или удовлетворить "эмоционально-религиозные" чувства советского народа в отношении Константинополя и Палестины. Бессмысленность этого очевидна! Настоящее появление советских вооруженных сил в Средиземном море ничего общего не имеет с политическими целями Российской Империи, каковыми бы они в прошлом ни были. Но если это ясно нам, то, повидимому, это не ясно для тех, кто, будучи безграмотными в истории русской дипломатии, распространяет ложные предположения, основанные на фантазиях,не имеющих никакого основания.

* *
*

Появление советского Флота в Средиземном море произошло вследствие ряда неправильных заключений в области военно-политической со стороны Запада и... увы, Соединенных Штатов. Убаюканный фата-морганой "мирного сожитальства", наивно веря в"либеральность" кремлевской аппаратократии, ослабив свое военное и политическое положение, либерально-преступный Запад вдруг проснулся от грохота советских колесниц и шума разрезаемой советским флотом волны. Пробуждение страшное и предопределяющее невзгоды в будущем! . .

Можно ли положение исправить? - Вряд-ли!

Скорее - свободное человечество ожидает будущее неизвестное, "словно туман, поднявшийся из болот"... Мы прибавим: из болот легкомыслия, наивности и детски-доверчивой веры в необходимость "сожительствовать" с принципиальным злом и насилием.

Политика знает лишь последствия и - ничего больше!..

Центурион






ВПП © 2014


Вестник первопоходника: воспоминания и стихи участников Белого движения 1917-1945. О сайте
Ред.коллегия: В.Мяч, А.Долгополов, Г.Головань, Ф.Пухальский, Ю.Рейнгардт, И.Гончаров, М.Шилле, А.Мяч, Н.Мяч, Н.Прюц, Л.Корнилов, А.Терский. Художник К.Кузнецов