знак первопоходника
Галлиполийский крест
ВЕСТНИК ПЕРВОПОХОДНИКА
История 1-го Кубанского похода и Белых Армий

Содержание » № 88 Январь - Февраль 1969 г. 




С М Е Н А

В своем новогоднем поздравлении членов Союза Первопоходников, его Председатель, полковник С.Н.Ряснянский говорит:

". . . Мы должны передать наши заветы Белой Русской Идеи следующему поколению"...

Над этим напоминанием о нашем долге - "передать", каждому Белому воину следует глубоко задуматься и обратить на него исключительно серьезное внимание.

Эти слова полковника Ряснянского не только напоминают, но они ставят каждого из нас перед суровой жизненной реальностью, которая вплотную подошла к нам.

Эта реальность заключается в неизбежном вопросе: кому и как будут переданы "заветы Белой Русской Идеи"?!

Пятьдесят лет тому назад в первый Кубанский Поход Добровольческой армии вышло около трех тысяч, в своем большинстве - молодых, Первопоходников. Но ныне, спустя пятьдесят лет, их жизненный путь заканчивается и от оставшихся в живых нельзя требовать того, что они могли дать и выполнить тогда, в 1918-19 г.г.

Да и вообще все ряды Белых воинов, так или иначе принимавших участие в нашей борьбе, поредели и неумолимое время ежед- 

невно, одного за другим, уносит нас к... Великой Армии! И значит, оставив все фантазии и осознав, что дни, способности, энергия и возможности всех участников Белого Движения подходят к неизбежному концу, мы должны понять, что вопрос "смены" встал перед нами во всей своей серьезности.

Но... где эта смена? Кто примет те "заветы", те "идеи", которые двинули русских людей в походы и на жестокую борьбу с врагом, который и до сего дня существует и не изменился? Кто превратит заветы прошлого в то будущее, ради которого, и только во имя его, за нами остался, уходя в вечность, "ряд дорогих могил"?!. Кто?..

И если мы, как то полагается каждому военному, каждому воину, ответим, находясь на пороге 1969 года, на этот вопрос серьезно, то, увы, нашим ответом будет: -Никто!!.

И все же, вопрос, нами поставленный, не является вопросом ни теоретическим, ни кабинетным, он касается продолжения Белого Дела! "Продолжения" не с оружием в руках, а духовно, психологически, с "идеей" на вооружении. И направлен он не только к Белым воинам, он касается всех русских людей, сегодня благополучно существующих за рубежом России. И в основе этого вопроса лежит иной вопрос, о котором можно иногда забывать, но уйти от которого невозможно: существует ли русская эмиграция только... для сохранения своего благоденствия на прошлом Белого Дела, или она, несмотря на все, сможет стать "светочем", зажженным пятьдесят лет тому назад в степях Кубани Перво- походниками? Вот куда направлен наш вопрос!

Пройдут еще немногие годы и они унесут всех, кто шел в поисках "града Китежа"; они унесут и тех, кто, избежав уничтожения, построил свое существование на жертвенности "уходивших в степи".

Что, уйдя, все мы оставим после себя?!

* *
*

Попав в эмиграцию, все мы жили десятки лет в том предположении, что... вот еще пройдет немного времени и снова мы понесем наши идеи на родину, и снова мы "воскресим нашу славу былую". Так и жили!

Но... годы шли, складывались в десятилетия и к сегодняшнему дню прошло уже полвека.

Как жили мы все?

Мы не думали о будущем. Мы жили неказистым, тяжелым и сумбурным "сегодня", мы имели "воспоминания", но у нас не было ясного, четкого и сознательного "завтра". Надо было "выдержать"... Это и все!

Никто не задумывался о том, что время есть самый страшный, самый неуловимый и не подвергающийся никакому контролю фактор, как сказал Великий Петр: "Время смерти невозвратной подобно есть"! Никто не задумывался над тем, что как жизнь нации, общества, так и жизнь каждого из нас заключена в трех простых словах, которые мы ежедневно произносим; "вчера" - " с е г о д н я " - " з а в т р а " !! Но не только жизнь заключается в этих словах, в них заключен смысл истории всего человечества.

"Вчера" - это наше славное прошлое, борьба, жертвы и... надежды.

"Сегодня" - это учет того, что было сделано "вчера" и должно было послужить основой более светлого, более прочного, более лучшего "завтра". Сегодня должен был быть учтенным весь вчерашним опыт: он должен был быть исследован и об'яснен во имя "завтра".

Все это сделано не было: "вчера" прошло в воспоминаниях, "сегодня" были эмигрантские будни, а "завтра"? - его не существовало !

* * *

Но если вообще вся эмиграция жила без будущего, еще меньше думали о нем мы, те, кто принимал участие в борьбе.

Мы считали себя "солью"' земли, мы считали, что русский человек, не принимавший участия в "Первом" походе или не состоявший в Белой армии, что русский, принявший участие в иных попытках борьбы с коммунизмом, - все эти люди (а их было очень много!) не достойны ни говорить, ни обсуждать наше "прошлое". Мы упускали из виду то простое обстоятельство, что, рано или поздно, все мы осуждены на исчезновение, не оставив за собой никого для того, чтобы "продолжать" наше Дело!..

Нам и на ум не приходило, что наш русский историк Соловьев писал и исследовал колонизацию просторов,занимаемых Россией, не будучи сам "участником" ее; как могли писать историки о Полтаве, Бородине, об Итальянском походе, "не участвуя" в этих событиях; как мог Л.Н.Толстой дать одно из наилучших описаний Аустерлица, не принимая участия в боях.

Но еще и сегодня мы слышим голоса говорящих о том, что "неучастник" того или иного не имеет "права" ни говорить, ни писать, ни высказывать своего суждения о прошлом...

Этот абсолютно не исторический подход к прошлому не только лишил Белое Движение смены, он лишил его какого-либо будущего. Ибо, со смертью последнего Белого воина...кто понесет знамя дальше?

* *
*

Есть только один Признак, который дает каждому русскому моральное право говорить о Белом Деле. Это его любовь к России, к ее историй и абсолютная вера в правоту идей, легших в основу Белого Движения. Всякий, кто имеет это чувство, несет его в своей душе, его исповедует, все эти русские, а в первую очередь русская молодежь, не только могут, но и должны "продолжать" то, что однажды было начато, и все они должны составить ту смену, которая примет наши заветы.

В словах полковника Ряснянского заключается нечто иное: он говорит о заветах "Белой Русской Идеи".

В сознании горемычной русской эмиграции совершенно стерлась та истина, что Белое Движение не было движением наемников, которые боролись только для того, чтобы "потешить удаль молодецкую". Участники его боролись за идею России и только за нее! - за историческое продолжение традиционной жизни нашей нации; за продолжение уклада русской жизни, за продолжение и развитие русской культуры, которая создавалась веками; за все богатое и удивительное своеобразие России; за историю ее первых князей и веча, за историю Новгородской республики, за собирание Русской Земли, за "казачью вольницу", которая на "оргаке" своего седла продвигала границы государства; за историю кровавой и непрестанной борьбы с природой, врагами и препятствиями всякого рода, встававшими перед нацией.

Белое Движение боролось не только за сохранение границ России, но за сохранение и расширение ее духовных ценностей, выраженных в именах наших великих писателей, композиторов, артистов, художников, ученых и техников. "Белая Русская Идея", о которой говорит полковник Ряснянский, является универсальной национальной идеей России, вне партий, ре ж и м о в или ориентации.

И только это, а ничто иное, должно быть передано той смене которая должна занять наше место, когда мы... уйдем! 

Не подлежит никакому сомнению, что такое понимание Белой Идеи исключает личные мелкие самолюбия и что только такое понимание может стать основой нашего сплочения, отбрасывая "мелочи жизни", которые составляют последнюю попытку немногих представить себя "солью" земли, за чем фактически не существует никакого будущего, никакого "завтра"!..

Зная, что время не ждет, глубоко сознавая все, о чем мы говорили выше, Редакция этого журнала открывает его страницы для всех мнений и высказывания всех взглядов, не исключая никого, помимо тех, кто - или преследуя личные цели, осужденные заранее на гибель и быстрое забвение, или пропагандируя мелкое политиканство - предполагает этими путями стяжать славу и приобрести известность, весьма сомнительной ценности.

"Вестник Первопоходника" не является органом никогда не существовавшей "белой гвардии", о которой лепечут те, для кого Белая Русская Идея непонятна. Страницы этого журнала принадлежат всем русским людям, которые положительно и без колебаний отвечают на вопрос генерала М.В.Алексеева - "любите ли вы Россию"?

Это все - и ничего больше!

Мы далеки от всякого эмигрантского политиканства; мы далеки от безумного желания решать будущее нашей родины, сидя за рубежом, ибо мы полностью сохранили основную идею Белого Движения, что право решать это будущее принадлежит всему народу, а не малой части его.

Мы, все Белые воины, имеем лишь одно моральное право - считать себя п е р в ы м и, претворившими в жизнь завет Великого Петра: "жизнь нам не дорога, жива была бы Россия"!

Наш "долг" не исполнен и все мы находимся на "передовой", но мы ждем... нашу смену, которая должна принести новые мысли, новую энергию для продолжения того, что начали ее отцы пятьдесят лет тому назад.

И мы спрашиваем - где эта смена?!

Редакционная Комиссия





ВПП © 2014


Вестник первопоходника: воспоминания и стихи участников Белого движения 1917-1945. О сайте
Ред.коллегия: В.Мяч, А.Долгополов, Г.Головань, Ф.Пухальский, Ю.Рейнгардт, И.Гончаров, М.Шилле, А.Мяч, Н.Мяч, Н.Прюц, Л.Корнилов, А.Терский. Художник К.Кузнецов