знак первопоходника
Галлиполийский крест
ВЕСТНИК ПЕРВОПОХОДНИКА
История 1-го Кубанского похода и Белых Армий

Содержание » № 88 Январь - Февраль 1969 г. » Автор: Веригин В. 




В.Веригин
СМЕНА В БЕЛОМ ДОМЕ

Не будет преувеличением сказать, что глаза и уши всего мира, правительств и глав государств были обращены к Вашингтону, столице Соединенных Штатов, в день 20 января 1969 года.

В этот день бывший Президент Соединенных Штатов г-н Линдон Джонсон, согласно Конституции, передал наивысший пост страны новому, тридцать седьмому Президенту, г-ну Ричарду НИКСОНУ.

В этот день не только государственные дела Соединенных Штатов, но и все международные сношения вступили в новый и пока для нас неизвестный период.

Смена в Белом Доме далеко не означает только смену личностей, она обозначает совершенно новое направление как внутренней, так и международной политики Соединенных Штатов. Говорить о том, каковыми будут действия нового Президента, каковой будет его внутренняя и внешняя политика - пока преждевременно, ибо для определения их у нас нет достаточных оснований, а путь предположений и догадок не является нашим путем в столь серьезных вопросах.

Единственное, что можно сказать в настоящее время о новом Президенте Соединенных Штатов, - что он является личностью исключительно достойной: образованный, умный и с большим опытом как в вопросах административных, так и международного порядка. Мало того, президент Ричард Никсон - человек глубоко религиозный и соблюдение моральных принципов составляет отличи тельную черту его характера.

Задачи, стоящие перед новым Президентом и требующие в некоторых случаях очень быстрых решений, настолько же сложны, насколько и серьезны. Задачи, стоящие перед ним, можно смело сказать, трудно поддаются учету, а способ их разрешения предусмотрен быть не может.

Если мы обратимся к прошлой истории Соединенных Штатов, то мы немедленно увидим, что в ней нет внезапных, резких перемен курса государственной политики, в ней отсутствуют сенсационные повороты. Государственная жизнь самого мощного в мире государства с самого его возникновения покоилась на определенных принципах, заключенных в Конституции Соединенных Штатов. Что бы ни писалось или говорилось о ее "устарелости" и несовершенстве, но именно в ней заложен органический процесс прогресса внутренней жизни страны и отношения Соединенных Штатов к вопросам международной политики. И для тех, кто не учитывает этого обстоятельства, политические события в Соединенных Штатах зачастую могут казаться результатом неожиданных просчетов.

По этой Конституции, Президент Соединенных Штатов является самым авторитативным правителем и, каковы бы ни были решения его кабинета, - последнее, решающее слово всегда принадлежит только ему во всех вопросах жизни нации.Это подтверждает всем известное изречение; "Английский король царствует, но не управляет; американский президент не царствует, но управляет". Власть его настолько широка, что вряд ли можно найти ей параллель.

Американский президент является не только главою государства и вершителем его внутренней и внешней политики, он еще и Верховный главнокомандующий всей вооруженной мощи Соединенных Штатов и только ему во всем западном мире принадлежит право применения атомного оружия. Это последнее обстоятельство ставит его в положение, когда, фактически, жизнь или смерть всей человеческой цивилизации находятся в его руках. Эта ответственность Президента Соединенных Штатов должна быть обозначена неизмеримой в моральном отношении.

Но, несмотря на все это, американский Президент не является ни диктатором, ни независимым в проявлении своей власти.

Американская Конституция - документ удивительной прозорливости и государственной мудрости, предоставив Президенту колоссальную власть, с другой стороны - создала институции контроля этой власти и решений самого Президента. Институции эти - Верховный Суд и Конгресс. Так государственное управление Соединенных Штатов построено на сложных взаимоотношениях юридической, законодательной и административной власти.

Вышеуказанное обстоятельство, конечно, влияет на решения Президента, но не меньшее влияние на все его действия оказывает и то "наследие", которое он получает от своего предшественника, и процесс этот носит название "продолжения", которое непрерывно идет со дня основания Соединенных Штатов.

Подкрепим это словами бывших президентов.

Президент Джонсон сказал:

"... Тридцать седьмой президент Соединенных Штатов найдет, как это нашел и я, что все предыдущие президенты оставили после себя нечто"...

Президент Герберт Гувер:

"... Никто не может быть президентом без того, чтобы не иметь в виду усилий ... его предшественников" .

Вот почему нужно более внимательно посмотреть на то "наследие", которое новый президент Ричард Никсон получил от своего предшественника Линдона Джонсона.

* *
*

Говорить о "наследии" в данном случае, это значит говорить о последнем президенте.

Ушедший президент Линдон Байнес ДЖОНСОН, несмотря на ряд неуспехов во время своего правления, оппозицию к его политике со стороны широких кругов американской нации и потерю популярности, несмотря на все это - ушедший президент был личностью незаурядной и войдет в историю Соединенных Штатов, как большой государственный деятель. Из тридцати шести предыдущих президентов, Л.Джонсон является личностью самой сложной, оставившей за собой неизгладимый след. Л.Джонсон был президентом с исключительной широтой и размахом в своих намерениях, планах, целях и желаниях. После Джонсона ни один будущий президент не сможет обойти в своих действиях ни борьбы с нищетой, ни попыток гарантировать каждому гражданину Соединенных Штатов достойное существование . . .

Личности истории не подлежат ни суду, ни осуждению, как не нуждаются они и в оправдании. Их действия не подлежат никакому "суду", ибо они являются людьми уже прошедшей эпохи и действия их нуждаются в об'яснении и исследовании тех причин, которые побудили их действовать именно так, а не иначе. Они могут быть рассматриваемы только как суб'екты истории.

Годы, в которые Джонсон оказался президентом, были для Соединенных Штатов годами тяжелыми, они не были менее сложными и что касается международного положения. В эти годы начался длительный процесс (мы находимся только в начале его) пересмотра всех ценностей и всех стандартов социальной, экономической и политической жизни во всех государствах. В Соединенных Штатах этот и без того сложный и болезненный процесс был усугублен вопросом расовым, который в течение целого столетия (со времени войны Севера против Юга) тлел и, вырвавшись наружу, немедленно приобрел характер революционный, насильственный. Вряд ли кто-нибудь, будучи на месте Джонсона, смог бы сделать больше, или более искусно для разрешения этого, для Соединенных Штатов чрезвычайно важного, явления.

Господин Джонсон стал Президентом после тридцатилетней деятельности на постах административно-политических, ответственных и значительных, и в этом отношении ни один из президентов Сое- диненных Штатов не имел большего опыта, нежели он.

Желания и планы Джонсона нужно назвать обширными, если не безграничными. В первую очередь он хотел быть об’единителем нации и спасителем нуждающихся дома; за границей он имел в виду стать отцом демократических принципов в Азии, несомненно, что он хотел стать "новым Линкольном" для негров; в иностранной политике он предполагал превзойти прозорливость Трумана и его твердость, и он надеялся стать столь же популярным, сколь популярен был генерал Айзенхауэр. Но больше всего Джонсон жаждал получить всеобщее доверие избирателей и... признание своих заслуг будущими историками.

Но так стало, что все эти, частью высокие, частью эгоистические стремления Джонсона оказались в развалинах в день, когда ему пришлось покинуть высокий пост Президента Соединенных штатов.

Трагедия Джонсона глубже трагедии президента Вилсона и причины ее разнообразны и глубоки. Истинная трагедия Джонсона заключается в том, что, вопреки всем остальным президентам Соединенных Штатов, он не выростал с проблемами (как это, например, было у А.Линкольна), которые перед ним стояли и которые он разрешал, и дальше - в том, что давление, влияние среды было настолько сильным, что сопротивляться ему он мог только с трудом к неохотно. Вполне возможно, что Джонсон просто и не чувствовал необходимости это делать.

Будуии мастером политических комбинации и чутким барометром "политической погоды" в своей прошлой деятельности, Джексон никогда не понял настроения новой эпохи, в которую политика перестала быть делом замкнутого круга профессиональных политических дельцов, а стала достоянием масс. А между тем, его задача и заключалась в том, чтобы каждый гражданин Соединенных Штатов почувствовал, что он является равноправным партнером в общем прелприятии. Война в Вьетнаме, которая была особо выдвинута, как "обвинительным акт" против Джонсона (при сильном участии коммунистов!), далеко не явилась решающим фактором его планов.

В настоящее время перемены в социальной жизни общества происходят с такой быстротой, что следовать им почти невозможно. Джонсон очень часто реагировал на эти перемены шестидесятых годов методами - тридцатых. В годы, когда вся социальная структура американской нации подвергалась пересмотру и для большинства людей будущая перспектива была совершенно туманной или скрывала возможные опасности, нация нуждалась в президенте, которому она могла бы доверять и надеяться, что он выведет ее "на чистую воду". Вместо этого, в Белом Доме находился суровый, зачастую бескомпромиссный проповедник и... учитель, государственный деятель, который измерял успехи, достигнутые нацией, статистикой, цифрами и бюджетами, которые очень часто были - увы! - ложными. Эти астрономические цифры биллионов долларов для состоятельных классов были совершенно ненужными, а для нуждающихся - непонятными. Так среди народа все больше и больше появлялось недоверие к самому Джонсону и к его словам, прогнозам и планам.

Чем сильнее была оппозиция к мероприятиям Джонсона, тем больше он обращался к секретности и недоговоренности, тем больше в нем самом вырастало чувство недоверия к народу, людям, его окружавшим, в которых он начал видеть тормоза всех его планов. Взамен он получал... общее недоверие, и эта пропасть, которую сам Джонсон ясно начал чувствовать, довершила его личную трагедию.

В самом деле! Желая об'единить всю нацию, Джонсон не смог добиться единства в своей собственной партии, которая раскололась на ряд фракций, определенно оппонирующих самому Президенту. Намериваясь осуществить ряд социальных реформ, Джонсон ушел, оставив за собою нацию, погруженную в классовый и социальный конфликт, несомненно, революционного порядка. Получив на выборах 1964 года самое значительное большинство голосов в истории президентских выборов, Джонсон должен был сам отказаться от дальнейшей власти, в целях... сохранения мира и единства нации!.. Но несмотря на всю эту трагедию, будущий историк эпохи Джонсона должен будет отметить факт, что ряд важных мероприятий и законов был им успешно проведен в жизнь. Закон о медицинской помощи; Федеральная помощь в делах провещения, ряд законов в области так называемых гражданских прав (касающихся негров), ряд мероприятий к устранению городских трущоб, охрана потребителей и усилия для борьбы с нищетой и голодом. Конечно, все эти мероприятия требуют еще многих усилий и усовершенствований, равно как и колоссальных расходов, но... они были начаты Джонсоном и не смогут быть уже ни приостановлены, ни, тем более, прекращены.

Область международной политики не была сильной стороной Джонсона. Он, прежде всего, ее не понимал и в прошлом всегда находился вдали от нее. Начиная с Государственного секретаря Тоска, последовательно переходя к Государственному Департаменту и ближайшим советникам Джонсона и кончая им самим, следует сказать, что вопросы международной политики составляли для всех их второочередную задачу и велись безидейно, благодаря чему был нанесен колоссальный ущерб престижу Соединенных Штатов за границей. Несчастная война в Вьетнаме (полученная Л.Джонсоном в наследство от определенного легкомыслия и непродуманности всего вопроса бывш.президентом Д.Кеннеди) заслонила все остальное. НЭТО пришел в совершенный упадок, раскрытый советской оккупацией Чехословакии; неясная политика на Ближнем Востоке грозит немалыми опасностями в будущем; начатые переговоры с СССР об ограничении атомного вооружения закончены не были, ввиду оппозиции Конгресса, и так далее, и так далее. Эту область Д.Джонсон оставляет новому Президенту в состоянии полного хаоса и ряда неизвестностей.

Но и кажущиеся успехи Джонсона в области социального прогресса оказываются недостаточными и ведут к ложным выводам.

Как политик, Джонсон рос в Тексасе, в условиях доминирования демократической партии во всей общественной жизни этого штата; он рос в Конгрессе, в атмосфере партийных и междупартийных манипуляций, но его подготовка в смысле управления широкой национальной и, в особенности, международной политикой была недостаточной. С ростом оппозиции в стране, с нарастающей критикой со стороны так называемых "интеллектуалов" (интеллигенции), Джонсон все больше чувствовал свое "сельское" происхождение и... недостаток в образовании.

Если бы Джонсон смог создать широкий кредит общественного доверия в массе американской нации, он смог бы пережить кризис и, быть может, даже вывел бы нацию из тупика, в который она попала, во многом - при его помощи. Но этого Джонсон достичь не смог, и главным образом, по причине того, что его словам не верил никто - ни массы, ни Конгресс, ни даже его ближайшие сотрудники. Все больше и больше Джонсон скрывал истинное положение в Вьетнаме, он скрывал истинный расход средств на войну, боясь,что расход зтот может повлиять отрицательно на его социальные мероприятия. Имея колоссальный дефицит в государственном бюджете, неустойчивость доллара на международной бирже, Джонсон упорно продолжал утверждать, что все социальные мероприятия могут быть осуществлены без особых кредитов. Это было ложно, и Конгресс ему не верил. Он не верил ни его цифрам, ни его обещаниям! Он сомневался в целесообразности его мероприятий.

Мало этого! После пожаров в городах и восстаний негров, общественное мнение категорически воспротивилось дальнейшим поб- лажкам в отношении черного населения, но, несмотря на это, Джонсон упорно продолжал требовать нового законодательства в этом направлении.

Не представляет собою никакого сомнения, что "прогресс", который Джонсон собирался осуществить, требовал очень продолжительного времени, а главное - постепенности и колоссальной работы в области перевоспитания и изжития тех предрассудков которые накопились у нации в течение сотен лет.

И опять, несмотря на все, Джонсон был очень сильной личностью и в периоды кризисов действовал решительно, без боязни и не колеблясь. Его сопротивляемость внешним влияниям была упорной, если не безграничной.

Таковым является наследство, оставленное новому Президенту Соединенных Штатов Ричарду Никсону. Как он будет разрешать проблемы исключительной важности, сложности и обширности - говорить сейчас преждевременно.

Мы, со своей стороны, можем пожелать новому Президенту Соединенных Штатов - В ДОБРЫЙ ЧАС!

В.Веригин





ВПП © 2014


Вестник первопоходника: воспоминания и стихи участников Белого движения 1917-1945. О сайте
Ред.коллегия: В.Мяч, А.Долгополов, Г.Головань, Ф.Пухальский, Ю.Рейнгардт, И.Гончаров, М.Шилле, А.Мяч, Н.Мяч, Н.Прюц, Л.Корнилов, А.Терский. Художник К.Кузнецов