знак первопоходника
Галлиполийский крест
ВЕСТНИК ПЕРВОПОХОДНИКА
История 1-го Кубанского похода и Белых Армий

Содержание » № 93 Август-Сентябрь 1970 г. » Автор: Бугураев М. 




НЕОБХОДИМЫЕ ПОПРАВКИ.

В своей статье "Ген. от инфантерии Михаил Васильевич Алексеев" (В-к Пер-ка" 12 86-87) сотник Веригин допустил ряд ошибок, на которые, в целях соблюдения истины, считаю своим долгом указать. Свои возражения я буду подтверждать данными из "Очерков русской смуты" (том 2-й) ген. А.И.Деникина (в дальнейшем, сокращенно, "Ден"). Указанные в скобках цифры - номера страниц.

Сотник В. писал (стр.8-я): "В Москве... возникла организация, позже получившая название "Алексеевской"... Это заявление ошибочно, так как эта организация возникла в Новочеркасске.

"В Петрограде 30-го октября 1917 г. (Ст.старый) ген.Алексеев... согласился... бросить безнадежное дело и... ехать на Дон. 2-го ноября он приехал в Новочеркасск и в тот же день приступил к организации вооруженной силы... (156). "В Петроград в одно благотворительное общество была послана условная телеграмма об отправке в Новочеркасск офицеров". "Связь с Москвой наладилась лишь в конце ноября, когда "Московский центр" прислал в Новочеркасск своих представителей" (187).

У сотника Веригина читаем: "Расчет ген.Алексеева опирался на использование для организации новой армии богатого резервуара людских сил как самого Дона, так и областей, к нему примыкающих. Это предположение оказалось ложным. Донские казаки... были заражены идеями большевизма... и создание из них вооруженной сглы оказалось неосуществимым". В этом заявлении - три ошибки. Ден. указал, что ген.Алексеев "предполагал воспользоваться... Доном, как богатой и обеспеченной собственными вооруженными силами базой... (подчеркнуто Ден.), собрать там офицеров, юнкеров, ударников, быть может, старых солдат и организовать из них добровольческую армию, необходимую для водворения порядка в России. Он знал, что казаки не желали идти вперед для выполнения этой широкой государственной задачи" (подчеркнуто мною. М.Б.), но надеялся, "что собственное свое достояние и территорию казаки защищать будут" (156).

Ошибки сотника Веригина: - 1) Здесь нет указания о базе; 2) Дон. казаки никогда не были заражены идеями большевизма. Они, как и вся Россия, в то время не хотели воевать с большевиками; 3) Предположение ген.Алексеева было совершенно правильным. Через тридцать восемь дней (занятие Новочеркасска - 12 февраля до 20 марта) казаки, безоружные, восстали против "товарищей-большевиков".

Дальше у сотника Веригина: "Ген.Алексееву пришлось очень скоро... покинуть Новочеркасск и перенести Штаб Добрармии в г.Ростов на Дону по причинам политического характера".

В этом заявлении такие ошибки: 1) переехали не "очень скоро", а только в середине января; 2) формирование шло только в Новочеркасске; 3) причина переезда - военного характера.

Ген.Деникин писал, что в Ростове было: сорок тысяч рабочих заводов и фабрик, два пехотных запасных полка, две тысячи венериков-солдат и пять тысяч матросов, прибывших из Севастополя на тралерах с артиллерией. Все - были сторонниками большевиков. 26-го ноября Ростов захватили "товарищи" и объявили там Военно-революционный Комитет с "Донской Республикой". 3-го декабря ген.Каледин с дон.казаками, бывшими еще верными Атаману и Дон.Правительству, донскими партизанами (начали воевать против "красных" 30-го ноября) и офицерами "Алексеевской организации" с боем занял Ростов.

"В середине января Штаб и все добровольческие части перешли из Новочеркасска в Ростов" (216).

"Работа по организации фактически прекратилась в десятых числах января, когда обнаружилось наступление Советских войск на Новочеркасск и Ростов. Все кадры были двинуты на Фронт" (217). Новочеркасск защищали донские партизаны и офицерский батальон Добрармии.

Дальше сотник Веригин писал: "Г-н Парамонов... отдал Добрармии все, что он имел и мог дать". Это тоже не точно. Ген.Ден. писал, что "до самого нашего выхода (в 1-й Кубанский поход - И.Б.) удалось с трудом собрать (от ростовской плутократии) не более двух миллионов"(192). О Парамонове - ни слова. Он был очень богатый челоьек, и если бы отдал все, что имел, - Добрармия в деньгах не нуждалась бы.

Сотник Веригин коснулся и очень важного вопроса - создания конституции Добрармии и "триумвирата". Он пишет: "31-го декабря в Ростове на Дону было собрано совещание военных и политических деятелей для выработки документа, который ген.Деникин назвал "конституцией Добрармии".

Здесь - четыре ошибки: 1) совещание было в Новочеркасске; 2) касалось только взаимоотношений и обязанностей генералов Алексеева и Корнилова; 3) политические деятели к "конституции" никакого отношения не имели и 4) составлена она была только ген.Деникиным. Читаем у ген.Ден.: "На совещании все сводилось к определению роли и взаимоотношения... Алексеева и Корнилова. Все были заинтересованы в сохранении их обоих в интересах Армии. В случае ухода Алексеева - Армия раскололась бы. Если бы ушел Корнилов - Армия развалилась бы". Применяя математическое сравнение, можно сказать: это были две вполне разнозначущие величины.

А Командующий Донскими армиями ген.шт. ген.С-Денисов в книге "Белая Россия", стр. 22, писал: "Три самых ярких звезды Русского Воинства, оказавшиеся на Дону после октябрьского переворота, - генералы Алексеев, Каледин и Корнилов - освещали тернистый путь офицеров, солдат, казаков, моряков, всадников и всех русских людей, любящих Родину и пожелавших вступить в ряды "белых воинов".

"Корнилов требовал полной власти... и заявлял, что в противном случае он... переедет в Сибирь. Алексееву трудно было отказаться от прямого участия в деле, созданном его руками. После второго заседания соглашение, как будто, состоялось. Вся военная власть переходила к Корнилову. Когда же, после приема организации, выяснилась полная материальная необеспеченность Армии не только в будущем, но даже и в текущих потребностях, Корнилов опять отказался от командования Армией; но после упорных новых уговоров было достигнуто соглашение. 25-го декабря был объявлен "секретный" приказ о вступлении ген.Корнилова в командование Армией, которая с этого дня стала именоваться "Добровольческой" (189).

Укажу очень коротко пункты "конституции" у сотника Веригина: 1) Алексееву - Верховное руководство Добровольческой Армией... 2) Корнилову - Главнокомандующий Добрармией... 3) Наивысший орган "движения" - "триумвират"...

Объяснения у ген.Деникина: "Предстояло решить еще один важный вопрос - о существе и формах органа, возглавляющего все "движение". Я набросал проект "конституции"... Форма "верховной власти" определялась в виде "триумвирата" - Алексеев, Корнилов, Каледин... принимались во внимание интересы Дона...

Пункты "конституции" у ген.Деникина. (В скобках сравнения двух указаний о "конституции", сделанные мною).

1.    Алексееву - гражданское управление, внешние сношения и финансы. (О "Верховном руководстве" нет ни одного слова. Корнилов не признал бы необходимости такого подчинения).

2.    Корнилову - власть военная. (Коротко и ясно. О "Главнокомандующем" - ни слова: не признал бы Алексеев).

3.    Каледину - управление Доном. (У сотника Веригина третий пункт только о "триумвирате". О Донской Области нет ни одного слова).

4.    Верховная власть - "триумвират". Она разрешает все вопросы государ- ственного значения, причем в заседаниях председательствует тот из

триумвиров, чьего ведения вопрос разрешается (2-189). (У сотника Веригина зтого пункта нет. Почему? Он - основа договора).

Сотник Веригин даже решился критиковать ген.Деникина за его проект, давая не совсем точные и неполные сведения. Он писал: "Каким бы примитивным ни казался этот документ, но его положения, без малейших трений, были в силе до 18-го октября... дня смерти ген.Алексеева". И здесь есть ошибка: "триумвират" прекратился со смертью ген.Каледина - 29 февраля 1918 года" (2-189). Ген.Ден. об этом документе писал: "триумвират" представлял из себя в скрытом виде первое обще-русское противобольшевистское правительство" (2-189). Записка ген.Ден. о "триумвирате" была "одобрена генералами Алексеевым, Корниловым, Лукомским, Романовским, Марковым... подписана триумвирами и послана в Москву, Московскому центру" (189).

Затем сотник Веригин коснулся и второго, не менее важного вопроса - создания "Особого Совещания". Но и в этом вопросе он не смог разобраться.

На Дону, еще при жизни Каледина, были созданы: а)"Донское экономическое совещание" и б) затем "Совет". Отдельно от них на Кубани - в мае месяце 1918 г. - было создано "Особое Совещание". Сотник Веригин эти три организации соединил в одну. Он писал: "Совещание было детищем ген.Алексеева, который, отказавшись от мысли создать правительство, образовал совещательный орган. Ген.Алексеев предполагал расширение этого "Совещания" путем ввода в него и иных политических элементов. После острых споров... в лоне "триумвирата"... добились согласия ген. Корнилова на расширение "Совещания"... вошли Б.Савинков, Агеев, Вендзяловский и Мазуренко".

Здесь сотник Веригин допустил шесть ошибок.

  • 1.    О "Донском экономическом совещании" не сказал ни одного слова.
  • 2.    О "Совете" на Дону тоже ничего не сообщил.
  • 3.    "Особое Совещание" не было "детищем Алексеева": оно было разработано генералами Драгомировым и Лукомским.
  • 4.    На Кубани, в Екатеринодаре, а не в Новочеркасске.
  • 5.    Через восемь месяцев - после смерти Каледина.
  • 6.    Б.Савинков и другие на Кубани не были и в состав "Особого Совещания не входили.

Читаем у ген.Деникина: "Главным инициатором создания "Совета" был Федоров - один из Московских делегатов. Задачи "Совета": организация хозяйственной части Армии, сношения с иностранцами и возникающими на казачьих землях местными правительствами и с русской общественностью... а также и подготовка аппарата управления по мере продвижения вперед Добрармии" (190). 

Ген.Ден. писал: "Первое затруднение... "Совета" встречено было со стороны "Донского экономического совещания, возникшего еще в половине ноября, при жизни Каледина"... "при Донском Атамане и Правительстве... игравшее роль до некоторой степени тождественную той роли, которая намечалась "Совету"... и как бы являлось неприкрытым соревнованием в вопросе приоритета в освободительном движении казачества и "Совета"... Вопрос был скоро улажен вмешательством Каледина и М.Богаевского. "Совет" был признан"... (190). Позже в него вошли Б.Савинков, Агеев, Вендзяловский и Мазуренко. В середине января, с переездом штаба Армии в Ростов, "Совет" прекратил свое существование.

Образование "Особого Совещания" было в Екатеринодаре, а не в Ростове, как указал сотник Веригин. "При постепенном занятии Добрармией губерний Ставропольской и Черноморской все главные ответственные гражданские управители временно пользовались военно-походным положением," "В августе месяце... назрела необходимость создания органа, который мог бы заняться устройством освобожденных Армией территорий. Идея эта появилась у многих лиц... В.Шульгин составил перечень тех отделов, из которых должен был состоять новый орган - "Особое Совещание". Название дано Шульгиным. При штабе армии шла разработка этого жe проекта генералами Лукомским и Драгомировым, который и выработал окончательную редакцию положения об "Особом Совещании". "Я считал (писал ген.Ден., 3-164) функции гражданского управления, выходящие за пределы "Положении о полевом управлении войск", принадлежавшими ген. Алексееву и поэтому вторично просил его взять на себя это бремя". (А сотник Веригин писал - "детище Алексеева").

Заканчивая на этом разбор статьи сотника Веригина, считаю, что историю гражданской войны, написанную участниками Белого движения, переделать нельзя.

Максим Бугураев
(полковник Донской артиллерии)




ВПП © 2014


Вестник первопоходника: воспоминания и стихи участников Белого движения 1917-1945. О сайте
Ред.коллегия: В.Мяч, А.Долгополов, Г.Головань, Ф.Пухальский, Ю.Рейнгардт, И.Гончаров, М.Шилле, А.Мяч, Н.Мяч, Н.Прюц, Л.Корнилов, А.Терский. Художник К.Кузнецов