знак первопоходника
Галлиполийский крест
ВЕСТНИК ПЕРВОПОХОДНИКА
История 1-го Кубанского похода и Белых Армий

Содержание » № 82/83 Август-Сентябрь 1968 г. » Автор: Рагозин А. 




А.Рагозин
ИНТЕРВЕНЦИЯ СОЮЗНИКОВ НА ЮГЕ РОССИИ

1. Первые контакты Британии с антибольшевистскими силами на юге России

Зарубежная литература, относящаяся к истории Белого Дела, монументальна, поскольку это касается военной стороны вопроса, и вряд ли можно к ней что-нибудь прибавить.

Совершенно иначе стоит вопрос, коль скоро мы обращаемся к политической, военнополитической и международной областям Белой борьбы. С этой стороны мало-что вообще было сделано, и это составляет большое упущение и не разрешает иметь полную картину Белого Дела.

А между тем, неуспех борьбы с большевизмом не столько был обусловлен факторами сугубо военными, как факторами политическими, как внутри территорий, занятых Белыми армиями,так и международного порядка.

В первую голову мы имеем в виду отношение союзников России в Первой мировой войне к тому героическому усилию меньшинства русского народа оказать вооруженное сопротивление коммунизму в его русском варианте, то-есть - "власти Советов". Только полное выяснение причин, целей, намерений и методов? как союзников, так и Германии, может значительно, а иногда - совершенно, изменить весь подход и оценку усилий Белого Движения.

Через пятьдесят лет открылись архивы тех стран, которые так или иначе, по тем или иным причинам были связаны с Белым Движением, и эти документы разрешают нам посмотреть на "иную сторону медали". 

В особенности важными для нас, участников Белой борьбы, являются политика и отношение к ней со стороны Британии, Франции и Германии. С этой целью ряд очерков, под общим заглавием: "Союзная Интервенция на юге России", и отдельный очерк: "Германия и Белое Дело" задуманы автором. Читатели вправе задать нам вопрос, почему мы исследуем иптерванцию на юге России, тогда как она имела место в Сибири, Архангельске, на Кавказе и в Туркестане. Нашим ответом является следующее;

Сам автор принял участие в Белой борьбе на юге России и потому ему ближе и более важны причины неудачи борьбы на этом фронте. Во-вторых, - из всех фронтов Белой борьбы, юг России, при всех ошибках, заблуждениях и неудачах, был ближе всего к осуществлению поставленной цели - освобождения России от захвата ее коммунизмом. Вооруженные силы юга России, под руководством генерала Деникина, а позже Русская армия генеозла Врангеля, несомненно, представляли международный фактор немалого значения. И наконец, вся Белая борьба возникла и развилась на базе возникновения Добровольчества, под руководством генерала М.В.Алексеева и генерала Л.Г.Корнилова.

Светоч Белой борьбы был зажжен на юге и захватил все окраины России!

*
* *

Коль скоро мы приступаем к изучению иностранных - или, лучше сказать, союзных с Россией держав - документов, относящихся к их "интервенции" в России, - два положения выступают с исключительной ясностью. В них прежде всего отсутствуют элементы какой-либо "идеологии" в отношении России, как нации, и - еще более поразительно - отсутствует понимание опасности большевизма не только для России, но и в его международном значении. Это последнее особенно поразительно, ибо "политика" прежде всего в государственном понимании есть ничто иное, как "предвидение" на основании реальных фактов.

Все это, несомненно, свидетельствует о том, что в момент появления советского режима в России Союзники не обладали людьми у власти, способными правильно, реально и со взглядом на будущее оценить положение, создавшееся в России. Последствия этой неспособности несет сегодня весь мир!..

В годы, когда судьба Европы, да и всего мира, решалась на целое столетие, главы союзных держав смогли только наивно и нереально отнестись к наступлению большевизма в России. Ясное доказательство этого мы инеем в рапорте отдела информации Британского министерства иностранных дел, с датой 12 ноября 1917 года *). Вот как характеризовался большевизм;

"Большевизм, - пишет составитель этого официального документа, - ЯЕЛЯСТСЯ русской болезнью; он представляет собою извращенное "толстовство", в его крайнем понимании. Но в данном случае это понимание подкреплено и отравлено Германией для ее эгоистических целей... Пока невозможно сказать, кто из большевистских вождей получил германские деньги; некоторые несомненно, получили, тогда как иные являются искренними фанатиками"... 


*) Все даты указаны по новому стилю.

**) Из архивов Британского посольства в Петрограде; копия находится в Национальном Архиве Соединенных Штатов, в бумагах американского посольства - 800.


И дальше:

"Россия будет спасена армиями премьера Керенского... *). ...Но если даже большевистский переворот и нанес вред, в будущем это только послужит к добру" (!!?).


*) Ссылка на казаков генерала Краснова, которые разложились!

Не смущаясь, автор документа ставит следующий прогноз:

"Спасения России можно ожидать от комбинации ярых монархистов Корнилова и Каледина с социалистическим адвокатом Керенским, из которых каждый выразит самые высокие черты русского народа - дисциплину, толстовское братство и всечеловечность"...

Надо остановиться на этом официальном документе, если не первом, то одном из первых по вопросу большевизма. "Информационный отдел" каждого министерства иностранных дел является по своему существу разведывательным органом и, на основании собранного и изученного фактического материала, этот отдел составляет "сводки", которые служат основой решений для министерства и дальше -для всего правительства.

Приведенный документ ясно показывает, что в то время Британское правительство буквально ничего не знало о положении в России и все происходящее в ней было ему абсолютно непонятным. Но еще более непонятным был для англичан большевизм, который попал в "толстовщину", то-есть, если говорить о философии, - в своего рода христианство! Каким образом после выступления генерала Корнилова, он и Каледин могли попасть в "махровые" монархисты и совместно работать с Керенским в какой-то "комбинации", по словам этой форменной абракадабры, - не поддается никакому ни об'яснению, ни пониманию. Можно предположить, что и до сего времени на Западе имеют место подобные фантазии и не удивительно поэтому, что коммунизм распространился по всему миру.

Так, мы видели, что Кастро боролся против "диктатуры" и был "демократом"; китайская коммунистическая революция была "аграрной" и так далее...

Но вернемся к этому удивительному документу. В основе его лежала основная военная психология Британии времен Первой мировой войны, - сосредоточиться на окончании войны "победно"! Все шаги правительства, все действия его иностранной политики были сосредоточены - до одержимости - на этом положении.

В частности, на Россию Союзники смотрели как на массу живого материала, который одним своим количеством (см. т.наз. "паровой вал") сравняет Германию с землей и ее уничтожит. Около шестисот миллионов фунтов стерлингов Британия предоставила России в займах и военном снаряжении не из-за" любви" к России, а с целью... выиграть войну ценою крови русских солдат. Все остальное, происходящее в России, было не важным!

Не будем голословными!

10 марта 1917 года газета "The Times" писала:

"... революция произведет очистительное влияние на возобновление военных действий; армия и народы об'е- динились для свержения сил реакции, которые подавляли национальные чаяния и душили инициативу народа"...

А британский министр-председатель Л.Джордж приветствовал русскую революцию словами с том, что ее "целью является продолжение войны"...

Повидимому, находясь в области нереальных предположений и не зная истинного курса, который приняла русская революция, англичане были шокированы, когда стали выясняться несостоятельность и ложность всех предположений о "продолжении" войны в условиях хаоса революции и влияния большевиков.

Первые разочарования появились в апреле 1917 года, когда в Россию отправился Артур Гендерсон - член Британского кабинета и секретарь Рабочей партии. В Англии Гендерсон считался "левым"; к ужасу англичан, в России он оказался "правым" и "реакционером". Его мнение по возвращении было определенным: - "Россия была неспособной продолжать войну"...

Появление генерала Корнилова во главе Русской армии, на время оживило надежды Британии на возможность продолжения Россией активного участия в войне. Поэтому и только поэтому британский военный агент полковник Нокс всячески поддерживал известное "выступление" генерала Корнилова. Так, 7 сентября Нокс, будучи в Лондоне, требовал от правительства произвести давление на Керенского в смысле предоставления ему всех полномочий, что касается восстановления порядка и дисциплины в армии. Член правительства лорд Милнер требовал того же. Со своей стороны, британский посол Бьюкенен доносил в Лондон, что Корнилов не является "реакционером", а "патриотом" и желает продолжать войну до победы Союзников.

Неудача выступления генерала Корнилова, по словам Л.Джорджа, была "серьезным ударом для Союзников"', он очень резко высказал свое мнение о Керенском, политика которого, по словам министра, принесла "нерешительность и бездействие власти"...

Но время шло и... на Западном фронте начали появляться германские дивизии с Восточного фронта...

После большевистского переворота и от'езда всего британского посольства из России, всякие контакты Британии с Россией были на время прерваны. Британская печать очень живо комментировала события в России. Так, "The Times" возлагала вину на Керенского, обвиняя его в попустительстве и недостаточной твердости в применении силы для подавления "анархии" (9.Х1.1917)» "Morning Post" считала, что Россия была предана "русскими евреями германского происхождения", получившими от Германии деньги. Газета считала, что Британия никогда не должна разговаривать с большевиками и... предусматривала возможность союзной интервенции в России.

Она была права!

*
* *

19 ноября 1917 года, то-есть через несколько дней после захвата большевиками власти в Петрограде, начальник Британского Генерального Штаба генерал В.Робертсон подал правительству докладную записку. *)

Доклад был мрачного характера и предусматривал возможность заключения сепаратного мира между большевиками и центральными


*) См. меморандум генерала Робертсона "Будущая военная политика"; опубликован в бумагах лорда Милнера. 

державами, то-есть Германией и Австрией. Это в свою очередь вызовет, - говорил Робертсон, - переброску германских дивизий с Восточного на Западный фронт. Такое положение помешает Союзникам одержать решающую победу и... может вывести из строя Италию и Францию.

Положение полностью подтверждало мрачные предсказания генерала Робертсона. Русская армия неудержимо разлагалась, бросала фронт; Италия понесла страшное поражение у Коппорето, а английская армия, после боев у Jla Фере, была обескровлена, потеряв сто двадцать тысяч человек.

Единственной реальной силой на востоке для Союзников была румынская армия. Она была реорганизована после поражений осенью и зимой 1916 года под руководством французской военной миссии генерала Вертело и опиралась на Яссы. Но для ее снабжения необходим был тыл, а им могла быть только богатая Украина, и наличие в этом тылу дружественной силы.

Румынский король после большевистского переворота в России незамедлил предупредить Союзников о том, что, если они будут продолжать помощь Румынии, он предполагает с частью сил войти в контакт с казачьими областями на юге России и даже, может быть, с британскими силами в Мессопотамии. В случав прекращения помощи, румынский король предвидел или отречься от престола, или заключить сепаратный мир с центральными державами. *)

Положение Румынии стало предметом обсуждения британского Кабинета 21 ноября 1917 года. Будучи сам по себе очень сложным, вопрос этот, ввиду отсутствия каких-либо точных и верных информаций о силе русских войск, не признавших власть советов в юго-западных областях, - делал положение еще более сложным.

Надо особенно отметить, что к этому времени в отношении антибольшевистских сил на юге России британское правительство знало лишь то, что генерал А.М.Каледин - атаман Донского войска - располагает какими-то силами около Новочеркасска и что он стоит на платформе "союзной ориентации", не признав власть Советов. **)

Однако, большинство Кабинета, и в особенности министр иностранных дел г Балфура, было за признание ген.Каледина, как независимого от Советов правителя и румынам было указано войти с ним в связь. Но никакого конкретного решения Кабинет не вынес, решив заслушать мнение полковника Гуза, личного секретаря и друга американского Президента В.Вилсона.

Гуз в общем благоприятно отнесся к мнению Балфура о связи румын с Калединым, но одновременно он опасался, что открытая поддержка антибольшевистских сил в России может быть поводом, усиливающим и без того наличное желание большевиков заключить сепаратный мир с Германией. Гуз опасался и того, что это может возбудить русский народ против Союзников. Поэтому самое крайнее, на что согласился Гуз, было указание румынам о желательности связи с "русскими силами, стоявшими на союзной ориентации, без специфического указания их".

Этот совет был принят Л.Джорджем и подтвержден британским правительством 21 ноября 1917 года ***) Вечером того же дня Лойд Джордж говорил по телефону с британским послом в Румынии сэром Баркли и, сообщив ему о решении правительства, указал на необходимость срочно отправить чиновника посольства к генералу Каледину, поручив ему выяснить 


*) См. телеграмму за № 161 от американского посла в Румынии г.Во- пицка Государственному секретарю С.Ш. Архив В.Вилсона в библи отеке Конгресса; датирована 17 ноября 1917 года, Яссы.

**) CM.G .Stev/art. The White Armies of Russin p. 27-28, N. Y. 1933-

***) См. House, Diary, Entry 21 Nov.1917. and Lloyd George.- War Memories. v IT-1540 p.


взгляды генерала на сотрудничество с румынской армией, а также силу войск, которыми он располагает.

Одновременно с этими шагами британского правительства, в британском посольстве в Петрограде начали появляться различные лица с Дона, с просьбами о поддержке Союзниками ген.Каледина.

23 ноября 1917 года прибыл с Дона князь Шаховской. Он сообщил британскому послу, что в Новочеркасске, помимо генерала Каледина, находится генерал М.В.Алексеев и ожидается прибытие генерала Л.Г.Корнилова, Родзянко и ряда иных военных и гражданских лиц. По словам Шаховского, целью этих лиц было образование "Правительственного Совета", с генералом Калединым как "военным диктатором" и с генералом Алексеевым в качестве Главнокомандующего военными силами. *) Шаховской говорил, что после сформирования армии предполагается поход на Москву и Петроград для свержения Советов; Шаховской говорил об отсутствии средств и предлагал очень сложную схему образования "Казачьего банка" на базе минеральных богатств (нефть и уголь) юга России. По плану Шаховского, приобретение акций этого банка Союзниками сможет финансировать предприятие генерала Каледина.


*) Шаховской, повидимому, имел в виду образование так назыв. "Триумвирата", предполагавшегося с приездом на Дон генерала Корнилова.


Бьюкенен был очень осторожным и даже недоверчивым. Он сказал Шаховскому, что не может ответить немедленно, так как британское правительство не желает вмешиваться во внутренние дела России, но что оно, конечно, по его мнению, пойдет навстречу сильному, устойчивому и легально образованному ппавительству, которое готово продолжать участие России в войне!.. В заключение Бьюкенен просил Шаховского держать в секрете как его посещение британского посла, так и весь разговор. **)


**) См. телеграмму Бьюкенена Балфуру от 23 ноября 1917 г. 9.45 утра, опубликованную в документах лорда Милнера. 


В это же самое время британский военный агент в Яссах телеграфировал Военному министерству, что... "если" (?!) посланный офицер к генералу Каледину еще не вернулся!- будет установлена "союзная ориентация" генерала Каледина, то полномочная англо-французская миссия должна быть послана к нему, с правом независимых решений и правом гарантировать ему союзный кредит до ... десяти миллионов фунтов стерлингов. 

Прежде нежели продолжать, мы должны отметить несколько важных точек. Странно, что об этом варианте помощи генералу Каледину и, конечно, генералу Алексееву ничего не упоминается в русской литературе, касающейся начала Белого Движения на юге!? Известная нереальность заключается в вопросе Украины, которая определенно шла на "самостийнссть" и сильно склонялась к "германской ориентации", что исключало реальное осуществление плана.

29 ноября 1917 года британский военный агент в России генерал Нокс сообщил директору Британской военной разведки, что, на основании данных, полученных от его русского агента, посланного в Новочеркасск, был основан так называемый "Юго-Восточный Союз", образованный из всех казачьих областей, но что он не обладает никакими военными силами и что снабжение этих сил, если они будут созданы, особенно боевыми припасами, представит очень большие трудности. Генерал Нокс рекомендовал послать в Новочеркасск капитана Нейль - британского военного агента при Кавказской армии, находившегося в Тифлисе, для получения более точных сведений.

А.Рагозин




ВПП © 2014


Вестник первопоходника: воспоминания и стихи участников Белого движения 1917-1945. О сайте
Ред.коллегия: В.Мяч, А.Долгополов, Г.Головань, Ф.Пухальский, Ю.Рейнгардт, И.Гончаров, М.Шилле, А.Мяч, Н.Мяч, Н.Прюц, Л.Корнилов, А.Терский. Художник К.Кузнецов